Пользовательский поиск

Книга Билл — герой Галактики. Книга 1. Страница 117

Кол-во голосов: 0

Так что Иллирии, когда она прибыла сюда, не составило труда завладеть телом юной ройанки.

– Ну разве не замечательно, Билл? — спросила девушка. Они сидели на пляже и уплетали шашлык, а хор ройанцев исполнял прелестные заунывные песенки. К сожалению, в песнях отсутствовали и слова, и мелодия.

– Конечно, — согласился Билл, обнимая одной рукой Иллирию за плечи и притворяясь, будто сидеть в такой позе очень удобно. Приступ сексуального энтузиазма сменился сомнениями. Привыкнуть к Иллирии в образе прекрасной женщины оказалось нелегко. Биллу претил способ, каким она завладела чужим телом. — А ройанка небось переживает, да? — проговорил он. В его тоне проскользнуло бессознательное высокомерие существа, изначально наделенного собственным телом.

– Вовсе нет, милый, — отозвалась Иллирия. — Я спросила ее, как она отнесется к тому, чтобы на время расстаться с телом. Правда, Лайза?

– Правда, — подтвердила Лайза после десятиминутной паузы, неизменно возникавшей в разговоре при потугах ройанцев на квазиинтеллектуальное мышление, — ты ведь когда-нибудь потом его вернешь?

– Естественно.

– Тогда развлекайся. Ребята обзавидуются, когда я им расскажу.

– Ребята?

– Так мы, ройанцы, называем друг друга.

– А-а, — протянул Билл.

– Как и обещала, — сказала Иллирия. — Еда и секс. Правильно?

– Угу. — Билл отложил в сторону кость, которую обсасывал. Иллирия прильнула к нему. Герой Галактики почувствовал, что вновь начинает возбуждаться. В конце концов, она очень симпатичная и хочет его; как говорится, все при ней, вдобавок другая девица заявила, что не возражает. В общем, надо ловить момент.

Очутившись на острове, Билл скоро заразился свойственной аборигенам ленью. Ройанцы собирались каждое утро, чтобы поклониться его крокодильей лапе и повосхищаться его клыками, которые он лениво оскаливал. Ему казалось, что местные ведут себя просто глупо, однако Иллирия настояла, что не стоит лишать ройанцев их маленькой радости. Сам Билл считал, что восхищаться можно было бы чем-то другим, а не крокодильей лапой, которой он обзавелся совершенно случайно; но такова слава — она приходит, не объясняя, откуда и зачем. Впрочем, жили островитяне вполне пристойной жизнью, не слишком, конечно, интеллектуальной, но последнее Билла заботило мало, разве что он скучал по комиксам. К тому же Герой Галактики однажды сообразил, что тоскует по службе. Забавно: будучи в армии, он мечтал как раз о том, чтобы оказаться в тропическом раю, где будет полным-полно выпивки и жратвы, где его полюбит шикарная красотка, а целая дюжина других станет добиваться благосклонности…

Нет, так нечестно по отношению к Иллирии. Во-первых, она тут самая красивая. А потом, он ей обязан…

Интересно, чем? Если уж на то пошло, никто не удосужился спросить Билла, что он обо всем этом думает. А ром — смешно, право, смешно — надоедает все сильнее. Чересчур сладкий. Короче говоря, Биллу потихоньку становилось скучно. Неизвестно, как бы он поступил, если бы какое-то время спустя после его прибытия на Ройо в небе не засиял диковинный свет: то шел на посадку звездолет.

Глава 37

– Типичный солдатский рай, — изрек мистер Сплок. — Пожалуй, если воспользоваться гедонистической шкалой, он, несомненно, лучше многих других, но в общем и целом все они одинаковы. Вы, конечно, согласны со мной, капитан?

Дирк, который бродил по берегу босиком, закатав до колен штанины, как будто не услышал, что к нему обращаются. Он запивал «кокой» булочку с горячей сосиской и мечтательно глядел по сторонам: словом, вел себя как человек, которого изрядно чем-то удивили. Мистер Сплок, чуждый всяких эмоций, не мог осознать глубины той перемены, которая произошла с Дирком, а потому беспокоился за обычно сурового капитана «Смекалки».

– Может, вернемся на корабль, сэр? — предложил он.

– Куда торопиться? — задумчиво произнес Дирк. — Здесь на нас никто не нападает.

– Кроме наших собственных желаний, — прибавил Сплок. — Естественно, я говорю о тех, у кого эти желания есть. А остальные — то бишь я — будут выполнять свои обязанности, как предписывается корабельным уставом.

– Скажите, мистер Сплок, — поинтересовался Дирк, с любопытством глядя на своего первого офицера; тон его был дружелюбным, однако в нем прозвучало легкое раздражение, — вам никогда не хотелось расслабиться? Надраться в стельку? Потрахаться в свое удовольствие?

– Прошу прощения… — промямлил Сплок, потрясенный бесстыдством капитана. — Расслабиться? Надраться? Потрахаться?.. Кажется, нет.

– Ты знаешь, о чем я. По крайней мере надеюсь, что знаешь. Как-нибудь ты мне обязательно расскажешь о вашем процессе размножения. Хотя, с другой стороны, быть может, и не надо. Отдыхай. Расслабься. Развлекайся.

– Я никогда не стремился ни к чему подобному, — заявил Сплок, гордо шмыгая носом. — А ваше поведение, сэр, меня удивляет.

– Потому что ты привык видеть меня в состоянии морального или физического кризиса, — объяснил Дирк.

– Могу я говорить прямо?

– Валяй, Сплок.

– Раньше вы были лучше.

Дирк расхохотался и швырнул недоеденную булочку в море. Рыба-стервятница, которая питалась исключительно отбросами, а если таковых не было, впадала в спячку, мгновенно проглотила подарок, и море вновь сделалось прозрачно чистым.

– Эта планета привела меня в прекрасное настроение, — сказал капитан. — Ты не знаешь, что такое настроение, Сплок, и что оно значит для человека, но уверяю тебя — без настроения мы не люди.

– Ерунда, капитан. Человеком управляет чувство долга. Еще им движет любовь к Богу, если он верит — этот вопрос мы с вами однажды выясним, — и к своей стране.

– Верно, Сплок, ох, как верно! Однако порой даже лучшие из нас — заметь, себя я к ним не причисляю, — даже лучшие из нас нуждаются в отдыхе. Порой нам необходимо отдохнуть от моральных устоев и утешения, которое дарит религия.

– Вы сейчас рассуждаете, как Контр-Дирк, — отозвался Сплок.

– Ничего подобного! Мы победили его в честной схватке, сражаясь за Карла Великого и христианство, тогда как он воевал за султана и ислам.[23] Раз победили мы, значит, наше дело правое, так, Сплок?

– Можете говорить что угодно, — сказал Сплок. — Но позвольте заметить, сэр, вы занимаетесь пустословием. Или, как принято выражаться на нижней палубе, словоблудием.

– Мой милый Сплок, ты весьма удачно подбираешь выражения, но совершенно упустил из виду демоническую сторону человеческой натуры. Или ты отрицаешь ее существование?

– Нет. Тому немало доказательств. Но, признаться, капитан, я полагал, что вы ее преодолели.

– Разумеется, Сплок, разумеется! К тому-то я и клоню. Я расправился с сидевшим во мне демоном, значит, могу, когда захочу, немного отдохнуть. Верно?

– Пожалуй, — согласился Сплок. — Но отдыхать некогда. Враг-Историк по-прежнему на свободе и угрожает Земле.

– Такова жизнь, — пожал плечами Дирк. — Беда за бедой. Но мне кажется, что человечество способно какое-то время обойтись без нас. Или, если не употреблять громких слов, Галактика переживет. Короче, я намерен немного отдохнуть, напиться и потрахаться.

Явно шокированный Сплок ответил не сразу. Он принялся расхаживать по берегу, сцепив ладони за спиной, мрачный и решительный, а Дирк шлепал по воде с восторгом подростка, у которого случилась первая в жизни эрекция.

Сплок поглядел на капитана. Внезапно лицо инопланетянина прояснилось. Перемена была столь разительной, что Дирк не преминул ее заметить.

– О чем ты подумал, старина? Пойдем выпьем, и ты мне все расскажешь.

– Выпьем? Если хотите, сэр, я могу пойти с вами, но пить не стану. Что касается того, о чем я подумал, по-моему, это называется аналогией. Я очень доволен, поскольку аналогии мне в голову приходят нечасто.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org