Пользовательский поиск

Книга Билл — герой Галактики. Книга 1. Содержание - Глава 36

Кол-во голосов: 0

– Сколько осталось?

– Минуточку, сейчас посчитаю! Две! Почти в цель! Разумеется, выражаясь фигурально. Мы же еще не сдвинулись с места.

– Да вроде бы, — согласился Билл, которого по-прежнему окружали неподвижные фигуры. — Что ты предлагаешь?

– Причина, по которой я говорю с акцентом, — сообщил Переместитель, — заключается в том, что я принадлежу к поколению мемориальных земных автоматов, снабженных записями голосов великих земных ученых прошлого. Лично я говорю голосом венгерского психолога XXI века, которого звали Раймундо Шекели.

– Понятно. Но почему ты решил объяснить сейчас?

– Потому что мы посетим обе планеты и выясним на месте, какая из них тебе нужна.

– А! Но не будет ли это…

Он не успел сказать «опасно», ибо Переместитель перешел от слов к делу.

Глава 35

По поводу того, каков принцип действия Переместителя, было написано множество научных работ. Поскольку в наши дни использовать прибор запрещено, все они полны предположений. Запрет связан с тем, что действие Переместителя сопровождалось значительными побочными эффектами. Вдобавок перемещение оттуда, где находился человек, туда, куда он хотел попасть, происходило очень быстро; в результате время сбивалось с ритма и путешественнику приходилось какой-то срок мыкаться в промежуточном пространстве, известном также как стазис, чтобы тело и внутренние органы могли догнать голову. Некоторые люди после таких путешествий испытывали диковинное ощущение, будто оставили позади некую часть себя. Как оно, впрочем, обычно и бывало. Когда же выяснялось, какая именно часть осталась в другом месте, чаще всего раздавались истошные вопли. Согласно одному из предположений, перемещение происходило настолько быстро, что человек не успевал собрать свое естество, разбросанное по пространственно-временному континууму. По счастью, у Билла никаких проблем не возникало, поскольку Герой Галактики не страдал избытком воображения.

– Где мы? — спросил он.

– На первой Ройо. Похоже на ту, которую ты ищешь?

Билл огляделся по сторонам. Он стоял над обрывом. Внизу раскинулся большой город, все здания которого были выстроены из какого-то синего материала различных тонов и оттенков. К небу тянулись шпили многочисленных церквей, виднелись широкие бульвары и мостовые, по которым двигались машины. Единственное солнце клонилось к закату, погружалось в багровое облако. По улицам ходили люди, а в воздухе кружили громадные птицы. На глазах у Билла одна из птиц схватила человека и, мерно маша крыльями, понесла прочь. Прохожие не обратили на случившееся ни малейшего внимания. Они продолжали двигаться, все в одном направлении, к площади в центре города. Несколько птиц опустили на площадь огромное корыто, заполненное зеленоватой субстанцией.

– Ну что? — поинтересовался Переместитель. — По слухам, лучшая из птичьих планет в Галактике. Не думай, питаются они не людьми. Ты видишь протоплазматических роботов, которые выпускаются на все вкусы. На таком расстоянии легко ошибиться, но, по-моему, там шагают ходячие сосиски.

– Кажется, нам не сюда, — сказал Билл и сообразил в следующий момент, что находится не здесь, а где-то еще. Да, Переместитель и впрямь перемещал все представления.

Вторая планета изобиловала оттенками коричневого и оранжевого. Ее обитатели выглядели этакими черными тенями, лишенными, каким бы боком они ни поворачивались, какого бы то ни было объема. Повсюду раздавались разные звуки, напоминавшие голоса, но Билл так и не разобрал, кто их издает. В древних развалинах на берегу моря жили кошки, которые снизошли до того, чтобы заметить человека с крохотным прибором в руке.

– Тоже не то, — вздохнул Билл. — Оба раза мимо! Что теперь?

– Приободрись, приятель, — заявил Переместитель. — Выход есть!

– Какой?

– Если мы дважды промахнулись, значит, в третий раз повезет.

– Откуда ему взяться, третьему разу? — удивился Билл.

– Оттуда! — бросил прибор. И Билл очутился неизвестно где.

Планета Ройо грезилась людям во снах, ибо сулила все прелести жизни, о каких только можно мечтать. Билл обнаружил, что стоит на имеющем форму полумесяца пляже. Повсюду, куда ни смотри, сверкал белый песок, над головой кружили чайки, поблизости на берегу лежали в изящных позах девушки. Словом, настоящий рай. Заметив, что вдоль пляжа выстроились уютные заведеньица из плавника с прелестным названием вроде «У Грязного Дика», Билл почувствовал, что его переполняет восторг. Кто не мечтал жить среди прирученных морских разбойников? Вдобавок на пляже торговали гамбургерами: пышногрудые красотки в пестрых платках жарили замечательно толстые гамбургеры с изрядным количеством лука и продавали их с оригинальных лотков, причем добавляли специи, которым позавидовал бы и главный повар какого-нибудь султана. Вездесущий кетчуп, пять разновидностей маринада из шинкованных овощей, три разновидности сальсы разных цветов, одна острей другой; кусочки маринованного манго, ломтики бекона, сочные, заранее порезанные помидоры и многое иное, иногда — достаточно отвратительное, о чем лишь грезят обитатели прочих планет. В дополнение к гамбургерам предлагался ром со льдом; Билл решил, что просто обязан пропустить пару стаканчиков.

На пляже отдыхали красивые, стройные люди с искренними белозубыми улыбками. Женщины отличались кокетливым шармом старлеток. Поодаль виднелись дансинги и кинотеатр, в котором показывали комедии, «американские горы» и другие аттракционы, а также громадные динозавры, бывшие на деле жилыми домами.

– Ты ведь Обещанный, правда? — спросила у Билла красивая девушка с длинными волосами. Ее красоты обыкновенному человеку было просто не вынести.

– Наверное, мисс, — отозвался Билл со старомодной учтивостью, из-за которой в паршивом городишке на отсталой планете, где его угораздило родиться, Героя Галактики считали чуть ли не придурком. — А кто вы?

– Иллирия.

Билл разинул рот, потрясенный то ли словами девушки, то ли ее красотой.

– Когда мы виделись с тобой в последний раз, ты была маленькой зеленой ящеркой.

– Как ты мог заметить, я изменилась. — Иллирия лукаво улыбнулась.

– Да уж, — хрипло проговорил Билл. Он было протянул к девушке руку, но вдруг схватился за левую подмышку.

– Что с тобой? — надула губки Иллирия, подавшаяся вперед в ожидании прикосновения.

– Чинджер. Он был здесь! А внутри сидел ЦРУ. Такой крохотный, росточком от силы два дюйма.

– Что было, то было, — сказала Иллирия. — Было и прошло.

– И хорошо, что прошло. Но куда подевался чинджер?

– Зачем он тебе, милый?

– Вообще-то незачем, — признался Билл. — Я просто беспокоюсь, потому что не знаю, где потерял чинджера и ЦРУ.

– Может быть, они отправились на другую планету, а тебе не сказали, чтобы не расстраивался.

– Тоже мне, приятели называются! Ну и ладно. — Беспокойство по-прежнему снедало Билла, однако он решил, что как-нибудь с ним справится. — Значит, это Ройо? — Билл вновь протянул руку. Иллирия искусно увернулась. Похоже, она приняла его чисто риторический вопрос за выражение неподдельного интереса.

– Да, милый. Пойдем, я покажу тебе окрестности. — И повела мрачного, надутого — и утихомирившегося — Билла на экскурсию.

Глава 36

Хоть и не испытывая ни малейшего интереса, Билл скоро узнал, что на планете Ройо имеется один-единственный материк, и то не слишком большой, представляющий собой остров посреди Мирового океана. По земным меркам этот остров был сущим раем. Дни сплошь солнечные, но не жаркие; можно загорать без опаски обгореть. Обитатели на Ройо ройанцы, красивые и веселые, днями напролет развлекавшиеся или занимавшиеся серфингом. Еще на заре своей истории они добились всего того, к чему стремились, а потому их мозги со временем атрофировались; ведь, как гласит установленное природой Правило, чем не пользуешься, то теряешь. В результате у нынешних ройанцев вместо мозгов в голове имелись полости. На Ройо бытовал такой обряд: когда ребенку исполнялось шестнадцать лет или тринадцать — до двух ройанцы считают неплохо, а дальше обычно сбиваются, — эту полость заполняли наливаемым через ухо ароматным кокосовым маслом с травяными добавками. Точные пропорции добавок исправно передавались из поколения в поколение — разумеется, изустно, поскольку лишенные мозгов писать не умеют (да и говорят, кстати, не слишком бегло) — и составляли едва ли не все культурное наследие ройанцев. Кокосовое же масло придавало волосам естественный блеск, предотвращало облысение; кожа от него становилась здоровее, а глаза — ярче. Вот почему обитатели Ройо выглядели столь привлекательно (а привлекательность для них — главное в жизни).

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org