Пользовательский поиск

Книга Продажное королевство. Содержание - 40Матиас

Кол-во голосов: 0

Инеж присела рядом с подругой.

– Отпусти его, Нина.

– Не могу.

Инеж положила руку на ее плечо.

– Отпусти его к Джелю.

– Он должен быть здесь, со мной!

Нина коснулась его холодной щеки. Надо найти способ вернуть все назад, сделать все правильно. Сколько невозможных вещей они совершили вместе?

– Ты встретишь его вновь в следующей жизни, – сказала сулийка. – Но только если пройдешь через эти страдания.

Они были родственными душами; солдатами, сражающимися по разные стороны баррикад, обреченными найти друг друга и слишком рано потерять. Нине его не удержать. Не таким способом.

– Значит, до встречи в следующей жизни. Иди, – прошептала она, наблюдая, как его глаза снова закрылись. – Фарвелл, – сказала девушка на фьерданском. – Пусть Джель приглядывает за тобой, пока я не найду тебя снова.

40

Матиас

Матиасу вновь снился сон. Снилась она. Кругом бушевала буря, заглушая голос Нины. Тем не менее он уходил с легким сердцем. Каким-то образом он знал, что с ней все будет хорошо и она найдет, где укрыться от мороза. Матиас снова оказался на льду и услышал вдалеке волчий вой. Но на сей раз он знал, что они приветствовали его возвращение домой.

41

Уайлен

Уайлен сидел между Элис и Джеспером на передней скамье в церкви. Равкианцы, шуханцы и фьерданцы устроили кулачные бои, из которых солдаты вышли с многочисленными ушибами и кровоточащими ранами, а фьерданский посол с вывихнутым плечом. Со всех сторон доносились сердитые разговоры о торговых санкциях и возмездии. Но властям все же удалось восстановить какое-то подобие порядка. Большинство участников аукциона давно сбежали или были выведены городской стражей. Шуханцы отчалили, грозя военной расправой за гибель одного из своих граждан.

Фьерданцы, судя по всему, строем направились к дверям Штадхолла, чтобы потребовать найти и арестовать Матиаса Хельвара, где их проинформировали, что при такой чрезвычайной ситуации, как вспышка чумы, все публичные собрания были под строгим запретом. Поэтому либо они немедленно вернутся в посольство, либо их силой уведут с улиц.

У многих людей были ушибы и синяки. Уайлен услышал, что одной женщине сломали руку, когда она упала на пол во время панического бегства из собора. Но лишь единицы обращались в клиники или госпитали за помощью. Никто не хотел заразиться чумой, стремительно распространявшейся по Бочке. Только Торговый совет и несколько городских стражников остались у алтаря, споря на пониженных тонах и периодически срываясь на крики.

Уайлен, Джеспер, Элис и ее служанка охранялись городской стражей. Юный купец надеялся, что Каз не ошибся, настояв, чтобы он остался в церкви. Трудно сказать, охраняли ли его офицеры или держали под стражей. Судя по тому, как Джеспер беспрестанно барабанил пальцами по коленям, он тоже нервничал. Не помогало и то, что при каждом вдохе Уайлен чувствовал боль, а его голова больше походила на литавры, терзаемые чересчур рьяным барабанщиком.

Он был в смятенных чувствах, в городе чуть не случился бунт, репутация Кеттердама разодрана в клочья, но, тем не менее, Уайлен не мог сдержать улыбки.

– Чему ты так радуешься? – спросил Джеспер.

Уайлен покосился на Элис и прошептал:

– Мы победили! И я знаю, что у Каза свои мотивы, но я почти уверен, что мы только что предотвратили войну.

Если бы Равка выиграла аукцион, шуханцы или фьерданцы нашли бы повод напасть на равкианцев, чтобы прибрать Кювея к рукам. Теперь тот в безопасности, и даже если в конце концов кто-то изготовит парем, равкианцы и так в скором времени займутся поисками противоядия.

– Наверное, – Джеспер сверкнул белоснежной улыбкой. – Подумаешь, маленький международный инцидент – это мелочь среди друзей.

– Кажется, Киг сломал мне нос.

– И это после того, как Женя выпрямила его и приукрасила!

Уайлен замялся.

– Можешь идти, если хочешь. Ты ведь наверняка волнуешься об отце.

Джеспер взглянул на городскую стражу.

– Не уверен, что наши новые друзья просто дадут мне уйти. И я не хочу, чтобы кто-то за мной проследил.

А еще Уайлен слышал, как Каз попросил Джеспера остаться.

Элис потерла живот.

– Я проголодалась, – сказала она, оглянувшись на членов Торгового совета, которые продолжали яростно спорить. – Как вы думаете, когда мы пойдем домой?

Уайлен с Джеспером переглянулись.

В эту секунду по проходу собора пробежал юноша и вручил стопку документов Йеллену Радмаккеру. На них была светло-зеленая печать Геменсбанка, и, как подозревал Уайлен, они свидетельствовали о том, что все деньги Торгового совета перешли с фиктивного фонда прямиком на счет шуханцев.

– Это безумие! – воскликнул Ван Эк. – Неужели вы в это поверите?!

Уайлен встал, чтобы лучше видеть, а затем резко втянул воздух и почувствовал боль в ребрах. Джеспер протянул руку, чтобы успокоить его. Но когда парень увидел, что творится на подиуме, он забыл о своей боли: офицер городской стражи надевал кандалы на его отца, который извивался, как рыба, попавшая на крючок.

– Это все происки Бреккера! – вопил Ван Эк. – Это он создал фонд! Найдите фермера. Найдите Пекку Роллинса. Они все подтвердят!

– Прекрати делать из себя посмешище, – яростно зашептал Радмаккер. – Возьми себя в руки, хотя бы ради семьи.

– Взять себя в руки? Вы заковали меня в кандалы!

– Успокойся. Тебя отведут в Штадхолл и вынесут обвинение. Как только ты выплатишь залог…

– Залог? Я – член Торгового совета! Мое слово…

– Ничего не стоит! – рявкнул Радмаккер, а Карл Драйден так ощетинился, что напомнил Уайлену терьера Элис, когда тот видел белку. – Ты должен быть благодарен, что мы не отправляем тебя прямиком в Хеллгейт. Семьдесят миллионов крюге совета исчезли. Керчия стала посмешищем. Ты хоть понимаешь, какой урон нанес своей стране?

Джеспер вздохнул.

– Мы столько трудились, а все лавры достаются ему?

– Что происходит? – спросила Элис, коснувшись руки Уайлена. – У Яна что, неприятности?

Уайлену стало ее жалко. Эта миленькая и глупая девочка никогда не делала ничего плохого, просто вышла замуж за мужчину, которого выбрали ее родители. Будь у него такое право, его отец был бы обвинен в мошенничестве и государственной измене. Сознательно заключать фиктивный контракт с целью подорвать рынок было не только незаконно, это считалось кощунством, надругательством над заветами Гезена, и наказание за это было суровым. Если его отца признают виновным, его лишат права на собственность и на все средства. Все его состояние перейдет Элис и еще нерожденному наследнику. Уайлен сомневался, что Элис готова к подобной ответственности.

Парень сжал ее руку.

– Все будет хорошо. Обещаю.

И он говорил искренне. Они найдут хорошего адвоката или поверенного, чтобы тот помог Элис с недвижимостью. Раз уж Каз знал всех аферистов в Кеттердаме, то должен знать и всех честных торговых агентов – хотя бы для того, чтобы избегать их.

– А Яна отпустят сегодня домой? – спросила Элис, и ее нижняя губа задрожала.

– Не знаю, – признался он.

– Но ты же вернешься к нам, правда?

– Я…

– Держись от нее подальше! – рявкнул Ван Эк, когда городская стража потащила его по ступенькам со сцены. – Элис, не слушай его. Ты должна обратиться к Смиту, чтобы он подготовил средства для залога. Иди к…

– Вряд ли Элис сможет вам помочь, – сказал Каз. Он стоял в проходе, опираясь на свою трость с головой ворона.

– Бреккер, ничтожный бандит! Ты действительно думаешь, что все кончено? – Ван Эк выпрямился, пытаясь вернуть себе хоть часть утраченного достоинства. – Завтра к этому времени я уже выйду под залог и восстановлю свою репутацию. Должен быть способ связать тебя с фондом Ритвельда, и я его найду. Даю слово.

Уайлен почувствовал, как Джеспер напрягся. Единственной связью был Колм Фахи.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org