Пользовательский поиск

Книга Слеза дракона. Содержание - Глава 7. Мигель Кастига

Кол-во голосов: 0

– Вы от Алекса Митча? – продолжил расспросы Гарольд.

– Так точно, господин капитан!

– Надеюсь, он не забыл дать вам рекомендательные письма?

– Никак нет! Не забыл! – прогрохотал Рэйнхард, протягивая Гарольду пакет.

– Что же, вроде бы все в порядке, – ознакомившись с документами, сказал капитан. – Пройдем в мою каюту, я объясню вашу задачу.

По сходням они все вместе поднялись на палубу корабля. Там их встретил загадочно улыбающийся Кастига.

– Как дела, Мигель? – спросил его Гарольд.

– Вы были на удивление прозорливы, капитан, – ответил тот. – Едва я взошел на "Звезду", как явился какой-то стряпчий из конторы Дрема с целым списком вещей, якобы принадлежащих его хозяину.

– Ну и?

– Естественно, я прогнал его в три шеи!

– Правильно сделал. После подписания контракта, все, что находится на корабле, является моей собственностью. Вот, кстати, познакомься. Это Рэйнхард и Раймонд, я нанял их как раз для охраны "Звезды". С остальными членами команды определюсь в ближайшие дни. Как корабль?

– Даже лучше, чем я ожидал. Он уже сейчас почти готов к выходу в море. Надо только докупить кое-что из приборов, ну и вычистить весь тот свинарник, который развели на корабле его прежние владельцы.

– Вот завтра за приборами и сходишь. А юнга пусть начинает драить эту посудину. И чтобы сияла, как зеркало! Может приступать прямо сейчас, все равно весь день без толку болтался. Ну а я пока поговорю с Рэйнхардом и Раймондом.

Капитан удалился, оставив Нэвила с Мигелем.

– Ну что, парень, вот и началась твоя служба, – усмехнувшись, сказал тот. – Переодевайся, и за работу. Свои вещи можешь оставить пока у меня.

Кастига проводил Нэвила в крохотную каюту, предназначенную для старшего помощника, и оставил его одного. Юноша без особого энтузиазма снял свою парадную одежду и аккуратно сложил ее на сундук, стоявший в углу. Туда же он пристроил и свой драгоценный меч, после чего достал из заплечного мешка постылые штаны из мешковины, натянул их и вышел на палубу.

Глава 7. Мигель Кастига

Мигель Кастига сидел за столом в таверне "Ключ" и неспешно потягивал красное вино с поэтическим названием "Роза Боутванда". Несмотря на столь громкое имя, напиток этот оказался весьма дешевым пойлом для простолюдинов, но ничего более пристойного в винных погребах таверны не оказалось. Мигель уже успел выполнить все многочисленные поручения капитана Торентона и теперь выкроил время для встречи с Ларсом Болло. За прошедшие несколько дней у него набралось немало интересных сведений как о самом капитане, так и о его подручном, и ему было о чем сообщить своему 8патрону.

С этим удивительным человеком, сыгравшем решающую роль в его жизни Мигель Кастига был знаком уже лет восемь. Случилось так, что когда-то Ларс помог ему выпутаться из одной смертельно опасной ситуации, и с тех пор их судьбы были тесно переплетены между собой, а еще больше с Пиром Народов, ставшим для обоих главным делом всей жизни. История их знакомства, как впрочем и все предшествующее этому событию приключения, достойны того, чтобы рассказать о них отдельно.

К двадцати с небольшим годам, когда молодой Кастига впервые повстречался с Болло, за его спиной уже имелся богатый жизненный опыт, совсем несоизмеримый со столь юным возрастом. В его судьбе были и взлеты, и падения, и удача, и разочарование, и, конечно же, захватывающие приключения. Родился Мигель в Гарбезе, большом портовом городе на западной окраине империи, чем-то очень напоминающим Боутванд. Правда в ту пору он даже представить себе не мог, что когда-нибудь будет работать на столь могущественную организацию, как Пир Народов, и у него было совсем другое имя – Рафаэль Альварес. Его отец, Рауль Альварес, был предводителем разбойничьей шайки, промышлявшей на улицах Гарбезы. Иной судьбы для своего сына, чем повторение своей собственной, он себе и представить не мог, а потому с малолетства готовил мальчика к тому, что когда-нибудь передаст ему все свои дела. И надо сказать, что шустрый наследник нисколько не разочаровывал папашу Рауля. Он был смышлен, необычайно ловок и просто потрясающе изворотлив.

Смуглый худощавый мальчуган уже тогда отличался этаким разоружающим обаянием, которым, надо сказать, пользовался очень умело и без всякого зазрения совести. Он был просто идеальным наводчиком, без труда мог втереться в доверие и развязать язык кому угодно, при необходимости вызвать жалость и сострадание к себе, или наоборот проявить смелость и самоотверженность. Стоило ли говорить о том, что в папашиной шайке Рафаэль находился на положении всеобщего любимчика. Хладнокровные убийцы и безжалостные головорезы буквально таяли на глазах от малейшего проявления незатейливой мальчишеской ласки и были готовы свернуть шею любому действительному или мнимому обидчику малыша Раффи.

По-своему мальчик был счастлив в свои лихие детские годы. Даже то, что Рафаэль вырос почти без матери, умершей еще в ту пору, когда ему не исполнилось и пяти лет, не стало для него трагедией всей жизни. Отец просто обожал своего сына, в чем-то даже баловал его, а общительность характера позволяла мальчику везде чувствовать себя, как дома. Он моментально обрастал друзьями и знакомыми, всегда был заводилой среди сверстников, и жил именно той жизнью, которая ему всегда так нравилась: веселой, беззаботной, насыщенной увлекательными событиями и авантюрными приключениями.

Но вот однажды, когда Рафаэлю было уже лет тринадцать, шайку Рауля Альвареса накрыла городская стража. После непродолжительной, но кровопролитной стычки отец мальчика и почти половина из его подельников были убиты, а остальные, и Рафаэль в том числе, схвачены и препровождены в тюремный каземат. За разбой, а тем более за убийство стражника, по законам империи было предусмотрено только одно наказание – повешение. Никаких других вариантов у юного Альвареса просто не было, но и здесь счастливая звезда, под которой он, несомненно, родился, в очередной раз улыбнулась ему. На суде все разбойники, как один, присягнули в том, что мальчик оказался на месте стычки совершенно случайно, и были настолько искренни в своих показаниях, что в эту историю поверил даже судья.

Рафаэля за ухо вытащил на улицу стражник и, отвесив на прощание крепкого пинка под зад, крикнул вдогонку, чтобы тот отправлялся домой к мамочке и больше никогда не шлялся вечерами по злачным местам. Ни дома, ни тем более мамочки, у мальчика, увы, не было. Все, на кого он мог когда-то положиться, либо погибли в стычке с городской стражей, либо были арестованы и приговорены к смертной казни. Этих последних Рафаэль проводил в последний путь, наблюдая из толпы за тем, как петля затягивается на шее некогда близких ему людей, а затем, найдя укромный уголок, долго и навзрыд плакал, переживая горечь этой очередной утраты. Он остался совершенно один, и что делать дальше даже не представлял себе. Все, что прежде представлялось ему таким надежным и незыблемым, рухнуло в один миг, оставив после себя пугающую пустоту.

Но сын Рауля Альвареса наверное перестал бы быть самим собой, если бы позволил горю и унынию затянуть себя в полную нищету и безысходность. Уже через два дня он нашел выход из создавшегося положения и устроился юнгой на "Афалину", корабль, принадлежавший знаменитому Эйвану Клинчу. Этот капитан входил в число знакомых отца мальчика, и конечно же промышлял не добропорядочной перевозкой грузов из порта в порт, а самым что ни на есть оголтелым пиратством. А чем же еще мог зарабатывать на жизнь близкий приятель разбойника и грабителя?! Приличные люди не стали бы водить знакомство с таким отребьем, как папаша Рауль!

В очередной раз Рафаэль попал в среду людей, постоянно конфликтовавших с законом, но это ничуть не смущало его. Так, видимо, было написано ему на судьбе – рожденный разбойником, таковым он и должен был остаться до конца своих дней.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org