Пользовательский поиск

Книга Ричард Длинные Руки – сеньор. Содержание - Часть 2

Кол-во голосов: 0

Он ахнул:

— Какая же эта правда?

— А вот такая, — ответил я. — Хочешь, перескажу по памяти? «Паладин всегда говорит правду, помогает нуждающимся, не боится выступить против несправедливости. Паладин не терпит оставлять виновного без наказания. Паладин уничтожает зло безо всякого милосердия и защищает невиновных безо всякого колебания».

Хрен из меня получится паладин, мелькнула трезвая мысль. Я редко говорил правду, чаще отделывался шуточками, двусмысленностями, приколами, в нуждающихся чаще оказывался сам, против несправедливости дурак, что ли, выступать, проще головой о стену, уничтожать зло даже не пытался, ибо у нас стараниями СМИ зло вообще растушевано до фиг знает чего, в то время как любое добро дерьмом закидано по самые уши, невиновных нет, все на свете гады…

Ко мне подвели еще двоих, у одного разрублено плечо, другому досталось мечом плашмя. Волосы слиплись, красная струйка течет по щеке, глаза в кучку. Я возложил ладони, чувствуя себя глуповато, раны затянулись, но сам вновь ощутил такую слабость, что ноги подкосились, а в ушах зазвенело. Смутно чувствовал, как усадили на толстое бревно, в ладонях оказался тяжелый кувшин. Я жадно припал к горлышку, во рту к этому времени пересохло так, что язык царапало, будто о раскаленную черепицу.

Я пил до тех пор, пока не запрокинул кувшин вверх дном, плечи передернуло, над головой раздался властный окрик Зигфрида:

— Быстро принесите поесть!.. Быстрее!

В голове прояснилось, я чувствовал и даже видел, что сижу на бревне. Нас окружает молчаливая толпа, на меня смотрят с опасливым восторгом. Перед нами поставили стол, принесли хлеб, сыр, мелко нарезанное мясо, я чувствовал волчий голод, пожирал быстро, жадно, и с каждым проглоченным куском в тело вливалась сила, кровь разогрелась, озноб исчез, а тревога в глазах Зигфрида сменилась явным облегчением.

— Сэр Ричард, — сказал он, — в другой раз так не это… не рискуйте!.. Это ж простолюдины, разве можно им свою мощь паладина без остатка?… так и копытами можно кверху!.. ради чего?

Сигизмунд тоже посматривал с недоумением, в чистых, честных глазах я видел осуждение.

— Давайте отдохнем, — сказал я, — и кони пусть отдохнут. А мы решим, что делать. Что-то странное. Не нравится мне такое. Святые отцы четко объяснили, что замком завладел благородный рыцарь Галантлар, исполненный всяческих добродетелей так, что из ушей выплескивались. И от святости чуть ли не светился, как после Чернобыля. И что же? Классический случай превращения героя в дракона?..

Сигизмунд спросил наивно:

— Это как?

Зигфрид молча сверкнул глазами. Знает или догадался.

— К сожалению, — ответил я, — просто. И часто. И очень понятно как.

Оба выслушали пересказ, Сигизмунд надолго задумался, Зигфрид уже оглядывался по сторонам, показывал крестьянам знаками, что благородных рыцарей надо ублажать, кормить и вообще лелеять.

Вновь понесли напитки, на простых глиняных тарелках подали холодное мясо, но вскоре принесли и прямо с огня чью-то тушку, я бы решил, что мутировавший поросенок. Я подозвал старосту и дал ему золотую монету:

— Это за обед.

— Мы ж не успели позавтракать! — напомнил Зигфрид.

— И за него тоже, — сказал я. — Завтракайте и обедайте. Ужинать придется…

— В раю? — спросил жадно Сигизмунд.

Зигфрид опустил ложку, лицо вытянулось. Я сказал поспешно:

— Что ты так в этот рай спешишь? На арфе играть восхотелось?..

Зигфрид с облегчением вздохнул, начал хлебать уху, заметил философски:

— В рай сэр Ричард не отпустит. Лишь бы успел руки возложить. Пусть и немытые. Где придется ужинать, сэр Ричард?

— Не знаю, — ответил я. — Но что-то мне перехотелось вот так прямо переть в замок. Одно дело Галантлар — благородный рыцарь, что подставит правую и левую, и не только щеку, другой — Галантлар-дракон, что сам тебя поставит… Однако мне надо бы с ним перекинуться хотя бы словцом, иначе монахи не поверят. Эх, а я так надеялся узнать у него…

— Что? — спросили они в один голос.

— Великие тайны, — ответил я с раздражением.

Зигфрид покачал головой.

— А, древние вещи посмотреть…

Я насторожился.

— Какие древние?

— Да любые, — ответил он спокойно. — Одни древние были могучими магами, другие… еще чем-то. И вещи у них были всякие. И простые, как вот эти горшки, и волшебные, что могли, даже не знаю что могли! Раньше много народу за ними охотилось, искало, копалось в развалинах, а потом где церковь запретила, а где и сами перестали, слишком часто дьявол сразу же уволакивал в ад.

Некоторое время ели молча, я подумал, что в самом деле мало просто найти старую вещь. Это все равно, что Зигфрид нашел бы заряженный револьвер. Долго вертел бы, пока случайно бы не нажал на спусковую скобу. Скорее всего, в тот момент заглядывал бы в дуло. Или направил бы его на меня или Сигизмунда. Но даже если по редчайшему стечению обстоятельств никого из своих не застрелил бы, а убил врагов — сколько в обойме патронов? — потом остаток жизни потратил бы, узнавая у колдунов, как снова заставить заработать волшебную вещь…

— Да, — произнес я запоздало, — да, все так… Но всегда живет мечта, что смогу оживить волшебную вещь, что лежит веками, но никто ее не мог заставить проснуться…

Они переглянулись, в глазах Зигфрида блеснул загадочный огонек. Он быстро опустил голову, ел все так же деловито, в запас, но лицо оставалось задумчивым.

Сигизмунд сказал просительно:

— Как поступим, сэр Ричард?

Я раздумывал, Зигфрид промычал с набитым ртом:

— Я, к примеру, могу сопротивляться чему угодно, но только не искушению.

— Это ты о дочках Иволинны? — спросил я.

— Что мне дочки, — ответил Зигфрид. — Я ночь провел в богоугодных беседах с самой Иволинной, вот это женщина!.. Я говорю о шансе. Надо бы поддаться соблазну. А то вдруг не повторится?

Сигизмунд вертел головой, не понял, спросил в лоб:

— Так как поступим? Идем в замок?

— Зачем? — спросил я.

— Там же зло, — ответил Сигизмунд с недоумением. Оглянулся на Зигфрида, тот с задумчивым видом щупал шрам над час тому рассеченной бровью, поглядывал на меня вопросительно. — Или как мы насчет зла?

Я вспомнил, что паладин, завидя зло или несправедливость, тут же должен нагнуть голову, как бык перед красным, пару раз копнуть землю копытом и ринуться в бой за щасте и справедливость для всех, невзирая, как сказал дьявол, на веру, расу и партийную принадлежность.

— Да я такой паладин, — пробормотал я, — что могу и мимо… А то и вовсе налево.

Сигизмунд отпрянул, челюсть отвисла, а Зигфрид сказал понимающе:

— Во имя высших интересов?

— Да, — ответил я, — во имя еще более высших, чем высшие. Даже вышайших… Че останавливаться и кидать камнями в каждую собаку? Так никогда до цели не дойти.

Они молчали, смотрели почтительно, даже не пытаясь представить, какая цель у меня может быть, а мне стало стыдно, я же не Чубайсу лапшу на уши вешаю, а этим двум чистым душам, посопел, сказал сердито:

— А впрочем, почему нам в самом деле не остановиться на следующую ночевку в замке?.. Ехать недалеко… Но пока давайте допьем вино, что-то мне подсказывает…

— Что? — спросили они в один голос.

— Что недолго нам вот так сидеть и пить. Один же успел вскочить на коня и унесся в замок!

— Я это заметил, — буркнул Зигфрид. Лицо его ничуть не омрачилось. — Но вино уже все выпито.

Часть 2
Глава 1

Народ обходил наш стол стороной, благородные гулять изволят, но уже все знают о настоящей золотой монете, что дал господин старосте, а на эту монету можно купить несколько тысяч скота, выстроить несколько деревень или же всей деревней лет пять не работать, а все покупать у соседей.

Послышался конский топот, на площадь перед домом выметнулся все тот же мальчишка на коне.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org