Пользовательский поиск

Книга Тиэль: изгнанная и невыносимая. Содержание - Глава 10. Просьба о поиске

Кол-во голосов: 3

– Вот видишь, Гулд, и от неприятного чудовища польза может случиться и красота. Это великолепие Теноби за пять минут соткала! – улыбнулась Тиэль.

– Так это паутина? – немного разочаровалась гоблинка. – Порвется, небось, скоро или прилипнет к столу.

Восьмилапая мастерица проснулась от такого поклепа, издала возмущенную трель, подпрыгнула и затанцевала на ладошке эльфийки. Та поспешила вступиться за Теноби, пока паучья мелочь не принялась хватать повариху за грудки или, чего доброго, связывать ее паутинкой с явным намерением доказать прочность собственных нитей на практике.

– Не порвется и не прилипнет, можешь сама попробовать, – подначила эльфийка гоблинку.

Та уже без брезгливости взяла салфеточку и действительно попробовала ее на разрыв, поначалу робко, а потом приложив максимум силы. Ничего не затрещало, не помялось, и ни единая ниточка не порвалась.

– И впрямь прочная, – цокнула языком гоблинка, смерив Теноби уже не столько брезгливым, сколько испытующе-практичным взглядом.

Вон, нечищеные и сырые гварники воняют, точно помойка, а как до них руки мастера дойдут да с перчиком и зеленью потушат, так вкуснее тех грибов блюда в целом мире не сыскать. Может, и эта мелочь лиловая в хозяйкин дом удобства прибавит, а то стыло и пусто в нем, несмотря на всю роскошь, будто и впрямь лишь призрак обитает. И как только эльфийке здесь в одиночестве живется? Так-то лейдин Тиэль раскрасавица, коль ее подкормить чуток, то и женихи табунами ходить начнут. В уютный дом их и приглашать приятно станет.

– Эта милая малышка еще скатерти и занавеси может ткать, только кормить яичками не забывай, – вкрадчиво добавила эльфийка. – Так что, Гулд, не станешь больше в Теноби сковородками швыряться?

– Не стану, – выдавила из себя улыбку гоблинка и попросила: – Только пусть уж она ко мне близко не подходит хоть поначалу, пока не привыкну.

– Договорились, – хлопнула по столу ладошкой Тиэль и попросила: – Пожарь еще оладушек, что-то я проголодалась.

Мир был восстановлен, завтрак съеден, и эльфийка отправилась работать в оранжерею. Для лекарств Тиэль всегда использовала только свежесорванные растения. Слышала и знала: многие мастера специально сушат, вялят и много чего еще делают с компонентами, но сама следовать подобному примеру не спешила. Интуиция целителя подсказывала, что у нее самым действенным то зелье выйдет, в котором жизни больше собрать удалось.

Светлая не окнами, а эльфийскими солнцешарами на потолке, оранжерея вызвала у паучка приступ восторженного писка. Теноби прежде ни разу не встречала столько растений. Даже скупые крохи памяти паучьих предков – жителей катакомб молчали о самой возможности существования подобной роскоши. Единственными растениями подземелий были редкие мхи, грибы и лишайники бледных расцветок. А здесь шеилд встретило настоящее буйство цветущего зеленого великолепия!

Переживая истинный экстаз любования скромными посадками эльфийки, паучок решился на робкий вопрос: «Не надо ли что-то сделать для этого растительного счастья?»

Тиэль, как фанатик своего дела, потерла ладошки и серьезно заверила, что конечно же нужно. А потом в десять конечностей две особи женского пола принялись творить: подвязывать, ткать подпорки, приспускать нежные нити для вьюнков, вывязывать тончайшие занавеси для притенения любящих непрямой свет растений и так далее и тому подобное. Адрис, сопровождавший парочку в предвкушении очередной порции веселья, быстро заскучал и испарился по настоящим и неотложным мужским делам. Такие возникают у любого мужчины, вне зависимости от степени материальности тела, под воздействием избытка женского общества, особенно готового обеспечить мужчину дополнительной работой. В призрачном состоянии Адрису, казалось бы, этого опасаться не стоило, но, глядя на раздухарившихся девиц, граф не сомневался: эти найдут работу и ему!

Почти три часа пролетели, как один миг, прежде чем садовницы решили сделать перерыв. Мелкая опять проголодалась и отправилась за яйцами на кухню, двуногая пошла в мастерскую готовить мазь для больного плеча Взирающего. Раз уж обещала и получила оплату, надо делать!

Глава 10

Просьба о поиске

Тиэль, увлекшись даже не работой – такое слово было слишком пресным и скучным для ее занятия, – а творением мази, не сразу услыхала, как ее окликает Адрис.

– А? – отозвалась-таки эльфийка примерно к тому сроку, как граф уже почти сорвал несрываемый голос и жалел только о невозможности снять одежду – неотъемлемый элемент призрачной сущности. Как знать, спляши он голым перед погруженной в свои зелья Тиэль, может, она и очнулась бы побыстрее? Или все равно не сработало бы?

– Я говорю, вернее, ору о посетителе на крыльце. Очень упорный парнишка попался. Дом-то дверь после вчерашних гостей прикрыл, кого попало не пускает. А этот стучит, ломится уже с полчаса. Я даже высовывался уточнить, по какому вопросу. Представляешь, не сбежал! Лишь попросил позвать, если можно, лейдин Тиэль по неотложному делу. Подробности не поведал даже мне. Вот молодежь пошла наглая, их уже и покойники не смущают!

– Молодежь – она такая, пока не верит в возможность собственной смерти, она бессмертна и вечна.

– А ну как убьют ненароком?

– Значит, станет окончательно смертной, но лишь однажды. Вечность – в каждом мгновении, и если его не насыщать ощущением смертности, то бессмертие доступно каждому, – пространно ответила эльфийка.

– Иной раз я тебя не понимаю, – потряс головой, пытаясь избавиться от хитро сплетенных слов подруги, призрак.

– Меня никто не понимает, – охотно согласилась Тиэль, тщательно закупоривая баночку с заказанной мазью, снимая фартук, нарукавники и шапочку. – Даже я сама – и то через раз.

Умывшись, эльфийка пошла к двери, у которой уже даже не топтался, а приплясывал от нетерпения модно одетый юноша. Завитые локоны, берет с непременным зеленым пером, вышивка на жилете точно такого же оттенка, сапоги эльфийской работы с гномьими набойками – чтоб эльфы с гномами сговорились да одну вещь сделали, немало золота посредникам отсыпать нужно. Меч на поясе лейдаса тоже не ковалем, который подковы бьет, делался. Словом, богатый, породистый мальчик на крыльце Проклятого особняка плясал, а как отворили ему, взмолился:

– Милости богов, лейдин, прости великодушно и позволь посетить комнату отдохновения перед важной беседой.

– Иди. – Удивленная Тиэль посторонилась и ткнула пальцем в нужном направлении, даже с вежливой подковыркой попросила: – Граф, проводишь?

– Конечно, – милостиво согласился Адрис, чей вид обычно очень способствовал ускорению процесса. Но, кажется, мальчик в этом не нуждался, да и призрака не очень-то убоялся.

Тиэль только прыснула в ладошку и отправилась в приемную залу. Не караулить же беднягу у дверей, в самом деле? Юноша явился быстро, благоухающий белоцветником, из которого эльфийка варила мыло. Призрак его по-прежнему сопровождал и, кажется, выглядел немного обиженным отсутствием страха со стороны визитера. Что удивительно, юноша приметил реакцию духа и не преминул объясниться:

– У нас в загородном поместье тоже призрак есть. Прапрадедушки. Совсем безобидный, ходит, вздыхает, иной раз у постели среди ночи встанет и давай стонать, бывает, туда-сюда проходит – если ночь жаркая, так прохладой приятно веет. Матушку-то или сестру коль разбудит, те всегда визжат, уж и на ночь там оставаться перестали, а мне не страшно. Он же родственник, хоть и покойный, значит, зла не желает. Привык я к нему. И, милости богов еще раз, лейдин, я так спешил, что забыл представиться, барон Кинтер Фрогиан.

Сдернув берет, молодой барон чуть нервным жестом скомкал его край в кулаке и машинально пригладил дерзкий вихор, вставший стоймя точно на темечке и нарушающий всю безупречность красивой прически.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org