Пользовательский поиск

Книга Принц снов. Страница 48

Кол-во голосов: 0

Если бы братья силой, против воли, не притащили Льешо в Акенбад, то и Динха, и все ее толкователи снов были бы живы и сейчас. Да и сам город не лежал бы в развалинах, словно груда никому не нужных камней, а, как и прежде, жил своей горной жизнью. И что бы ни говорил Харлол, пытаясь избавить принца от чувства вины, все это понимали. В напряженном молчании братья Льешо предпочли отстать и поехать, как и прежде, следом.

Однако Харлол не сдавался.

– Если с тобой что-нибудь приключится, Динха сотрет меня в порошок, – зловещим тоном предупредил он.

Харлол говорил о Кагар – девушке, когда-то мечтавшей стать воительницей. Однако происки мастера Марко нарушили ее планы, стерев все ступени на той лестнице посвящений, которая разделяла погибшую Динху и самую строптивую из ее учениц.

Интересно, что думает Кагар о войне теперь? Льешо вполне мог представить, что она сказала бы кузену, не выполни он ее наказа.

Бикси ехал впереди вместе с отрядом наемников из Шана, проверяя безопасность пути. А с тыла Льешо защищали ни много ни мало пятьдесят всадников, включая десять пустынников Гансау – ташеки скрепя сердце отпустили их из Акен-бада. Льешо не мог понять, зачем рядом с ним неотступно едет Харлол – неужели он может сделать что-то, на что не способны все эти воины? Однако молодой ташек, так отчаянно пострадавший при нападении мастера Марко, был исполнен решимости совершить все порученное Динхой.

Да, трудно было не доверять человеку, потерявшему, защищая его, Льешо, и родной дом, и близких. Конечно, некоторые из долгов просто невозможно отдать, но молодых людей объединяла общая цель – необходимость одержать верх над мастером Марко. И в этом смысле пустынник просто незаменим. И все же если бы на его месте могла оказаться Каду!.. Льешо вытянул голову, пытаясь разыскать девушку глазами. Но ее не было – лошадь вел под уздцы Стайпс, а место наездницы занимала обезьянка.

– Где же Каду? – с тревогой обратился Льешо к Хабибе.

– Отправилась на разведку.

Хабиба поднял глаза к небу, и из этого юноша заключил, что воительница собирает информацию, приняв обличье птицы.

– А куда мы направляемся?

– В сторону Гаркии.

Хабиба пожал плечами. Волшебник катастрофически недосыпал и получал очень мало информации, а это сказывалось на успехе его деятельности: сейчас Хабиба словно просил прощения за то, что не может проникнуть в тайные планы противника так, как мастер Марко сумел проникнуть в планы их отряда.

– Когда Каду вернется, нам станет легче – ситуация прояснится. А сейчас мы просто стараемся уехать как можно дальше отАкенбада.

Вопрос «зачем?» даже не возникал. Льешо очень хотелось обнаружить волшебника, однако сделать это надо было на собственных условиях, а не проснувшись его пленником. Но все шло так, как шло. Двигаться по пустыне быстрее невозможно, так же, как не представлялось возможности задержать на небе Великую Луну Лан и продлить ее свет. Впрочем, можно было держать в узде собственный гнев и как-нибудь облегчить гложущее Хабибу необоснованное чувство вины. Долгий выдох – и чувство гнева и возмущения потеряло силу. Льешо взглянул на волшебника ее сиятельства.

– Если советник обладает способностью проникать в мозг врагов, трудно ли ему будет читать мысли союзников? – поинтересовался принц.

– Совсем не трудно, мой принц.

Льешо согласно кивнул, принимая ответ.

– А ты посоветовал бы принцу доверять приближенному, который может беспрепятственно, без всякого на то разрешения, проникать в его сознание?

– Конечно, нет, мой принц.

– Так вот, Хабиба, ты ставишь меня перед логической неувязкой. Неужели я смогу осуждать тебя за отсутствие тех самых способностей, которые, с другой стороны, позволяют тебе доверять?

Волшебник бросил на юношу раздраженный взгляд.

– Я уже думал об этом, мой принц. За простотой вопроса скрывается сложный ответ. Больше того, должен признаться, что ответа я не знаю.

Диктовался ли этот ответ сарказмом и иронией в отношении того подчеркнутого уважения, которым волшебник пользовался в последнее время? Льешо решил, что подобное критическое отношение к себе весьма своевременно.

– Как что-нибудь придумаешь, скажи мне, – попросил юноша так же ехидно.

Дальше ехали в молчании. Напряжение между спутниками все еще ощущалось, однако они заключили негласный договор и старались не обращать на него внимания – ведь обойтись друг без друга было невозможно.

Великая Луна Лан вслед за младшими братьями опустилась за горизонт. Хабиба объявил привал, и путешественники, разбив палаточный лагерь, устроились на отдых – до рассвета оставалось еще несколько часов. Льешо улегся вместе с братьями, рядом с Бикси и Стайпсом, под защитой целого батальона усталых, сонных телохранителей. Харлол даже не прилег – он сел за стоящий посреди палатки походный стол и в тусклом, дрожащем свете фонаря пытался что-нибудь рассмотреть в подробной карте местности. Резким, разрывающим ночную тишину голосом молодой ташек что-то уточнял у волшебника, а Хабиба отвечал спокойно и тихо.

Впрочем, до возвращения Каду из разведки трудно что-нибудь планировать – она доставит подробные сведения о передвижении действовавшего заодно с мастером Марко войска гарнов. Впрочем, постепенно стихли даже эти невнятные голоса. Льешо очень боялся прихода сновидений, но ощущение прикосновения к вискам мягких пальцев успокоило растрепанные нервы. Динха умерла, однако он все еще узнавал ее прикосновение – оно несло умиротворение и забвение. Поплотнее завернувшись в одеяло – ночь стояла холодная, – юноша закрыл усталые глаза. Пришли сны, на сей раз легкие и неутомительные. Их не стоило прогонять, им не требовалось внимать. Разбудил же Льешо голос Каду – девушка что-то обсуждала с отцом, Баларом и Льюкой.

– В дороге я встретила Бор-ка-мара, он о многом рассказал. Как мы и подозревали, напавшие в Дарнэге гарны покинули город и увели с собой пленников. Мастера Марко с ними не было, так что вполне возможно, что Шу никто и не узнал.

– Каду!

Льешо поднялся, чтобы поприветствовать отважную разведчицу. Выйдя на минуту на улицу, он присоединился к окружившей стол компании, и Каду продолжила рассказ. Усталость ее бросалась в глаза, но информация оставалась точной и логичной.

Бор-ка-мар с отрядом ополченцев пытался преследовать налетчиков, однако сбился со следа, совсем потерял направление и бесполезно проблуждал целый день.

Льешо и не заметил, что издал какой-то презрительный звук, но Каду тут же прореагировала, пытаясь оправдать грубые ошибки человека, которого он считал опытным и компетентным воином:

– Я решила бы точно так же – что враг направится прямиком к границе между Гуинмером и Гарнией. Действительно, людям капитана пришлось повернуть обратно, но теперь они на верном пути и даже сумели наверстать часть потерянного времени.

Девушка показала на карте то место, где находились сейчас они сами, а потом провела от Дарнэга линию – причем линия эта приближалась, а вовсе не удалялась.

– Нам повезло. Карательный отряд направляется на север, но пока движется на северо-запад, примерно так, как летает ворона.

Льешо бросил на девушку встревоженный взгляд, однако в ответ получил лишь ни к чему не обязывающую улыбку. Решив как-нибудь при случае подробно расспросить, как именно она совершает свои фокусы, он снова склонился над картой. Потребуется немало везения и решительности, чтобы перехватить гарнов, – даже если удастся точно выдержать верное направление. В пустыне человек, даже отойдя за дюну по малой нужде, мог навсегда потерять спутников и даже жизнь – бесконечное однообразие полностью лишало ориентации.

– А что же Шокар?

– Шокар тоже скорректировал свой маршрут. Однако даже при самых благоприятных обстоятельствах отряды смогут встретиться не раньше, чем завтра, ближе к вечеру.

– А когда они смогут войти в Гарнию?

Все собравшиеся вокруг стола прекрасно понимали, что время – их враг. Карта безжалостно сжимала расстояния. Чтобы дойти через пустыню до Акенбада, потребовалось несколько недель, а на мягкой коже город отстоял всего лишь на палец.

48

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org