Пользовательский поиск

Книга Беллмен и Блэк, или Незнакомец в черном. Содержание - 20

Кол-во голосов: 0

Ночная мелодия отыскала удобное местечко в мозгу Беллмена и накрепко там засела. В моменты глубокой концентрации, удовлетворения или усталости несколько тактов песни сами собой слетали с его губ, заполняемые импровизированными «ти-да», «та-дум» и т. п. В последующие месяцы эта песенка сделалась его неизменной и безотказной спутницей в часы одиночества. Пару раз ему даже вообразилась другая жизнь, в которой он был известным певцом. Среди ночи, стоя на галерее второго этажа, словно на сцене, он исполнял свой музыкальный номер, и голос его эхом разносился над безлюдным партером его магазина. Безголовые манекены и полуодетые бюсты, казалось, внимали его пению, замерев от восторга, но после финальной ноты никто из них не аплодировал.

В наступавшей затем тишине он гадал, как далеко был слышен его голос. Не разбудил ли он девушек двумя этажами выше? Однажды он позволил себе вообразить полуночный хор – он и певицы-швеи красиво и слаженно выводят все ту же мелодию, – но быстро опомнился и прогнал прочь эту бредовую мысль.

20

Однажды утром в узком проулке за Холборном[9], в холодной и замусоренной спальне, проснулся трактирщик и, повернувшись в постели, обнаружил, что его жена тихо скончалась этой ночью. Соседи услышали его вопль и, прибежав, застали беднягу с мертвенно-бледным лицом в окружении восьмерых детей, глядящих на своего отца.

– И что теперь? – растерянно обратился он к соседской жене.

– Ступайте в «Беллмен и Блэк», – посоветовала она. – Уж там-то знают, что делать.

Мать и отец в Ричмонде получили известие о несчастном случае во время верховой прогулки, а спустя несколько минут в дом привезли тело их сына. Позже они станут вместе рыдать и молиться, но в первый момент их реакция была различной. Шокированный отец впал в ступор, ничего не видя и не слыша. И все печальные, но неотложные заботы легли на плечи его жены. «Надо отменить званый обед», – подумала она первым делом. Также надо было послать кого-то на поиски злополучной лошади. Но прежде чем она что-либо предприняла и прежде чем горе запоздало обрушилось на нее всей своей тяжестью, она взяла чернильницу и лист бумаги.

– Пожалуй, лучше пригласить людей из «Беллмена и Блэка», – пробормотала она.

Молодая вдова открыла шкаф и провела ладонью по висящим там платьям из черного крепа. Исполнилось два года со дня смерти ее мужа. Хороший был человек. И к тому же красавец. Два года… хотя иной раз бессонной ночью ей казалось, что это произошло только вчера. При всем том она не собиралась продлевать глубокий траур. В сером она будет смотреться вполне прилично и достойно. Кажется, есть такой особый оттенок серого, который подчеркнет голубизну ее глаз и будет прекрасно гармонировать с ее светлыми волосами. Наверняка материал такого цвета найдется в «Беллмене и Блэке».

Знать и простолюдины, богачи и бедняки – все они были равны пред ликом смерти, и все они в тяжкий миг, промокая глаза платочками, вспоминали о фирме «Беллмен и Блэк». В сейфе для хранения дневной выручки оставалось все меньше свободного места, а счета в банке «Вестминстер энд Сити» уверенно росли. Галантерейщики выдавали замуж своих внучек, закатывая роскошные свадебные пиры, – и все это благодаря безутешной расточительности скорбящих. Дела шли в гору.

Беллмен был доволен. С каждым месяцем увеличивалось число сотрудников, едва поспевая за стремительно растущим спросом. Кухарки трудились не покладая рук, чтобы накормить обедами многочисленный персонал. К задним дверям потоком прибывали товары взамен тех, что покидали магазин через главный вход. Успех можно измерять множеством способов – в том числе по затратам на упаковочные материалы или по счетам на починку обуви для носильщиков, которые немилосердно стирали подошвы, бегая вверх и вниз по лестницам между подвальными складами и торговой зоной. Все эти данные в конце каждого месяца сводились в отчет, по изучении которого Беллмен продлевал кривую на своем графике. За прошедшие годы кривая ни разу не прервала свой подъем. Предварительные расчеты, сделанные им в самом начале этой эпопеи, и уменьшенные цифры, которые он предъявил галантерейщикам, дабы не отпугнуть их слишком радужными прогнозами, – где это все? Взгляните на факты! Прибыль в семь раз превышала ту, на которую он изначально рассчитывал. В семь раз!

Беллмен хмыкнул: ну как тут не быть довольным?

При всем том он не забывал о Блэке. Было время, когда эта неопределенность его сильно беспокоила. Но то время ушло. Каким бы странным ни казалось их соглашение, оно действовало. Деньги исправно поступали на второй банковский счет, специально открытый Беллменом для Блэка, и тот мог забрать их в любой момент, когда пожелает. А сумма-то, сумма какая! Интересно, знает ли Блэк о компании «Беллмен и Блэк»? Может статься, он внимательно следит со стороны, выжидая удобный момент, чтобы наложить руку на свой кругленький капиталец. Что, если он порой прогуливается мимо здания, поглядывая на выставленные в окнах товары? Или даже время от времени заходит внутрь и приценивается, выдавая себя за обыкновенного покупателя?

Беллмен с удовольствием вообразил, как одна из его вышколенных сотрудниц обслуживает Блэка, и без того уже, понятно, одетого во все черное.

Хотя все это казалось маловероятным. Скорее всего, этот человек находился вдали от Лондона. Возможно, путешествовал на континенте или в Америке. Неизвестно, какой образ жизни он ведет. Рискованные приключения, исследование самых дальних уголков планеты… Беллмен не удивился бы, окажись это так. Блэк явно принадлежал к разряду людей, чуждых всяких ограничений и условностей. В таком случае его ждет большой сюрприз, когда, вернувшись в Лондон после долгого отсутствия, он во время поездки или прогулки по городу вдруг обнаружит, что из зернышка идеи, посеянного им несколько лет назад, вырос этот огромный торговый центр. Можно себе представить, с каким удивлением он войдет в здание и попросит провести его к мистеру Беллмену.

Какой это будет прекрасный день! Беллмен предвкушал его с нетерпением. Раздастся стук в дверь, а затем голос Верни: «Тут один джентльмен хочет вас видеть, сэр». И появится Блэк, собственной персоной.

Они обнимутся, как старые друзья, и Блэк похлопает его по спине – без церемоний, по-братски. Беллмен отложит все текущие дела, независимо от их срочности, и скажет Верни (то-то он поразится!): «Меня нет ни для кого! Даже если придет Кричлоу». Потом они с Блэком усядутся в кресла перед камином с бокалами первосортного коньяка, и Блэк поведает о том, где он был и чем занимался все это время. И сразу прояснится множество вещей, над которыми тщетно ломал голову Беллмен. «Представляю, какие ты строил догадки!» – скажет Блэк. А Беллмен, раскурив сигару, ответит: «Я знал, что рано или поздно ты объявишься, старина. Никогда в этом не сомневался!»

Далее Беллмен расскажет своему другу обо всем, что сделал за эти годы, как создал компанию и добился ее процветания, и Блэк наверняка его похвалит: «Надо признать, ты оказался на высоте, дружище Беллмен». Что тут еще скажешь… Беллмен продемонстрирует ему график на стене, бухгалтерский регистр и выписку из банковского счета, который он открыл для Блэка. То-то он возликует!

Двое мужчин, преуспевших в этой жизни, будут беседовать о делах у камина, а потом – да, так и должно быть! – их разговор перейдет от коммерции к более высоким, философским материям… В жизни есть вещи, которым Беллмен до сих пор не мог подобрать название, которые остаются за пределами словарей и справочников, но для Блэка эти вещи не составляют тайны. Беллмен ни секунды не сомневался в том, что Блэк располагает возможностями, выходящими далеко за рамки обычных. Сотрудничество с ним серьезнейшим образом повлияло (не только и не столько финансово) на жизнь Беллмена и его дочери. Беллмен задаст ему сотни вопросов, и Блэк ответит на них – терпеливо, обстоятельно, простыми и понятными словами. Слушая его, Беллмен узнает массу изумительных и невероятно важных вещей, о которых прежде не мог и помыслить.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org