Пользовательский поиск

Книга Тиэль: изгнанная и невыносимая. Содержание - Глава 24. Коварство или случай?

Кол-во голосов: 3

– Нет, – проворчал ничуть не испуганный оборотень, засовывая лист в карман. – Вот так и надо было объяснять. И не запиской, а самим прийти или уж тогда сюда позвать. – Хорошо, я все понял. На какую часть претендуете?

– Среди нас нет тех, кто пострадал от убийцы, – качнула головой Тиэль. – Нам не нужны деньги.

– Вообще не нужны или не нужны эти? – неожиданно уточнил стражник.

– Понадобилась помощь? – склонила набок головку Тиэль.

– Возможно. Знаешь о прибывшем эльфийском посольстве?

– Кое-что слышала, – осторожно отозвалась чуть посмурневшая Тиэль.

– Главе его вчера вечером прислали стрелолист. Нас вызвали в посольство и потребовали найти дарителя. Можешь сказать, из-за чего они так забегали, будто не цветочек в дар получили, а шкатулку с ядом или меч? Ты вроде как эльфийка, пусть и не живешь в Дивнолесье, в цветочках разбираться должна.

– Записка к цветку не прилагалась? – уточнила Тиэль.

– Нет. Только сам цветок, один белый колокольчик с темно-зелеными резными листьями, без ленты или иных украшений, в голубом горшке, – почуяв возможный след, подался к собеседнице стражник, отвечая максимально подробно.

– Цвет горшка значения не имеет. Если послание толковать, используя эльфийский язык цветов, стрелолист – предупреждение об избрании получателя в качестве цели для выстрела. Сколько листиков от корня до цветка – столько дней отпускает пославший до того, как пустит стрелу в полет, – перевела смысл послания Тиэль.

– То-то в посольстве так всполошились, – понимающе хмыкнул Миграв, резко посерьезнев, и поскреб пятерней неизменно колючую, сколько ни брейся, щеку.

– Как цветок попал в посольство? – начала расспросы Тиэль. Раз уж страж пришел к ней с вопросом, избрав листок с запиской в качестве повода, то делиться частью сведений определенно приготовился.

– Прислали вместе с ворохом других горшков, – поморщился Миграв. – Вы ж, эльфы, жить без травы не можете, а оранжереи своей в посольстве никогда не держат, цветочки жалеют, с каждым новым заселением заново оформляют, чтоб потом с собой увезти. Из семи лавок товар доставляли, и ни в одной заказа на стрелолист, конечно, не было. Разводят его тоже не везде, лишь в трех лавках в наличии был. Капризный, говорят, цветик, но даже я признаю – симпатичный. Вот только ни один торговец белый колокольчик в качестве подарка для щедрых покупателей не присылал.

– Случай, рассеянность помощников? – высказала еще одну версию Тиэль.

– Переговорил. Если и был, никто не сознался, – скривился замотанный беготней по городу и попытками объяснить необъяснимое оборотень.

– На пути следования кортежа стояла хоть одна лавка из тех, в которые посольство отправляло заказ? – задала еще вопрос Тиэль, задумчиво поводя пальчиками в воздухе.

– Только одна, и стрелолист у них есть. «Цветочное королевство». Она в квартале от посольства. Сверхсрочный заказ ночью собирал лично владелец с племянницей. С дядюшкой Нифсом я говорил, с девушкой – нет. Сказали, приболела родственница.

– Я неплохая целительница. Пойдем навестим недужную? – после небольшой паузы предложила эльфийка.

– Полагаешь, старик все-таки замешан? Он не врал в разговоре, – нахмурился страж, снова перебрав все варианты и вновь отметая уже отброшенный ранее.

– И все-таки, – предложила Тиэль.

– Соглашайся быстрее, пока она не передумала, а то запрется опять на сутки в оранжерее, и ничем оттуда не выкуришь, по нужде под кустик сходит, а поест тех же ягод с кустика, – возникнув за плечом стража, тихо посоветовал Адрис на ухо оборотню. Тот подлетел над стулом на пару метров, приземлился обратно, уже успев сообразить, с кем беседует, и прошипел в ответ:

– Больше так не делай.

– А то что, загрызешь меня? – весело удивился дух.

Миграв лишь бессильно скрипнул клыками – угрожать действительно было нечем. Физической расправы призрак не боялся. Магических трюков и молитв жрецов, если судить по многочисленным попыткам выкурить Проклятого Графа из особняка, окончившихся полным пшиком, – тоже.

– Почту за честь сопроводить лейдин к лавке, – определился с приоритетами оборотень. Как ни противно было принимать совет зловредного духа, здравый смысл в нем имелся.

– Кинтера, коль прибежит, отсылать к вам? – пульнул вслед Тиэль вопросик Адрис.

– Не стоит, он ведь тебе так нужен в доме, – вежливо поблагодарила друга Тиэль, прекрасно понимая, как будет досадовать юноша, оказавшийся за бортом новой истории из-за собственной безалаберности и неверной расстановки приоритетов.

Вот что ему стоило не подкидывать торопливо записку, впопыхах составленную Тиэль, на стражницкий пост? Или хоть собственную писульку присовокупить с дополнительными пояснениями да оформить нормальным письмом. Не говоря уж о том, что в идеале стоило дождаться стражника и вручить послание из рук в руки со всей вежливостью и необходимыми пояснениями! Так нет, мальчишка посчитал домашние игры с ловушками, в которые за последние пятьдесят лет попалось не больше пары воров (все самые отчаянные и жадные самоубийцы повывелись уже в первое столетие), важнее.

Тиэль не мстила, просто решила немного повоспитывать барона, которого слишком опекали, лишая возможности принимать решения до той поры, пока он резко не взбунтовался. Выверт с настойчивым желанием жениться на мошеннице был лишь одной пичугой из стайки капризов барона, отстаивавшего право быть самим собой слишком уж рьяно.

– Раз не нужен, я с тобой иду, – обрадовал стражника и подругу призрак.

– Он может, – подтвердила Тиэль к вящему огорчению недоверчивого оборотня и добавила в утешение: – И может оказаться полезен.

Ради дела Миграв был готов терпеть даже противного призрака, успевшего до трясучки достать его еще в первую пару визитов к эльфийке, чьими услугами по части знания трав и недугов он пользовался порой. Пользовался бы и чаще, да только стороннего специалиста начальство оплачивало весьма неохотно, а платить за труды из своего тощего кармана Миграв не желал категорически. Он, конечно, любил свою работу, но есть, пить и одеваться любил не меньше. Сейчас же из-за дела этих остроухих послов, переполошивших всех, оборотень был уверен, что решение вопроса оплатят более чем щедро. Ничто не стимулирует щедрость начальства больше, чем желание прикрыть собственные филеи от дипломатических неприятностей.

Тиэль обула сапожки, накинула капюшон плаща на голову и выскользнула из особняка под руку с Мигравом. Если не обращать внимания на черно-серую форму с зеленым шевроном, можно было подумать, что по улице Примта гуляет влюбленная парочка. Вот только выгуливать своих пассий в форме никто из стражей не стал бы, чтобы не оказаться объектом пристального внимания первого же горожанина, решившего срочно обратиться за помощью. Да и не прогуливаются парочки по улицам с такой скоростью. Так спешат только по делу. Охранники от Взирающего благоразумно следовать за оборотнем и эльфийкой не стали, чтобы не поставлять и не подставляться.

Глава 24

Коварство или случай?

«Цветочное королевство» являлось громадной лавкой, где продавалось все, имевшее прямое и косвенное отношение к цветам. Цветы в букетах, как готовых, так и составляющихся тут же, в присутствии клиента на заказ, цветы живые в вазонах, кашпо, горшках и прочих, на взгляд не специалиста, совершенно неприспособленных к этому емкостях. Помимо живых растений в лавке продавались цветы искусственные, сделанные из пропитанной эфирными маслами ткани столь ловко, что от настоящих их мог отличить лишь чувствующий жизнь маг.

Всем цветочным безумием, как истинным королевством, властной рукой вот уже пятый десяток лет правил чистокровный наг – дядюшка Нифс. С хозяином лавки Тиэль была неплохо знакома. Пах старый наг вполне приятно: острым перцем, раскаленным на солнце камнем и редкими стеклянными цветами из пещер. Вид его сути – полосатый красно-бурый с оранжевыми переливами агат в оплетке из меди – был отрадой для глаз эльфийки.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org