Пользовательский поиск

Книга Беллмен и Блэк, или Незнакомец в черном. Содержание - 9

Кол-во голосов: 0

Соединительный союз. Символ делового сотрудничества. Связка между двумя буквами «Б». Связь. Зависимость.

И тут в душу Беллмена закрались сомнения. Он склонил голову набок, присматриваясь. Неужели он допустил ошибку?

– А вам не кажется, что это будет слишком…

Фокс насторожился:

– Что будет слишком?

Мистер Жоффруа прервал работу. Он и Фокс смотрели на Беллмена, ожидая пояснений.

Что это такое? Грудь Беллмена сдавило, как в тисках, во рту было сухо. Может, у него жар?

Не дождавшись ответа, Фокс нарушил молчание:

– Если тут что-то не так, еще не поздно исправить. Давайте посмотрим…

Чертеж был у него при себе. Он развернул его на столе и сопоставил указанные в нем размеры с теми, что были даны резчику.

– Все правильно, соотношение между инициалами и союзом соблюдено – хотя, конечно, когда видишь это прямо перед собой, пропорции кажутся нарушенными… И потом, буква еще не оформилась и оттого смотрится такой массивной. А после серебрения она будет с виду еще легче. И станет менее… э-э… менее деревянной.

– Да. Станет менее… Да.

Они не знали, как на это реагировать. Мистер Жоффруа взглянул на Фокса, а тот смотрел на Беллмена, который в свою очередь не отрывал взгляда от буквы, только начавшей возникать из куска дуба.

Оформленная станет менее массивной… Посеребренная станет с виду легче…

Беллмен оттянул воротник от горла и судорожно сглотнул.

– Разумеется, если вас что-то не устраивает, это можно переделать. Можно даже использовать что-то из завершенных работ…

– Нет-нет, продолжайте. Все хорошо. – И он повернулся к выходу.

– Вы управитесь до середины следующей недели? – спросил Фокс у мистера Жоффруа.

Тот утвердительно кивнул, а когда посетители уже подошли к двери, произнес несколько слов, которые Беллмен не разобрал.

– В трактир, – приказал Беллмен кучеру.

– Это все из-за древесной пыли, – согласился Фокс. – От нее пересыхает и саднит в горле… Вы, должно быть, не расслышали последнюю фразу Жоффруа?

– Нет. А что он сказал?

– Он сказал: «До свидания, мистер Блэк». Забавно, правда? И представьте, такие осечки с вашим именем случаются сплошь и рядом.

Фокс отметил необычную молчаливость Беллмена за трактирным столом и на обратном пути до Риджент-стрит. Казалось, он пытается решить какую-то сложную задачу. Непривычно было видеть Беллмена задумчивым и растерянным. Целеустремленность и энергия, столь для него характерные, вдруг куда-то исчезли, а на лице появилось новое выражение, Беллмену никак не присущее. Что это было? Страх? Тоска? Отчаяние?

– Как вы себя чувствуете? – осторожно спросил Фокс.

Беллмен не ответил. Он смотрел в пустоту и казался мысленно находящимся за многие мили отсюда, так что Фокс вздрогнул, вдруг услышав его голос:

– У меня случился разговор с одним субъектом. Пару лет назад. Я его едва знал, даже общих знакомых не было. Он-то и втянул меня в это дело, в ритуальный бизнес. Точнее, показал мне перспективу.

Он встретился взглядом с Фоксом.

– И что? – спросил тот.

Беллмен страдальчески наморщил лоб.

– В этой связи возникают вопросы, – сказал он. – Если он вдруг объявится и потребует…

– Долю в бизнесе?

– Да, к примеру.

Фокс призадумался. Он не был силен в юриспруденции, но по роду своих занятий поучаствовал в составлении нескольких договоров.

– Вы говорите, это была просто беседа? Вы не собирались обсуждать деловые вопросы?

– Нет! Нет! Мы с ним встретились совершенно случайно.

– И он не выдвигал никаких условий? Не просил вас что-нибудь подписать?

Беллмен покачал головой.

– То есть его претензии ничем не подкреплены, я правильно понял?

– По-вашему, ничем?

– Ну конечно же! Высказывать идеи – это одно, а воплощать их на практике – совсем другое. Он впоследствии вам как-то помогал?

– Нет. Я с тех пор его не видел.

– Значит, нет и проблемы. Ваш адвокат в суде поднимет его на смех. Кто докажет, что это не ваша собственная идея? К тому времени вы уже были успешным бизнесменом, заключали контракты, расширяли производство. И в этот проект вы вложили массу времени и сил.

Беллмен скривил лицо:

– Однако идея принадлежала ему…

– Идеи! Да у меня их появляется по сотне штук в день, только все эти идеи гроша ломаного не стоят, пока кто-нибудь в них реально не вложится. – Тут его посетила новая мысль. – Ваш разговор проходил при свидетелях?

– Ни души, кроме нас двоих.

– Раз так, можете о нем забыть. А если он появится с протянутой рукой, угостите его вкусным обедом в ресторане, подарите бутылку доброго бренди или пошлите его ко всем чертям – в зависимости от того, как он себя поведет. Если он пригрозит подать на вас в суд, пусть подает. Что помешает вам отрицать сам факт той давней беседы?

Беллмен казался наполовину убежденным.

– Однако теперь об этой беседе известно и вам.

Фокс подмигнул ему заговорщицки:

– О чем это вы? За последние минут десять я не услышал от вас ни слова.

По возвращении на Риджент-стрит, когда дверь экипажа распахнулась навстречу обычному строительному шуму, Беллмен заметно приободрился. Он спрыгнул на землю со своей обычной живостью и соединил ладони в громком, энергичном хлопке.

– Итак. Сколько столяров сегодня на площадке? Двадцать? Пойдем взглянем, как они управляются с красным деревом.

«Ну вот, – подумал Фокс, – он уже и забыл об этом. Переключился на другое».

9

Той же ночью, в четвертом часу, соединительный союз «и» клещами сомкнулся на горле Беллмена, перекрыв ему дыхание. Он пробудился в спальне своей лондонской квартиры, беспомощно хватая ртом воздух; сердце трепыхалось из последних сил, словно настал его смертный час.

«Пошли его ко всем чертям… Отрицай сам факт той беседы…»

Боже правый, да неужто он и впрямь позволил себе такие мысли? Что, если до Блэка дойдет слух о подобных разговорах? Что, если он узнает о намерении Беллмена положить конец их партнерству?

Но в чем именно заключалось это партнерство? Блэк был с ним заодно, не так ли? Иначе он подкинул бы идею кому-нибудь другому. В ту ночь на кладбище они пришли к обоюдному согласию, в этом Беллмен не сомневался. Ему досталась роль активного партнера – он общался с людьми, писал письма, проводил собрания, находил подрядчиков, вел переговоры, платил по счетам. В дальнейшем ему предстояло еще нанимать продавцов, клерков, кладовщиков и работниц швейного ателье, встречаться с компаньонами, организовывать работу и осуществлять повседневное руководство.

А Блэк был – как бы это назвать? Блэк практически не сделал ничего, в этом Фокс был прав. И деньги в проект он не вкладывал. Его, похоже, вполне устраивало то, что всю работу взял на себя Беллмен. Рассуждая объективно, следовало признать, что Блэк не играл в этом предприятии никакой роли, если не считать поданной им идеи – и чертовски хорошей идеи. Недаром же солидные дельцы без колебаний вошли в долю. Недаром банк без промедлений выделил крупную ссуду.

Он нахмурился. Память упорно отказывалась возвращаться к подробностям той ночи, но даже по обрывкам воспоминаний Беллмен мог заключить, что Блэк не из тех людей, от которых можно отделаться, подарив бутылку виски. При попытке вообразить эту картину – «Ты оказал мне большую услугу, дружище! Вот, прими эту бутылку в знак моей благодарности!» – Беллмену стало нехорошо. Что касается суда, который наверняка отвергнет претензии Блэка… Он представил себе пронзительный взгляд Блэка, устремленный на него во время судебного заседания. Этот взгляд проник сквозь время и пространство, сквозь стены дома, в котором он спал, и безжалостно пригвоздил Беллмена к постели. В ту самую ночь Блэк казался приветливым и благожелательным, однако не преминул исподволь намекнуть на свое могущество. Была ли в том намеке угроза?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org