Пользовательский поиск

Книга Граф Ноль. Мона Лиза овердрайв (сборник). Страница 100

Кол-во голосов: 0

– И что же это за образ?

– Я никогда не спрашивал, что вас свело, – ответил продюсер. – Естественно, служба безопасности провела расследование в отношении вас обоих. Он был мелким преступником.

Энджи рассмеялась:

– Он даже на такое не тянул…

– Для человека ниоткуда, Энджи, у тебя были исключительно ловкие агенты, настоящие профессионалы. Тебе ведь известно, что ключевым условием твоего контракта было включение в команду Бобби Ньюмарка.

– Бывали и более странные условия, Хилтон.

– И он получал оклад как твой… компаньон.

– Мой друг.

Неужто Свифт действительно покраснел? Он отвел глаза и уставился на свои руки.

– Оставив тебя, он уехал в Мексику, точнее – в Мехико. Естественно, служба безопасности отслеживала все его передвижения. Мы не любим терять из виду тех, кто слишком много знает о личной жизни наших звезд. Мехико… там все очень запутано… Мы точно знаем, что он, судя по всему, пытался вернуться к своей предыдущей… карьере.

– Делать деньги на информации, мошенничать через киберпространство?

Он снова поднял на нее глаза:

– Он встречался кое с какими людьми, промышляющими в этой области, известными преступниками.

– И?… Продолжай.

– Потом он… словно растворился. Исчез. Ты хоть немного представляешь себе, что такое Мехико для тех, кто соскользнул за черту бедности?

– А он нуждался?

– Он стал наркоманом. Если верить нашим источникам.

– Наркоманом? И что же он употреблял?

– Я не знаю.

– Континьюити!

Хилтон едва не пролил чай.

– Здравствуй, Энджи.

– Бобби, Континьюити. Бобби Ньюмарк, мой друг, – глядя в упор на Свифта, сказала девушка. – Он уехал в Мехико. Хилтон говорит, он там на что-то подсел. На какой наркотик, Континьюити?

– Извини, Энджи. Это засекреченная информация.

– Хилтон!

– Континьюити, – начал было тот, но закашлялся.

– Здравствуй, Хилтон.

– Служебный канал, Континьюити. У нас имеется такая информация?

– Источники службы безопасности описывают пристрастие Ньюмарка как нейроэлектронное.

– Не понимаю.

– Вроде этих… гм-м… подключенцев, – пояснил Свифт. – Электронная стимуляция мозга.

Энджи внезапно захотелось рассказать Свифту, как она нашла наркотики и инъектор.

Тише, дитя, спокойнее. Голова наполнилась пчелиным гудением… давление изнутри.

– Энджи? Что с тобой? – Он приподнялся со стула, протягивая к ней руку.

– Ничего. Я… расстроена. Извини. Просто нервы. Ты тут ни при чем. Я собиралась рассказать тебе, что нашла киберпространственную деку Бобби. Но ведь ты уже об этом знаешь, правда?

– Может, тебе что-нибудь принести? Воды?

– Нет, спасибо, но, если ты не возражаешь, я ненадолго прилягу. У меня есть кое-какие идеи насчет съемок на орбите, так что хотелось бы услышать твой совет…

– Конечно, конечно. Подремли, а я пока пойду погуляю по пляжу, мы побеседуем потом.

Она наблюдала за ним из окна спальни, смотрела, как коричневая фигурка, делаясь все меньше и меньше, удаляется в направлении Колонии, сопровождаемая маленьким терпеливым «дорнье».

На пустом пляже он казался ребенком и выглядел таким же потерянным, какой она себя чувствовала.

21

«Алеф»

Когда поднялось солнце – электричества все еще не было, – чердак Джентри залило утренним светом. Зимние лучи смягчили очертания консолей и проекционного стола, выявили фактуру корешков старинных книг, заполнявших прогнувшиеся фанерные полки вдоль западной стены. Джентри, не переставая говорить, мерил шагами чердак, петушиный хвост светлых волос подскакивал всякий раз, когда он резко разворачивался на каблуках своих черных ботинок. Возбуждение Джентри, похоже, успешно противостояло остаточному действию Черриных снотворных дермов. Сама Черри сидела на краю кровати, наблюдая за ковбоем, и время от времени бросала осторожные взгляды на показатели датчика зарядки батарей, укрепленного на краю носилок. Слик пристроился на колченогом стуле, который раскопал где-то на Пустоши. Импровизированная набивка из скомканной рваной одежды была обтянута прозрачной пленкой.

К облегчению Слика, Джентри на этот раз опустил привычную белиберду по поводу Образа и прямиком окунулся в свою теорию об «алефе». Как всегда, стоило Джентри завестись, он использовал такие слова и конструкции, что Слик лишь с большим трудом понимал, о чем идет речь, но он по опыту знал, что ковбоя лучше не прерывать. Фокус состоял в том, чтобы выловить из общего потока фраз подобие смысла, пропуская непонятные куски.

Джентри сказал, что Граф подключен, грубо говоря, к гигантскому микрософту. По его мнению, серый брусок в изголовье – это один цельный биочип размерами с приличный булыжник, и тогда объем памяти у этой штуковины практически безграничен. «Алеф» было бы немыслимо дорого изготовить, продолжал Джентри, странно, если кто-то вообще решится на такое, но ходят слухи, что подобные вещи существуют и находят себе применение, особенно для хранения гигантских объемов конфиденциальной информации. Не имея связи с глобальной матрицей, эти данные фактически неуязвимы к любой атаке через киберпространство. Загвоздка, однако, в том, что, поскольку в «алеф» нет доступа через матрицу, это как бы мертвая память.

– У него там может быть все что угодно, – сказал Джентри, остановился и заглянул в пустое лицо. Потом круто повернулся на каблуках и снова начал шагать взад-вперед. – Некий мир. Много миров. Сколько угодно конструктов разных личностей…

– Как будто он живет в стиме? – спросила Черри. – Вот почему он всегда в фазе быстрого сна?

– Нет, – сказал Джентри, – это не симстим. Эта штука полностью интерактивна. Все дело в масштабах. Если это биософт класса «алеф», у него там может быть все что угодно. В некотором смысле эта штука может давать доступ буквально ко всему на свете…[71]

– Если я правильно поняла, – сказала Черри, – этот парень платил Малышу Африке за то, чтобы оставаться в таком состоянии. Что-то вроде электронной стимуляции мозга, но не совсем. Подключенцы же не торчат так в БДГ-фазе…

– Но когда ты попытался вывести его программу на свою консоль, – рискнул вставить Слик, – то получил… нечто.

Он увидел, как плечи Джентри напряглись под вышитой бисером кожей куртки.

– Да, – мрачно ответил Джентри, – а теперь мне надо разобраться с «Ядерной комиссией». – Он указал на аккумуляторы бесперебойного питания, уложенные под стальным столом. – Достань-ка мне их.

– Н-да, – протянула Черри, – самое время. У меня уже задница отмерзает.

Оставив Джентри согнувшимся над киберпространственной декой, они вернулись в комнату Слика. Черри настояла на том, чтобы подключить электроодеяло Джентри к одному из аккумуляторов и накрыть лежащего на носилках. На газовой плитке еще оставался холодный кофе; Слик допил его, не разогревая. Черри смотрела в окно на занесенную снегом Пустошь.

– Как оно стало так? – рассеянно спросила девушка.

– Джентри говорит, что лет сто назад тут затеяли проект по землеустройству. Завезли тонны чернозема, но так ничего и не выросло. Бульшая часть земли оказалась токсичной. Затем дождь смыл почвенный слой. Думаю, они сдались и начали сбрасывать сюда все больше дерьма. Здешнюю воду пить нельзя: полным-полно полихлорбифенилов[72] и всего остального.

– А как насчет кроликов, на которых охотится этот ваш птичий мальчик?

– Они к западу отсюда. На Пустоши я никогда их не видел. Здесь даже крыс нет. Во всяком случае, любое мясо, какое здесь удастся достать, приходится проверять и проверять.

– Но птицы тут есть.

– Они только устраиваются на ночевку, а кормиться улетают куда-то еще.

– А что у тебя с Джентри? – Она все еще смотрела в окно.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org