Пользовательский поиск

Книга Билл — герой Галактики. Книга 1. Страница 112

Кол-во голосов: 0

– А ты знаешь, что они с тобой сделают?

– Моя сильно страшно, — пробормотал куки. — На Псу-под-хвост, они знаменитые ковроделы. Всегда искать новый материал.

Билл оценивающе поглядел на роскошную густую шерсть Жвачки и, хоть ему и было жалко инопланетную зверюгу, не мог не подумать: «Какой замечательный получится коврик!»

– Не позавидуешь, — сказал он, изображая сострадание.

Куки сощурил красные глазки и сердито моргнул, уловив в тоне Билла фальшивую нотку.

– Кожа человека вода не проникать, — проворчал он.

– Может быть, — согласился Билл.

– Выйти отличный коврик для ванна.

Тут в замке заскрежетал ключ, и дверь камеры распахнулась.

Вошли четверо стражников. Очень высокие и худые, словно их нарочно морили голодом; головы напоминали формой зерна фасоли. Чтобы войти внутрь, им пришлось согнуться чуть ли не вдвое, а распрямиться было негде. Билл впервые видел свингли, что называется, во плоти, хотя, разумеется, видел картинки в «Пособии по опознанию врагов-инопланетян»; изучить эту книгу и знать всех многочисленных врагов человечества требовалось от каждого солдата Империи. Итак, в камере сейчас находилось двое узников и четверо охранников; стольких она явно вмещала с трудом и, казалось, грозила вот-вот взорваться.

Свингли командовал офицер, на полголовы выше остальных. Как позднее выяснил Билл, он принадлежал к касте офицеров, гордившихся своим необыкновенным ростом. Увидев на офицере черную шапку из медвежьего меха, Жвачка весь съежился и жалобно вскрикнул.

Пленников вытолкали из камеры и повели по коридору, подгоняя короткими копьями, предназначенными специально для таких случаев. Стены коридора были сложены из грубо отесанных камней, а потолок образовывали пальмовые ветви. Ярдов через тридцать коридор раздвоился. Охранники разделились на пары: первая погнала куки направо, а вторая, состоявшая из простого стражника и офицера, отправилась вместе с Биллом налево. Билл не знал, радоваться ему или огорчаться. Конвоиры не проронили ни слова, хотя Герой Галактики и попытался завязать разговор: сначала на шмендрике, основном торговом наречии свингли, потом на неадаптированном эсперанто и наконец на чинга-франка, широко используемом языке чинджеров, о котором люди узнали совсем недавно, обнаружив на борту подбитого чинджерского звездолета лингвистическую машину. Транслятор Билла переводил без запинки, однако свингли ничем не показали, что слышат, а уж тем более — понимают. Так что какое-то время спустя Билл замолчал и принялся озираться по сторонам.

Они спустились сначала по одной лестнице, затем по другой. В стенных нишах горели факелы, кое-где попадались архаичные лампы накаливания — ровно в таком количестве, чтобы сделать царивший вокруг стигийский полумрак истинным мраком. В коридор выходили двери камер, из-за которых доносились истошные вопли, словно те, кто находился внутри, отбивались от нетопырей. Впоследствии Биллу удалось узнать, что эти звуки издавали специальные машины, предназначенные для нервирования пленников. Да, свингли недаром считались одной из утонченнейших галактических рас! Конечно, немаловажную роль здесь играл их облик. Существа, которые выглядят столь нелепо — свингли носили всклокоченные оранжевые парики, ходили, ссутулив широкие плечи, с видом маниакального безразличия, — вряд ли способны обходиться без чувства юмора, причем последнему должен сопутствовать интеллект, иначе над вами будут потешаться все, кому не лень. Правда, свингли, считая в эпохах, продвинулись сравнительно недалеко, а потому над ними пока еще подсмеивались.

Они стеснялись того, что их не включили в «Полный словарь инопланетных рас» Моррисона, не упомянули даже в приложении «Высокие инопланетяне». Впрочем, не так давно о них сняли несколько документальных фильмов, в том числе потрясающий «Худой», режиссером которого был Слоан Бастер и который представил свингли в слишком уж благоприятном свете. Торговцы-свингли изредка появлялись в пределах Империи, но большинство избегало каких-либо контактов, опасаясь людских насмешек. Однако на своей собственной планете они все организовали под себя и объявили во всеуслышание: «На Свингли над нами не посмеешься».

Стремясь к тому, чтобы их повсюду принимали всерьез, свингли прилагали громадные усилия, дабы произвести впечатление. Билла втолкнули в просторное помещение; ему сразу бросился в глаза большой стол, приподнятый таким образом, что трое сидевших за ним судей в черных одеяниях и пудреных завитых париках могли глядеть на подсудимых сквозь круглые очки сверху вниз.

Судебная процедура свингли была отработана до мелочей. Каждая раса обладает врожденными установками, правилами поведения, зафиксированными в генах и распространяющимися по спирали ДНК; эти правила объясняют разумным существам, кто они такие и к чему должны стремиться. Вдобавок фундаментальный генетический код содержит знания о том, что смешно, а что нет, и стремление во все времена и при любых обстоятельствах выглядеть надлежащим образом. Потому-то, побуждаемые расовым императивом, свингли, когда впервые столкнулись с инопланетной цивилизацией, приняли все меры, чтобы отыскать наиболее подходящую для себя форму правосудия. До того у них попросту не было ничего, что заслуживало бы подобного назначения. Разозлившись на приятеля, свингли тюкал его по макушке короткой дубинкой со свинцовым наконечником; на языке свингли такие дубинки именовались уколен, то есть «прекратители дружбы». Если кому-то не хотелось браться за дубинку, он бил обидчика рукой и, соответственно, мог схлопотать удар в ответ. В то время прекращение дружбы являлось на планете Свингли единственной причиной смерти, поскольку заботливая природа, любительница всяческих экспериментов, наделила свингли бессмертием: они погибали лишь от деревянных дубинок, залитых изнутри свинцом.

Итак, система правосудия должна была внушать уважение, иначе она ни на что не годилась. В ту пору свингли отчаянно нуждались в новом способе разрешения конфликтов, ибо с так называемых Отвратительных войн 90-х годов численность населения планеты неуклонно уменьшалась. Их правосудие в своей нынешней форме представляло собой комбинацию различных приемов. У англичан они позаимствовали высокие столы, за которыми сидят судьи, пудреные парики и, что важнее всего, внушающее благоговение достоинство, с каким вершат суд в Британии. Свингли раскопали в древних банках данных, которые единственные уцелели после гибели Земли, многочисленные документальные фильмы по судопроизводству студии «Пайнвуд». В самом деле, подумалось им, кто и рискнет посмеяться над одним судьей, то уж над тремя наверняка не осмелится.

Однако Билл, увидев троих судей в пудреных париках и больших очках, что постоянно сползали с переносицы, не смог удержаться от смеха; сильнее всего Героя Галактики развеселили попытки судейских сохранить брюзгливо-напыщенный вид. Офицер в медвежьей шапке невероятно острым локтем пихнул его под ребра, и он мгновенно посерьезнел.

– Подсудимый, подойдите к барьеру, — загробным голосом произнес судья в центре.

Билл собирался вести себя чинно и изображать раскаяние, но торжественность обстановки и пересохшее горло заставили его спросить:

– Может, я сперва прогуляюсь в бар? Выпить бы, а потом можно и к барьеру.

Судьи переглянулись. Публика — за ходом процесса наблюдали около трехсот свингли — уставилась на судей. Охранники воззрились друг на друга. Билл выглядел озадаченным.

– Вы поняли, что он сказал? — поинтересовался судья в центре у своего коллеги слева.

– А то, — прибавил судья справа.

– Вы хотите сказать, — уточнил судья в центре, — что подсудимый шутит?

– Невероятно, но так и есть, — ответил судья слева.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org