Пользовательский поиск

Книга Билл — герой Галактики. Книга 1. Содержание - Глава 49

Кол-во голосов: 0

– Билл, — проговорила девушка, — с твоей стороны было нечестно бросить меня на Ройо. Я и не подозревала, насколько серьезно ты настроен. Не переживай, развлечения закончились, пора и мне заняться делом.

– Мерзавка, ты обманула меня! — воскликнул Историк.

– Да, — согласилась Иллирия, — но только потому, что иного выхода не было.

– Ну и нахалка! Ты же утверждала, что любишь меня!

– Я преувеличивала. Как по-твоему, какое чувство идет следом за презрением? Вот его-то я и испытываю. — Девушка повернулась к Биллу. — Милый, пойдем отсюда.

Она протянула руку. Билл алчно уставился на девушку: ему и впрямь хотелось уйти с ней, но он понимал, что ничего хорошего из этого не выйдет. Инопланетянки и все такое прочее… Гораздо важнее было заполучить Переместитель, который держал в руке Враг-Историк. Однако на прибор явно положил глаз Хэм Дуо, вооруженный весьма грозным на вид импульсным лучеметом марки «Смирнофф». Как показалось Биллу, лучемет был установлен на «автоматическое причинение боли». Герой Галактики решил, что с Дуо связываться не стоит — по крайней мере сейчас. Глядишь, позднее возможность и представится: вполне вероятно, что Дуо возьмет да и свалится в обмороке.

Внезапно Хэм Дуо застонал, приложил руку ко лбу и рухнул наземь. Из-за пазухи Билла выскочил чинджер. Прихрамывая, ибо пострадал во время недавнего падения товарища, он подбежал к Хэму.

– Галактическая сонная болезнь. Классический случай. Не подходите близко, болезнь заразная.

Все дружно попятились.

– Умер? — поинтересовался Билл.

– Вовсе нет. Галактическая сонная болезнь не убивает, она просто погружает в сон. Надеюсь, он состоит членом клуба здоровья «Голубая туманность». Там отличные лечение и уход. Похоже, ему придется провести какое-то время в темной комнате и получать питание внутривенно, а любопытные будут глазеть на него через дверное окошечко.

– Ладно, Билл, — произнес Хэм Дуо во сне, пошевелился и жалобно застонал. — Твоя взяла. — Дрожащей рукой он вручил Биллу Переместитель. — Вытащи меня отсюда! — Дуо зевнул и крепко заснул, истратив последние силы на то, чтобы просьба прозвучала как можно энергичнее.

– Ты поможешь моему приятелю? — спросил Билл у Переместителя.

– Естественно, — отозвался тот. Но, прежде чем он перешел от слов к делу, случилось нечто, начавшееся как-то исподволь, но имевшее значительные последствия.

Глава 49

Посредине треугольника, образованного кострами, совершил посадку легкий как перышко небольшой звездолет. Он относился к числу новейших моделей, которые строятся почти исключительно для толстосумов и их наследников, то есть для людей, стремящихся путешествовать с максимальной скоростью и не желающих опускаться до коммерческих линий. Звездолет выглядел как картинка. Знаки на его корпусе могли быть истолкованы тем, кто, подобно Врагу-Историку, разбирался в таких вещах, как буквы санскритского алфавита.

– Санскрит, — пробормотал Историк. — Интересно, кто это?

– Пусть буквы вас не обманывают, — предостерег через динамик чей-то голос. — Что подвернется, тем и надо пользоваться. На нашу планету прибыла делегация с Раджастана-2, у которой я и позаимствовал корабль, подумав, что кому-то из вас он может пригодиться.

– Кто говорит? — пробурчал во сне Хэм Дуо.

– Знаю! — сказал Билл. — Компьютер «Квинтиформ», верно?

– Молодец, Билл. Не зря я спас тебя от «Смекалки».

– Я как раз хотел спросить… Мне было так хорошо, когда я удрал отсюда. С какой стати я вернулся? И что вообще происходит?

Неожиданно кто-то словно пнул Билла под зад, и он взлетел в воздух.

– Твое тело по-прежнему подчиняется мне, — заметил компьютер. — Я могу им управлять.

– Извини, погорячился, — отозвался Билл, потирая задницу. — Что тебе нужно?

– Твой мозг.

– Опять?

– Видишь ли, тогда мы не догадывались, что твой мозг состоит из двух полушарий. Для сведения: существа с таким мозгом встречаются крайне редко. Билл, соглашайся. Я натренирую тебя, и ты станешь компьютерным оракулом Цуриса.

– По-моему, ты выбрал не того. А может, у меня не слишком хороший мозг, хоть и с двумя полушариями. Они же не все хорошие, правда? Я не могу быть компьютерным оракулом.

– Еще как можешь! Ты только согласись, и все. А твоих приятелей я отправлю по домам.

– И меня? — осведомился Враг-Историк.

– С тобой сложнее, — признался компьютер. — Билл, поверь, я действую ради твоего блага.

Билл огляделся по сторонам. Хэм Дуо кивал во сне; Историк, который бодрствовал, тоже утвердительно покачал головой.

– Соглашайся, — прошептал на ухо Биллу чинджер. — Потом что-нибудь придумаем.

– Я все равно не понимаю, чего ты добиваешься.

– Соглашайся и поймешь.

– Идет, — решился Билл. — Так и быть, попробую. — Он приготовился, но ничего не произошло. — Ну?

В его мозг хлынула пьянящая энергия. Местность словно заходила ходуном, как будто над планетой пронесся ураган. И прежде чем Билл сообразил, что к чему, вновь случилось нечто.

Глава 50

Забавно, не правда ли? Ситуации обычно возникают как бы на пустом месте. Разумеется, впоследствии легко проследить, откуда что взялось. К примеру, Билл мог заметить, что на небе на мгновение появилась, а затем исчезла, растаяла в воздухе, призрачная решетка. Он мог бы заметить, что линия горизонта словно слегка утолщилась. Наши органы чувств постоянно принимают подобные сигналы, только вот главному процессору некогда их обрабатывать, поскольку у него полным-полно других забот: скажем, поддерживать равновесие тела при ходьбе, чтобы человек мог идти и одновременно жевать жвачку. Повторить этот подвиг до сих пор не по зубам ни одному компьютеру — возможно, потому, что компьютеры не жуют жвачку. Тренированному же человеку тут просто нечего делать.

Билл очутился в темноте, которая напоминала темноту не столько пустой комнаты, сколько застегнутого спального мешка. Она не казалась загробной, нет, скорее, наводила на мысль о полуночной склоке на дне болота или о дружеских объятиях свившихся в клубок змей; уничтожала всякие звуки, лишала каких бы то ни было ощущений; пальцы натыкались на некую ткань, столь тонкую, что невозможно было определить, материальна она или нет; чем дальше продвигалась рука, тем больше на нее налипало ткани, и пальцы словно окутывал саван, лишавший их чувствительности.

Состояние, когда человек лишается ощущений, хорошо известно; к нему всеми силами стремятся мистики. Сам того не желая, Билл достиг высшего блаженства, о котором тщетно грезили облаченные в одежды шафранового оттенка аскеты прошлого. К сожалению, рядом не было никого, кто поздравил бы Героя Галактики с удачей. А ведь, подобно прочим психическим состояниям, высшее блаженство становится таковым лишь тогда, когда вам о нем сообщают. Иначе его и не ощущаешь.

Билл ни о чем таком не знал, а потому не стоит его винить за то, что он воспользовался темнотой, чтобы отоспаться. В конце концов, то был едва ли не величайший из трансцендентных моментов жизни Героя Галактики. Во всяком случае, храпел он трансцендентально.

Проснувшись, Билл обнаружил, что все переменилось.

Глава 51

– А малый он был толковый, — заметил Хэм Дуо после растянувшейся едва ли не на час паузы.

Куки Жвачка ответил серией смешных, высоких и тонких звуков, которые так веселят тех, чьи тела не покрыты мехом. Однако сами куки не находят в своих словах ничего смешного; поэтому передадим, что сказал Жвачка, а смешки оставим на потом, когда очередь дойдет до логова геможаб.

– Я знаю, что тебя тревожит, — пискнул обвинительным тоном Жвачка. — Твоя совесть. Думал, ее вообще нет. Ты допустил, чтобы Билла похитил вшивый компьютер.

– Он пытался украсть Переместитель, — раздраженно отозвался Хэм. — Так что получил по заслугам.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org