Пользовательский поиск

Книга Билл — герой Галактики. Книга 1. Содержание - Билл, герой Галактики, отправляется в свой первый отпуск

Кол-во голосов: 0

— Стой! — скомандовал он.

Маленький отряд остановился; сержант прислонился к каменной стене, ограждавшей дорогу, задрал правую штанину и свистнул. К нему быстро подкатил один из роботов, протягивая ящик с инструментами, из которого сержант вынул большую отвертку и подтянул болт на искусственной ноге. Затем выдавил на шарнир несколько капель из масленки и опустил штанину. Выпрямившись, он увидел за оградой робомула, запряженного в плуг, и крепкого крестьянского парнишку, бредущего за мулом.

— Пива! — гаркнул сержант. — И "Элегию космонавтов"! Робот-оркестр заиграл нежную мелодию старинной песни, и к тому времени, когда робомул закончил борозду, на ограде уже стояли две запотевшие глиняные кружки с пивом.

— Славная мелодия, — сказал паренек.

— Хочешь пивка? — предложил сержант, вытряхнув в кружку белый порошок из спрятанного в рукаве пакетика.

— С удовольствием. Жарко сегодня, как в чер... как в пекле.

— Ну скажи "в чертовом пекле", сынок, мне это слово знакомо.

— Мама не велит браниться. Какие у вас большие зубы, мистер!

Сержант клацнул зубами.

— Такой взрослый парень обязательно должен ругнуться иногда. Был бы ты солдатом, мог бы поминать черта сколько угодно — даже "твою мать!" мог бы говорить, если б захотел.

— Не думаю, что когда-нибудь мне захочется говорить такое. — Под густым загаром у парнишки проступил яркий румянец. — Спасибо за пиво, надо пахать. Мама не велит мне разговаривать с солдатами.

— Твоя мать совершенно права. Большинство из них — законченные алкаши и матерщинники. Слушай, сынок, а хочешь посмотреть снимок последней модели робомула, которая может работать тысячу часов без смазки? — Сержант протянул руку, робот вложил в нее портативный проектор.

— Ой, как интересно! — Парнишка прильнул к проектору и покраснел еще сильнее. — Это же не мул, мистер, это девчонка и даже без одежки...

Сержант быстро нажал на кнопку в крышке аппарата. Что-то щелкнуло, и парнишка застыл как вкопанный. Ни один мускул не дрогнул у него на лице, пока сержант вынимал проектор из его парализованных ладоней.

— Возьми перо, — сказал сержант. Пальцы мальчика послушно сомкнулись. — Теперь подпиши этот бланк внизу, где напечатано "подпись рекрута".

Скрипнуло перо, и в тот же миг воздух прорезал чей-то пронзительный жалобный вопль.

— Чарли! Что вы делаете с моим Чарли! — причитала древняя, совершенно седая старуха, ковыляя из-за холма.

— Твой сын стал солдатом к вящей славе императора, — сказал сержант и махнул роботу-портному.

— Нет, ради Бога, нет! — умоляла женщина, цепляясь за руку сержанта и орошая ее слезами. — Одного сына я уже потеряла, неужели этого недостаточно... — Сквозь слезы она посмотрела на сержанта и вздрогнула: — Но вы... ты... ты же мой сын! Билл, ты вернулся домой! Я узнала тебя, мой мальчик, несмотря на эти зубы, и шрамы, и черную руку, и протез вместо ноги! Сердце матери не обманешь!

Сержант хмуро взглянул на старуху.

— Может, ты и права, — сказал он. — То-то мне этот Фигеринадон-2 показался знакомым.

Робот-портной закончил работу: ярко засиял на солнце мундир из алой бумаги, блеснула тонюсенькая пленка на сапогах.

— Стано-о-вись! — гаркнул Билл, и рекрут перелез через стенку.

— Билли, Билли! — рыдала старуха. — Это же твой младший брат, это Чарли! Ты не заберешь своего младшего братишку в солдаты, ведь правда?!

Билл подумал о матери, о маленьком братишке Чарли, о том месяце службы, который ему скостят за нового рекрута, и рявкнул:

— Заберу!

Гремела музыка, маршировали солдаты, рыдала мать, как рыдают матери во все времена, а бравый маленький отряд все дальше уходил по дороге, пока не скрылся в закатном зареве за вершиной холма.

Билл, герой Галактики, отправляется в свой первый отпуск

Полная бутылка сказочного напитка "пей-до-дна-мечта-пьяницы", сто восемьдесят градусов — не больше и не меньше, достаточно крепкого, чтобы проесть стекло, — это немалая взятка. И, уже имея определенный опыт общения с военными, Билл не торопился отдавать это сокровище дежурному сержанту до тех пор, пока собственными глазами не увидел своего имени в списке отбывающих.

Ну вот, наконец, его первый отпуск! Когда Билл взял в руки приказ, его губы расползлись в гримасу, отдаленно напоминающую улыбку, а на лбу выступили блестящие капельки пота.

"Ровно в три часа двадцать четыре минуты отбывающие в отпуск будут отправлены на роскошный курортный остров Антракс, где им предстоит согласно уставу наслаждаться солнцем, песком и всем прочим. Ненаслаждение карается смертной..."

Глаза Билла закатились от удовольствия, и он даже не смог дочитать приказ до конца. Ну и черт с ней, с этой бумажкой. И так все понятно. Уж кого-кого, а его не придется заставлять наслаждаться солнцем, песком и особенно всем прочим.

Ровно в три часа двадцать четыре минуты следующего утра ничего замечательного не произошло. Билл вместе с остальными счастливчиками почти два часа просидел пристегнутым к окованному сталью креслу внутри на редкость нескладного летательного аппарата, пока пилот не получил-таки столь долгожданный сигнал, завел двигатели, и судно, подняв свои мощные лопасти, помчалось над океаном.

Пронесшись несколько секунд по воздуху, корабль камнем рухнул вниз.

Зубы Билла громко лязгнули, а голова, откинувшись назад, больно ударилась о переборку.

— Кранты! Мы погибли! — дико заорал Билл.

— Закрой пасть, сукин ты сын! — проскрежетал с соседнего сиденья сержант, явно не желающий широко открывать рот, чтобы не прикусить язык в момент нового рывка. — Это тебе не какое-нибудь гражданское судно на воздушной подушке. Это — военная модель, и она прыгает. Увертывается от обстрела, спасая твою вонючую шкуру.

— И при этом расплющивает всех, кто у нее внутри?

— Именно так, недоумок! Быстро соображаешь, видимо, хорошая встряска пошла на пользу твоей дырявой башке.

Миновала, казалось, целая вечность, в течение которой прыгун то взмывал вверх, то с устрашающим воем устремлялся вниз. Неожиданно безумная гонка прекратилась и наступила тишина. Ее нарушали лишь стоны изрядно помятых отпускников.

— На выход! — прохрипел громкоговоритель. — Тот, кто вылезет последним, будет неделю чистить сортиры.

Сразу же позабыв об увечьях, полученных во время перелета к месту вожделенного отдыха, герои галактических сражений дружно бросились к выходу, с боем расчищая себе путь из проклятой соковыжималки. Те, кому удавалось по головам и плечам соратников выбраться наружу, обессилено падали на землю, тяжело дыша, словно рыбы, выброшенные на сушу.

— А песок-то черный... — с трудом разлепляя губы, пробурчал на редкость наблюдательный Билл.

— Конечно, черный! — радостно и нежно проворковал сержант. — С чего бы ему быть белым, ведь этот остров — вулканический, и это не совсем даже песок, а лава. Так, хватит разлеживаться! Вали на перекличку!

Не успели еще пострадавшие от последних разработок в авиатехнике оторвать от земли свои расплющенные тела, как словно в подтверждение слов сержанта в недрах что-то судорожно громыхнуло, остров исступленно затрясся, словно пес, вычесывающий блох, и отпускники в ужасе увидели, как верхушка ближайшей горы изрыгнула устрашающе черный дым и выстрелила в небо фонтаном из камней.

— А что, мы будем проводить отпуск на действующем вулкане? — спросил любознательный Билл.

— Ты в армии или где? — вполне резонно ответил сержант. — Поверь мне, придурок, это еще не худшее место для отдыха.

Они стояли под палящим тропическим солнцем — точнее, те, кто еще не потерял сознание от теплового удара. Наконец сержант получил добро на размещение вновь прибывших в здравницах курорта. Только после этого они построились в походный порядок и, пошатываясь, двинулись в джунгли.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org