Пользовательский поиск

Книга Столкновение-2 (СИ). Содержание - Часть I. Шагая в пламя

Кол-во голосов: 0

Сапегин Александр Павлович

Дороги сказок 6

Столкновение

Книга вторая

Часть I. Шагая в пламя
Пролог

Мир Живаны[1]. Гардар[2]. Центр военных медицинских технологий…

Высокий мужественный мужчина с благородной сединой на висках и с богатырским разворотом плеч, которые распирали идеально пошитый мундир без каких либо знаков различия, вплотную прильнул к прозрачной перегородке из бронестекла, способного выдержать выстрел в упор из крупнокалиберного пулемёта. Напоминая своей неподвижностью статую, он, прищурив холодные льдисто серые глаза, наблюдал за операционной. Специалисты центра, облачённые в костюмы биологической защиты, в которых их земной коллега, не без натяжки, мог опознать "внука" ЕОВО-10 — одноразового костюма биологической защиты, применяемого в России, "колодовали" вокруг остеклённого пенала, внутри которого лежал опутанный сонмом различных трубок и датчиков молодой человек. Разница между костюмами крылась в фильтрующей маске со встроенными нанофильтрами, чуть маслянистой, на первый взгляд, тончайшей антибиоплёнке, размазанной по верхнему слою защитных одежд и теплопроводящих перчатках на руках медиков.

Переступив с ноги на ногу, мужчина обернулся к такому же, как и он пару секунд назад, молодому неподвижному адъютанту, подпиравшему стену в пяти шагах позади начальства:

— Технология отработана?

— Так точно, Ваше Выс…, - начал было адъютант, но лёгкий взмах руки прервал словоречие.

— Это какой?

— Седьмой, — не заглядывая в планшет, правильно интерпретировал вопрос адъютант. — Спектр ауры объекта значительно сдвинут в фиолетовую область, хотя, в отличие от предыдущих "образцов", у "седьмого" отмечены крупные аномальные включения других цветов. Учёные присваивают ему примерно четвёртый уровень владения магией.

— Кудесник…, значит, — заложив руки за спину, качнулся на носках старший из собеседников. — Четвёртый уровень…, не слишком ли? Проблем от него не будет?

— Нет, специалисты гарантируют стопроцентную послушность и подчинение всем закладываемым директивам.

— Хорошо, если так…, что с первыми подопытными?

— Номер "один" в восстановительной ванне после аварии биомеха. Номера[3]"два" и "три" на полигоне, осваивают технику. Остальные на послеоперационной реабилитации.

— На полигоне…, хорошо. Интересно-интересно, давайте взглянем на их возможности.

— Прошу следовать за мной.

Из тёмного угла вышел сотрудник учреждения в форме, которую украшала эмблема организации на левой стороне стилизованного под полувоенный френч костюма, и приложил ладонь к панели считывателя, установленного у двери. Аппаратура, сверив отпечатки пальцев и ДНК, дала добро на выход. Дверь бокса для высоких гостей мягко отъехала в сторону. Через несколько секунд помещение опустело.

Медики в операционной, не отрываясь от пациента и парящих в воздухе голопроекций, покосились на тонированное стекло, тень за которым перестала отвлекать их от работы. Когда власть предержащий гость отправился инспектировать следующий участок, люди, независимо друг от друга, вздохнули с облегчением. Поговорка о кухне, солдате и начальстве остаётся актуальной и для других миров.

— Давление падает, — сказал один из сотрудников, протягивая руку к сенсорной проекции и нажимая виртуальную кнопку. Повинуясь команде, аппаратура впрыснула отмеренную дозу лекарств в систему для внутривенных вливаний.

— Ввести наниты, — отдал команду ведущий врач, наблюдая за развёрнутой голографической проекцией головного мозга и нервной системы оперируемого.

— Введены, — отдал рапорт один из ассистентов.

В трёхмерную проекцию головного мозга пациента добавился дополнительный цвет, обозначавший зоны размещения нанороботов. На второй проекции наниты оплели позвоночный столб, внедрившись в нервные окончания.

— Началось формирование вторичных и дублирующих искусственных нейросвязей, — сказал медик-оператор нанитов, занимающий кресло за широким пультом управления.

— Отторжение? — повернув голову к оператору, задал вопрос ведущий врач.

— Отторжения нет…, - спокойно ответил оператор, но через несколько секунд тон его голоса повысился:

— Наблюдаю регенерацию отсечённых нервных окончаний, повысилась активность головного мозга… Внешние датчики фиксируют изменение магического поля.

Чувствительная медицинская аппаратура и разработанные кудесниками магические приборы заполошно регистрировали многочисленные отклонения от заданных параметров. Организм невольного пациента пытался активно бороться с чужим вмешательством, "переваривая" чудовищные дозы медикаментов, пропуская через себя мощные магические потоки и уничтожая полчища нанитов. Медики едва успевали исправлять возникающие отклонения, нарастающие словно снежный ком. Персоналу стало казаться, что проще подать в автоматический дозатор добрую порцию смертельного яда, чем справиться с защитной реакцией оперируемого, но врач, ведущий операцию, привык бороться до конца. Организм человека в камере превратился в настоящее, но невидимое невооружённым глазом поле боя. В какой-то момент куцые, истощённые борьбой за выживание внутренние резервы человека подошли к концу, и лидерство в сражении перешло к детям технологии. Нано и медикаментозное вмешательство больше не встречало того, ошеломительного, по-началу, сопротивления. Ведущий врач, в нарушение всех мер безопасности, снял лицевую маску с капюшоном и вытер заливавший глаза пот.

— Вторичные и дублирующие связи сформированы, отмечаю прохождение нейроимпульсов без помех, — в голосе оператора сквозила усталость. — Центры памяти купированы, нервные цепи переведены на искусственный блок.

— Фу, я уже думал — всё, — протянул один из молодых ассистентов. — Давно у нас биоутилизатор не запускали. Жаль было бы такой материал на компост выбрасывать.

— "Материал"? — к молодому медику развернулся коллега постарше, за лицевой маской которого угадывалась рыжеватая поросль на лице, а из-под капюшона на глаз выбилась такая же рыжая прядь. — Свен, а тебя точно женщина родила?

— Зорян, только не надо мне мораль читать! Думаешь, мне нравится, чем мы тут занимаемся? Знаешь, мне так проще: относиться к ним, как к бездушному обезличенному "материалу". Или тебя вдруг загрызла проснувшаяся совесть? Долго же она у тебя спала. Не бойся, на хольмганг они тебя не вызовут.

— Заткнись, Свен! — глухо прозвучал голос ведущего врача. — Господин Зяблик, следите за нейроконтактами. Запорете работу, я вас лично в гараже вожжами высеку. Не посмотрю, что папа в управлении не последняя шишка. Работайте!

В операционной раздалось несколько приглушенных масками смешков, Свен Зяблик обиженно стрельнул глазками в сторону грозного ведущего врача, попутно совмещающего ответственную должность строгого родителя нервного ассистента. Надув губы, благо под маской не видно, младший представитель семейства Зяблик отвернулся к проекции перед собой.

На висках, затылке, шее и вдоль позвоночника рослого мускулистого парня, чьё безвольное тело занимало операционный стол, проступили блестящие точки нейроконтактов, необходимых для будущей синхронизации с биомеханическими машинами и устройствами. Через небольшой отрезок времени аналогичные точки сформировались на руках и ногах. Наниты свою работу исполняли чётко, не терзаясь сомнениями и не вступая в споры с моралью и нравственными принципами.

— Как думаешь, Рольф, выгорит? — Спросил Зорян старшего Зяблика, указав подбородком на опутанное трубками и датчиками тело.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org