Пользовательский поиск

Книга Тиэль: изгнанная и невыносимая. Содержание - Глава 12. Мастер Симарон и тонкости поиска

Кол-во голосов: 3

Тиэль лишь кивнула, соглашаясь с выводами Адриса.

Пока двуногие переговаривались, юная паучиха, шустро орудуя тонкими лапками, почти бесшумно, не считая легкого позвякивания, разложила выпавшие украшения по ложам футляров и даже поправила внутри коробок сместившиеся части гарнитуров. Об окончании работы трудяжка возвестила очередной довольной трелью. Теперь уже барон не стал подпрыгивать и опасливо коситься. Напротив, возвращая украшения на поставец, уважительно поклонился и рассыпался в благодарностях и комплиментах великолепной работе.

– Про яйца не забудь, – напомнила Тиэль.

– Хм, – почему-то покраснел Кинтер.

– Для Теноби, – уточнила эльфийка для подумавшего о чем-то не том барона. Тот почему-то покраснел еще больше и под глумливое хихиканье призрака, раздавшееся очень явственно, торопливо перевел тему:

– Предлагаю пройти к покоям мастера. Днем он обычно читает у себя. Возможно, тебе будет даже приятно повидаться с тем, в чьих венах течет толика родственной крови…

– Хм, – теперь уже чуть скривилась Тиэль, на дух не выносящая снобов.

Почему-то эльфийские полукровки и квартероны делились на две примерно равные категории: первые во всем старались копировать повадки эльфов так, как их сами понимали. В итоге выходило мерзкое ощущение кривого, грязного зеркала, в которое и смотреть противно. Вторые, вероятно, выросшие на рассказах о ветреных предках, испытывали к оным явную неприязнь, что также не добавляло теплоты в общении.

Тройка «экскурсантов» и Теноби в придачу покидали хранилище, оставляя после себя идеальный порядок. Даже чуть более идеальный, чем был до визита. Свои ниточки маленькая паучиха запасливо смотала и спрятала где-то под брюшком, порядок в украшениях навела. Плюс в комнате стало меньше на несколько лишних волосков.

Охрана молчала, пока барон закрывал дверь с помощью магического ключа-печати, но молчала так громко, что даже Кинтер, не читающий мыслей и отродясь не разглядывавший стражу столь внимательно, как Тиэль, почувствовал себя неуютно. Будто кого-то подвел или не оправдал чьих-то тайных надежд. Наверное, парочка тайком надеялась, что украшения все-таки вдруг возьмут и сами собой отыщутся, стоит лишь их поискать хорошенько.

Зато эльфийка снова принялась пристально изучать физиономию вампира Витальдира, вызвав у того непроизвольный нервный тик.

– Что-то не так? – насторожился барон.

– Ой, нет, это чисто исследовательский интерес, – небрежно отмахнулась Тиэль. – Сегодня составляла мазь, убирающую последствия старых травм. И немного задумалась, подействует ли на вампира, если рана была нанесена не живым созданием.

– То есть как? – непроизвольно брякнул Кинтер, тоже принимаясь совершенно беззастенчиво разглядывать беднягу клыкастика.

– В противном случае она бы уже зажила или выглядела куда более явно, нежели белый след, – рассеянно ответила эльфийка.

– Хм, лейдин целительница, прошу прощения, а шрамы – следы призрачного меча лидриггиса – твоя мазь может убрать? – вступил в разговор Витальдир, чье желание избавиться от застарелого следа оказалось превыше принятых норм поведения стража.

– Самой любопытно, – отозвалась Тиэль, слазила в сумочку на поясе и достала баночку, куда запасливо переложила остатки грязно-коричневого снадобья для Взирающего. – Проверим?

– Давай! – согласился – как в прорубь голышом нырнул – вампир, получив легкий стимулирующий тычок под ребра от напарника. Он даже не зажмурился и не моргнул, когда Тиэль пачкала его бледноватое лицо бурой полоской на удивление приятно пахнущей мази.

– Держать, пока не перестанет чесаться, потом смыть. Давай, еще рот открой, десну у пострадавшего клыка смажу. Не кривись и не вздумай плеваться, вкус специфический, но это лишь смесь растений. На слизистые наносить можно без вреда для тела. Да, если результат будет, скажешь лейдасу Кинтеру.

– Чешется и жжет снаружи и во рту. Десна точно огнем горит, – мгновенно доложился исполнительный пациент, стараясь не кривиться от невообразимого вкуса жгучей «смеси трав», вызвавшей бурное слюноотделение.

– Таков побочный эффект, – небрежно отмахнулась Тиэль и, почти фамильярно подхватив барона под локоть, повлекла его на поиски мастера Симарона.

– Э… лейдин, а кто такие лидриггисы? – шепотом уточнил Кинтер, когда парочка удалилась на приличное расстояние от стражи. Теперь вопрос из уст юного господина не мог служить свидетельством его военной безграмотности.

– Рыцари-скелеты, чья плоть не кость, а призрачное пламя, и такого же пакостного свойства у них клинки. Очень неприятные противники, их почти ничего не берет, кроме солнечного света. А где ему взяться в темноте?

– Ты их видела? – то ли испугался, то ли удивился, то ли вовсе позавидовал юноша.

– Нет, слышала о таких, – отозвалась Тиэль, снова переходя в состояние легкой рассеянности.

Сейчас в ее памяти раскрывалась та страница, где любимый дед сотворил невозможное – боевые артефакты солнечного удара для группы эльфов, отправляющихся в дебри Дивнолесья к старинному могильному кургану, где почти в полном составе полег отряд их сородичей-исследователей. В том могильнике навсегда остались ее мать и отец, обожавшие приключения и старые тайны и по недомыслию побеспокоившие мертвых. Никто и предположить не мог, что большой холм на западе Дивнолесья является древним захоронением. Родители искали пропавшую библиотеку второго владыки Дивнолесья, а наткнулись на лидриггисов. Воинами Виэльта и Феагульд никогда не являлись, но прикрыли отступление друзей, заплатив за их жизни своими…

Глава 12

Мастер Симарон и тонкости поиска

Комнаты мага находились на первом этаже особняка недалеко от холла. Юный барон остановился перед совсем не пафосной обычной дверью светло-коричневого оттенка без внешних признаков замка и замешкался, с легкой неуверенностью покосившись на спутницу. В его взгляде читалось большими буквами: «Сказать или не сказать?»

– Говори, – разрешила Тиэль.

– Мм, мастер Симарон… Он уже очень старый и… Нет, лейдин, не подумайте плохого, он замечательный, только с возрастом стал… Матушка называет это рассеянностью, но на самом деле мастер очень внимателен, правда, только к тому, что ему особенно интересно сейчас. Пока он не удовлетворит свой интерес, на другом сосредоточиться в полной мере не сможет. Потому прошу, будьте снисходительны!

– При чем здесь старость? Мы все такие. Не вижу ничего дурного в том, что мастер на склоне лет решил не скрывать присущей всем, пусть и в разной степени, черты, – осталась невозмутима Тиэль.

Облегченно вздохнув, барон постучал по косяку и крикнул:

– Мастер! Милости богов! Можно зайти?

– Кинтер? Конечно, навести старика! Милости богов! – отозвался изнутри звонкий, без старческого дребезжания голос, похожий на переливчатый звук свирели.

«Эльфийская кровь чувствуется», – мысленно согласилась Тиэль, проходя в чужие покои на полшага позади барона. По светским правилам приличия, он не имел права пропустить вперед особу, не представленную хозяину комнат.

– Лейдас Симарон, я просил лейдин Тиэль помочь с поиском украшений, – взял быка за рога юноша.

– Та самая лейдин Тиэль… История с птичкой? – заметно оживился лейдас, несколько удивленный встречей с незнакомкой, о которой бродили по Примту весьма интригующие слухи.

Тиэль усмехнулась одними губами, в свою очередь разглядывая квартерона и решая, к какому сорту носителей эльфийского наследия его отнести. Не считая юного голоса, тонкокостного телосложения и ясной зелени чуть раскосых глаз, лысеющий мастер ничем не напоминал истинного обитателя Дивнолесья. Скорее всего, от предков ему еще перепала часть магической силы дивного народа и долголетие, но старился он медленно лишь из-за обладания способностями к магии. Двигался маг быстро, но уже с присущей пожилым людям угловатостью и одновременной осторожностью, когда не знаешь, какого подвоха – внезапной слабости или укола боли – ждать от собственного тела в следующий момент. Да и его традиционный для магов-полукровок домашний наряд – свободная туника и штаны на завязках говорил о возрасте и привычке справляться с проблемами самостоятельно. Каждый из косоватых узелков был завязан с разной степенью ловкости и нажима. Перед внутренним взором эльфийки мастер сверкал множеством граней прекрасно ограненного изумруда, а пахнул… Тиэль едва сдержала улыбку. Старый маг пахнул, как горсть фруктовых и медовых конфет, которые так любили ребятишки в любом из королевств.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org