Пользовательский поиск

Книга Злая судьба. Содержание - ГЛАВА 1 1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА ПРАВИТЕЛИ

Кол-во голосов: 0

ГЛАВА 1

1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА

ПРАВИТЕЛИ

Браги застонал. Ингер ещё раз потрясла его за плечо:

— Проснитесь, ваше величество. Пора вставать.

Рагнарсон с трудом разлепил веки. Незастекленное окно пялилось на него холодным мутным глазом.

— Еще темно, — проворчал он.

— Это так кажется.

Браги со стоном опустил ноги на ледяной пол. Это был один из тех дней, когда арктическое утро сменялось адской жарой после полудня. Он завернулся поплотнее в медвежью шкуру, пытаясь внушить себе, что в столь раннем подъеме, наверное, есть какой-то смысл.

В Кавелине весна. Ночи холодные, а дни жаркие. Погода премерзкая.

Браги зевнул и протер глаза в надежде прогнать сон.

— Дождь, что ли? — спросил он. — Голова как шерстью набита.

— С этим спорить не стану. А что касается дождя, то да. Опять эта нескончаемая кавелинская морось.

Браги ответил так, как отвечал ей всегда:

— Для фермеров очень хорошо.

Ингер закончила ритуал, добавив:

— Дождь нам просто необходим. — Приняв горделивую позу, она добавила:

— А ведь получилось совсем не плохо для такой старушки, как я. Что скажешь?

— Довольно прилично. Для жены. — В его шутке не было сердечности.

Губки её слишком маленького ротика обиженно надулись.

— Для жены? Что ты хочешь этим сказать?

— Ты же знаешь поговорку: старая трава всегда зелена, — ответил он с невеселой улыбкой, отвечающей его общему состоянию.

— Может быть, ты пасешься и на иных пастбищах?

— Что? — Он тяжело поднялся и затопал по спальне в поисках одежды.

— Это случилось лишь второй раз за целый месяц.

— Видимо, старею, — ответил он, слегка потрепав супругу по плечу.

В глубине души Рагнарсон саркастически улыбнулся. Он может обмануть себя, но не её. Перед ним разверзся глубокий черный провал, и беда состояла в том, что Браги не знал, что ждет от него эта дыра, то ли прыжка через нее, то ли отступления назад.

— Ты завел себе ещё одну женщину, Рагнарсон?

Ласковый котенок исчез. Пред ним стояла злобная дикая кошка. Привычная легкая улыбка исчезла.

— Нет. — На сей раз он говорил правду. В последнее время он ни разу даже не взглянул в сторону. Округлые формы, теплые груди, влажные губы перестали волновать его. Они не только не вызывали у него прежнего интереса, но даже раздражали, так как могли отвлечь от важных дел.

Неужели это действительно признак возраста? Время — безжалостный грабитель.

Это все более возрастающее безразличие начинало беспокоить Браги. Потеря интереса к коллекционированию скальпов была сродни утрате близкого друга.

— Ты уверен?

— Абсолюминутли, как выразился бы Насмешник.

— Жаль, что я так и не увидела его, — задумчиво сказала Ингер. — И Гаруна тоже. Если бы я их знала, то смогла бы лучше узнать и тебя.

— Да, жаль, что ты их не увидела…

— Теперь ты пытаешься сменить тему.

— Детка, я так долго никого не имел на стороне, что даже не знаю, как быть. Возможно, мне стоит встать на углу, закрыть глаза, заткнуть уши и ждать, когда какая-нибудь дама утащит меня к себе.

Ингер провела гребнем по взлохмаченным и поэтому похожим на крысиное гнездо светлым волосам. Все это очень странно, думала она. Браги славился своими похождениями, но теперь своей репутации явно не оправдывал.

Может быть, это потому, что он слишком занят? Кавелин был его внебрачным увлечением. И это была весьма требовательная любовница.

Браги смотрел на женщину, которая была его женой и одновременно королевой. Она была единственным подарком, который преподнесли ему войны. Время щадило её. Ингер была высокой, элегантной женщиной, обладающей холодной красотой и ещё более холодным юмором. Такой удивительной формы рта Браги раньше никогда не видел. В каком бы настроении она ни находилась, её губы имели такую форму, будто на них вот-вот должна была появиться саркастическая улыбка. А в её зеленых глазах таилось нечто такое, что только подчеркивало этот скрытый сарказм.

С первого взгляда возникала уверенность, что перед вами настоящая леди. Со второго же можно было догадаться, что у неё вполне земная душа. Ингер была тайной, загадочным созданием, скрытым в непроницаемой раковине. Каждый раз, когда створки раковины раскрывались, она представала иным, не менее таинственным существом. Браги считал, что лучшей королевы невозможно представить. Ингер была рождена для этой роли.

На сей раз затаенная улыбка пробилась наружу.

— Похоже, что на сей раз ты говоришь правду.

— Можешь не сомневаться.

— И ты разочарован, не так ли?

Браги промолчал. У Ингер был дар загонять его в угол вопросами, на которые он не хотел отвечать.

— Может быть, ты взглянешь на младенца? — спросил он.

— Опять уходишь от темы?

— Абсолютно верно.

— Ну хорошо, закончим. Что нам сегодня предстоит?

Она желала принимать участие во всех королевских делах. Для Браги работа короля была в новинку, а общение со столь волевой дамой вносило дополнительные сложности.

Его старые товарищи соглашались с этим утверждением. Некоторые из них довольно резко высказывались по поводу «вмешательства» женщины.

Ингер вернулась из детской с сыном на руках. Сына звали Фульк.

— Он спал как убитый, — объявила королева. — Теперь желает, чтобы его накормили.

Браги обнял супругу за плечи и взглянул на младенца. Дети до сих пор казались ему чудом природы.

Фульк был его первым ребенком от Ингер, а для неё он вообще являлся первым. Это был полный жизни шестимесячный ползунок.

— Утром я собираю толпу народа, чтобы потолковать о письме Дерела, — сказал Браги жене. — Во второй половине дня я намерен поиграть в «Захват».

— В такую погоду?

— Мне бросили вызов, и лишь они могут отменить его. — Он начал зашнуровывать башмаки. — Но, похоже, они любят повозиться в грязи.

— Не староват ли ты для подобных упражнений?

— Не знаю.

Не исключено, что его время действительно прошло. Реакция уже не та. Мышцы действуют не так, как раньше. Может быть, он всего лишь старик, отчаянно пытающийся удержать иллюзии молодости? Вообще-то он никогда не любил эту игру.

— А чем намерена заняться ты? — спросил Браги.

— Смертельно скучным делом. И не освобожусь, пока заседание Совета не кончится. Я чувствую себя горничной.

Браги не стал напоминать ей, что она сама настояла на том, чтобы лично развлекать жен членов Совета.

Весенняя сессия Совета должна была начаться через неделю, но наиболее состоятельные депутаты уже прибыли в Форгреберг, чтобы насладиться теми возможностями, которые открывала перед ними столица.

— Мне надо перекусить, — сказал Браги.

Он был королем, не склонным к соблюдению этикета. На дворцовые церемонии и помпезность ему никогда не хватало терпения, а приличествующая его положению роскошь и вовсе его не интересовала. Прежде чем стать королем, он был воином и до сих пор старался придерживаться спартанского образа жизни. Он хотел в глазах других по-прежнему выглядеть солдатом.

— Неужели ты меня перед уходом не поцелуешь?

— Хотел от порога послать воздушный.

— Ни за что. И Фулька тоже.

Поцеловав младенца, Браги вышел из спальни.

Фульк может стать большой проблемой, думал он, спускаясь по лестнице. Битва началась уже при выборе имени. Браги схватку проиграл.

Роды прошли трудно, и Ингер больше не хотела иметь детей. Он же, напротив, хотел, хотя и не считал себя хорошим отцом.

Кроме того, Ингер волновали и наследственные права Фулька. Он был ребенком от второго брака Рагнарсона. Браги уже имел трех отпрысков и одного внука, которого тоже звали Браги. К внуку дед относился скорее как к собственному сыну. Его отец — первенец Рагнарсона погиб в битве под Палмизано.

Первая семья короля жила в его собственном доме за стенами Форгреберга. Вдова сына не только вела хозяйство, но и управлялась с детьми. Вот уже несколько недель он их не навещал.

2

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org