Пользовательский поиск

Книга Тиэль: изгнанная и невыносимая. Содержание - Глава 18. Испытание правдой

Кол-во голосов: 3

– Матушка, верни реликвии на место, – нажал на упрямицу юноша. – Мы обсудим кандидатуру моей невесты нынче же вечером. Я клянусь, что подберу веские аргументы, которые заставят тебя изменить мнение, или откажусь от помолвки.

– Да услышат тебя Семеро, сын мой! – обрадовалась лейдин, заполучив такое обещание, сулящее крах алчной проходимке. Уверенная в собственном мнении насчет Злитаэль, Сольмерин заранее сияла от едва сдерживаемого торжества. Чтобы не выдать злорадного предвкушения, матушка юного барона предпочла удалиться. Реликвии еще следовало извлечь из личного тайника и вернуть в хранилище.

Глава 18

Испытание правдой

Избавившись от внимания любимой, но порой очень настойчивой родительницы, Кинтер бросился к ширме так, будто собирался брать ее штурмом или голыми руками хватать и бросать в рот угольки из курильницы, точно родич огненных драконов. Юный барон взволнованно позвал:

– Лейдин Тиэль, ты ведь все слышала?

– Да. – Эльфийка покинула закуток за ширмой, пока в приемной не случилось пожара – стремительный Кинтер едва не снес ширму и Тиэль вместе с жаровней. Не то чтобы ей было чрезмерно жаль чужой особняк или глупого паренька, а вот Брисмис, тот, пожалуй, заслужил уважение не только Нартара, но и самой Тиэль. Доставлять лишние хлопоты педанту-дворецкому, способному с канделябром в руках встать на защиту хозяйского дома, не хотелось.

– Лейдин Тиэль, я понимаю, что ты исполнила свое обязательство в полной мере. Пропавшие регалии найдены, но прошу, помоги еще в одном. Ты поможешь мне доказать, что Злитаэль заслуживает любви? – выдал абсурдный вопрос Кинтер, попытавшись схватить Тиэль за руки.

Легко ускользая от ненужного контакта и не спеша разбрасываться обещаниями, эльфийка осторожно уточнила:

– Как ты себе это представляешь?

– Твое замечательное снадобье! Я сейчас же отправлюсь с визитом к Злитаэль, все объясню, попрошу ее вдохнуть его и… – начал объяснять выдающуюся идею барон.

– Второй пункт плана лишний, – отметила Тиэль и уточнила, видя замешательство юноши: – Объяснять не надо. Так будет быстрее. Если лейдин баронесса ошибается в своих подозрениях, ты извинишься, сделав предложение и преподнеся реликвии. Если матушка права – объяснения станут лишними.

– О… о… Но… ладно, – закончил распевку согласием барон. Похоже, даже вся любовь и розовые стекла, через которые парень смотрел на златовласую прелестницу, не сделали его до конца уверенным в том, что Злитаэль пожелает охотно и быстро пройти проверку.

– Курильница, чтобы бросить щепотку порошка, в ее доме найдется? – продолжила составление конкретного плана Тиэль.

– Да, Злитаэль любит благовонные курения, – энергично закивал нетерпеливый влюбленный.

– Тогда заранее продумай несколько вопросов, которые будешь задавать, – снова опустила с небес на землю мечтателя, в грезах уже одевавшего на невесту родовые регалии, черствая эльфийка.

– И… и… – снова перешел к нечленораздельным звукам барон, но, сдавшись спустя минуту, в лоб спросил: – Что ты посоветуешь?

– Поинтересоваться, как она к тебе относится и является ли эльфийкой, – коротко порекомендовала Тиэль, уже отмеряя в маленький мешочек нужную толику снадобья, способную разговорить даже самую крупную девицу.

– Про отношение понимаю, но мне все равно – эльфийка моя Злита или полукровка, – свел брови Кинтер, собираясь начать очередной раунд защиты чести своей обожаемой. Боевой хохолок на голове встал торчком почти вертикально.

– Замечательный подход. Но узнать это следовало бы в первую очередь ради нее самой. Если она на первый твой вопрос ответит так, как мечтаешь. Если же нет, то ради самого себя, – терпеливо объяснила Тиэль.

– Не понимаю, – честно признался барон.

– Полагаю, ты слышал о связи эльфов Дивнолесья и сердца леса – рощи мэллорнов, именуемой также Рощей Златых Крон?

– Да, – охотно согласился барон, получивший приличное образование, куда входил немалый объем сведений о множестве рас Мира Семи Богов. Вот только, увы и ах, передать парню науку понимания женского пола ни один самый искусный учитель не смог бы, а отец ограничился тем, что сводил отпрыска в дом веселых девиц.

– Эта связь – не только традиция и глубокая эмоциональная привязанность детей леса к родному краю. Зависимость от рощи настоящая. Изгнанные и отрезанные от силы Дивнолесья обречены влачить жалкое существование. Их краса увядает, а век сокращается. Ни один эльф на долгий срок не покинет лесов добровольно. Конечно, есть специальные ритуалы, способные продлить время разлуки и снять большинство негативных эффектов, но они многотрудны, и ради простой эльфийки их вряд ли стали бы проводить, – коротко поведала Тиэль собеседнику. – Именно потому я и предложила поинтересоваться расой девушки. Если она изгнанница, то, возможно, нуждается в помощи.

– Благодарю, я понял необходимость вопроса, – коротко кивнул посерьезневший более прежнего Кинтер. Сейчас он четко ощутил грань между сердечными недоразумениями и опасностью для жизни. В следующий момент, разрушая все положительное впечатление, с потрясающей наивностью Кинтер спросил: – Мы сможем отправиться немедленно?

– Мы? – изумилась в свою очередь Тиэль. Она-то рассчитывала на полную оплату заказа и экипаж до дверей собственного особняка, а не на визит к красотке, вскружившей голову клиенту.

– Конечно, мы. Я опасаюсь использовать средство без должной подготовки. Пожалуйста, лейдин Тиэль, я оплачу все труды! – очень горячо попросил юный барон, растопив сердце практичной эльфийки не страстными взглядами, а одним-единственным словом. И словом этим было «оплачу», а вовсе не «пожалуйста», как могли бы подумать наивные обыватели, лелеющие в мечтах идеальные образы невесомо танцующих на лесных полянах благородных эльфов.

– Хорошо, – согласилась Тиэль, раздумывая над тем, стоит ли в ближайшее время повторно навестить Криспина, чтобы приобрести еще один набор ингредиентов для питательной смеси, оказавшейся столь полезной юному мэллорну. Параллельно Тиэль пыталась припомнить план Проклятого особняка. Ее интересовало расположение оранжереи, вернее, того, что находилось под и над комнатой, отведенной для растений. Корни растущего великого древа легко дробили камень, но использовать каменную крошку для своих нужд могли лишь ограниченно. Эльфийка прикидывала, не получится ли заполнить оставшимся мешочком земли из Дивнолесья комнату под оранжереей. Вот где корням будет просторно! Ну а крона – тут уж травница не сомневалась – все равно будет разрастаться так, как пожелает. Захочет – оформится сводом над оранжереей, пожелает – пронзит камень и примется оплетать особняк снаружи. По большому счету Тиэль, истинное дитя Дивнолесья, не имела ничего против, если через век-другой весь особняк обратится в причудливое сочетание камня и живого древа. Цветущий Дом звучит куда приятнее, чем особняк Проклятого Графа. Уведомлять о своих мечтах призрак Адриса она, разумеется, не спешила. Сам все увидит со временем, и, если верить тому, что Тиэль успела узнать о людях, заметит уже тогда, когда что-то менять будет поздно.

– А ведь ты и самого мальчишку сейчас проверяла, – проницательно отметил Адрис, стоило юноше умчаться раздавать приказания. – Помню себя влюбленным балбесом, у которого от одной мысли о Крисмилле в голове звенело и кипела кровь… Если б мне кто о ней такое сказал, в порошок бы на месте истер и ей под ноги высыпал.

– Истинная любовь одновременно мнительна и не терпит сомнений, – согласилась Тиэль. – Он мог бы сомневаться в чувствах Злитаэль, но не в ней самой. Мне показалось, старшая баронесса все поняла правильно, потому так спокойно приняла новую затею сына.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org