Пользовательский поиск

Книга Слеза дракона. Содержание - Глава 21. Коронация

Кол-во голосов: 0

– Я не буду сейчас спорить с вами, – вздохнул Нэвил. – Мне смертельно хочется спать, и лучшей наградой для меня была бы постель. Если не возражаете, давайте вернемся в дом Эллеворда.

* * *

Нэвил проснулся и тут же увидел сидевшего рядом с ним Фармиля. Заметив пробуждение своего друга, тот загадочно улыбнулся и сказал:

– Тебе пришло очень необычное послание. Думаю, что ты захочешь сам посмотреть на него. Это чудо, и я не знаю даже как объяснить его. Посмотри!

Он указал на одну из стен дома Эллеворда, образованную ветвями дерева, и Нэвил обнаружил, что на ней расцвели прекрасные цветы. Но это были не просто цветы. Их прихотливое расположение на ветвях легко складывалось в руны, а те в свою очередь составляли слово. Оно было только одно, но достаточно емкое – "Эрегон".

– Ну и что все это может означать? – еще окончательно не проснувшись, спросил юноша.

– Как что?! – оживленно воскликнул принц. – Я думаю, что все это дело рук Лоди, и он дает понять, что тебе необходимо отправиться в Эрегон. И Мигель, и Лоэнгрем тоже так считают.

– Вы помирились? – осторожно спросил Нэвил.

– Как тебе сказать… – слегка помрачнев, ответил принц. – Я простил ему смерть сестры. Время показало, что прав был он, а не Альвана. Это не означает, что мы стали друзьями, но я отказался от планов кровной мести. Хватит уже убийств. Надо начинать новую жизнь.

– Рад, что ты понял это. Возвращение Лоди должно изменить и нас тоже. Когда мы отправляемся в путь?

– Когда скажешь. "Звезда Заката" ждет нас.

– Как ты думаешь, что ожидает нас в Эрегоне? Последнее посещение столицы оставило во мне далеко не самые приятные впечатления.

– Не знаю что именно, но надеюсь, ничего плохого с нами там не произойдет. Лоди не стал бы посылать тебя на верную смерть. Мне кажется, он готовит тебе какой-то новый сюрприз.

– Ох, поменьше бы этих сюрпризов, – безнадежно вздохнул Нэвил. – Они и так постоянно следуют за мной попятам!

– Сюрпризы и неприятности – это разные вещи, – улыбнулся Фармиль. – Не думай о плохом. Надеюсь, что все твои горести несчастья и потери уже позади. Посмотри, какой сегодня прекрасный день! На этом острове даже дышать стало легче! И это только начало! Нет, я просто уверен в том, что возрождение Лоди не прошло для Карелана даром. И в этом только твоя заслуга!

– Ошибаешься, – возразил Нэвил. – Моя заслуга в возрождении Лоди не так уж и велика. За последние несколько месяцев меня уже столько раз могли убить, что со счета сбиться можно. И каждый раз кто-то помогал мне выжить. Если перечислять всех, то получится целый список, в котором, кстати, не последнее место занимает и твое имя. И что самое интересное, неоценимую помощь в возрождении Лоди оказал мне дракон Варравис. Без его своевременных подсказок мне вряд ли удалось бы исцелить безумного бога.

– Многие считают, что именно из-за вторжения драконов наш мир начал приходить в упадок, – сказал Фармиль. – Он просто вернул Карелану свой долг.

– Хотя на правах победителя вовсе не обязан был этого делать. Ты думаешь, что для него было очень простым решением отдать все, что имел, своему злейшему врагу, тому, кто наложил страшное проклятие на весь его род? Нет, конечно! Но он сделал это, чем наглядно показал, что будущее Карелана ему вовсе не безразлично. За одно это мы должны помянуть Варрависа добрым словом.

Глава 21. Коронация

Подготовка к коронации принца Витаса шла полным ходом. Ульрих Магдиш решил ускорить ее, значительно сократив при этом положенный по традиции срок траура. Чтобы хоть как-то оправдать свою поспешность, произошедшее в императорском дворце было теперь преподнесено им двору, как разветвленный заговор, затеянный с целью свержения правящей династии и возведения на трон самозванца, а потому в столице были введены особые меры предосторожности, направленные на разоблачение всех заговорщиков. Судя по последовавшим за словами действиям, к ним были причислены не только те, кто в самом деле был хотя бы косвенно связан с лже-лордом Стоком, но и все, кто осмеливался открыто выражать свое мнение, отличное от мнения лорда Ульриха, и даже самые безобидные сплетники, вся вина которых заключалась в неумении держать язык на замке.

С легкой руки все того же Магдиша, в Эрегоне стало активно поощряться доносительство, на оплату которого он не жалел никаких денег из императорской казны. Хотя, если быть объективным, казна больше выигрывала от его действий, чем теряла. Доносчику отдавалась лишь пятая часть имущества указанного им заговорщика, а все остальное объявлялось собственностью императора. Желающих поживиться за чужой счет как всегда было предостаточно, так что мнимый заговор с каждым новым днем приобретал все более зловещие и глобальные масштабы. На главной площади перед императорским дворцом были возведены сразу несколько эшафотов, где осуществлялось торжество правосудия по Магдишу. Виновных, в зависимости от тяжести совершенных ими преступлений, а также размеров и увесистости кошелька, либо обезглавливали, либо вырывали им языки, либо просто секли кнутом и отправляли на каторжные работы.

Стоны и вопли осужденных стали основным звуковым фоном Эрегона. Некогда шумный и беззаботный город после введения этих изуверских мер почти обезлюдел. Горожане попросту боялись выходить на улицу без особой надобности, пустовали, неся большие убытки, переполненные прежде городские таверны и трактиры. Никто из жителей Эрегона не решался на откровенную беседу не только со своими друзьями, но даже и с самыми близкими родственниками. Уже были случаи, когда ради получения наследства сыновья доносили на своих отцов, так что все молчали, боясь оказаться на заметке у людей Магдиша. Эрегонцы лишь мысленно проклинали и будущего императора, и этих таинственных, непонятно откуда взявшихся заговорщиков, и в первую очередь свирепого лорда Ульриха.

День ото дня возрастало число тех, кто побросав все нажитое за долгие годы, бежал из ставшей такой неуютной и опасной для жизни столицы в провинцию. В выигрыше осталась лишь императорская гвардия, доказавшая в ставший теперь точкой отсчета нового времени день свою преданность престолу. Понимая, что для утверждения своей власти ему нужна надежная опора в армии, Магдиш значительно увеличил гвардейцам пансион, как в денежном выражении, так и в продовольственном. Те, конечно же, восприняли перемены к лучшему в своей жизни с большим энтузиазмом, и вовсю старались оправдать оказанное им доверие.

Что же касается принца Витаса, то он был так напуган недавними событиями во дворце, что во всем положился на своего нового фаворита. Мысли о роскошных балах и прочих увеселениях ему пришлось запрятать как можно глубже, во всяком случае до тех пор, пока не состоится его коронация. Да и после нее рассчитывать на то, что Магдиш будет потакать его расточительству, особо не приходилось. Ульрих не относился к числу тех людей, которые стремятся к власти только ради пребывания в праздности и роскоши. Ему нужна была власть исключительно ради самой власти. Даже такое значимое для принца Витаса событие, как коронация, должно было пройти по его мнению предельно скромно.

– Лучше потратить эти деньги на поддержание популярности в армии, чем скормить их вечно недовольным и постоянно интригующим паразитам, жирующим за счет императорской казны, – заявил он, и принц был вынужден согласиться с ним.

Как бы ни был Витас ограничен и избалован, но не понять того, что его власть сейчас держится исключительно на решительности Магдиша и мечах гвардейцев он все же не мог. У него даже появилось новое увлечение. Для поднятия собственного авторитета в армии принц взял за правило устраивать смотры, на которых сам появлялся в военном мундире. Он проходил по рядам гвардейцев, задавал вопросы, по его мнению свидетельствующие об отеческой заботе о своих воинах, раздавал денежные награды тем, кто имел наиболее бравый вид. Солдаты, конечно, втихую посмеивались над неловкими заигрываниями принца, но ради получения премий стали исправнее содержать свою амуницию, следить за выправкой, что несомненно положительно сказалось на их внешнем виде. В целом они относились к Витасу достаточно неплохо и надеялись, что со временем из него все же выйдет вполне сносный император.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org