Пользовательский поиск

Книга Граф Ноль. Мона Лиза овердрайв (сборник). Страница 113

Кол-во голосов: 0

– Очень изысканно, – сказала по-японски англичанка, упаковывая покупку – вазу из позолоченной бронзы, инкрустированную грифонами.

– Полный кошмар, – прокомментировал по-японски Колин. – К тому же подделка. – Он растянулся на очень викторианской с виду софе, набитой конским волосом, закинув ноги на коктейльную стойку в стиле ар-деко, поддерживаемую двумя несущимися в полете алюминиевыми ангелами.

Продавщица добавила вазу к поклаже Дика. Это был одиннадцатый по счету антикварный магазин и восьмая покупка японки.

– Думаю, тебе пора делать свой ход, – посоветовал Колин. – В любую минуту Дик может позвонить в дом Суэйна и вызвать машину, чтобы забрали покупки.

– Хватит, наверное? – с надеждой спросил Дик из-за горы свертков.

– Еще один магазин, пожалуйста, – улыбнулась девочка.

– Хорошо, – мрачно ответил он.

Охранник замешкался, протискиваясь в дверь, а она тем временем загнала каблук в трещину на мостовой, которую приметила при входе.

– С вами все в порядке? – спросил он, увидев, что Кумико споткнулась.

– Я сломала каблук…

Проковыляв назад в магазин, девочка присела рядом с Колином на софу. Вокруг нее, желая помочь, засуетилась продавщица.

– Быстро снимай их, – посоветовал Колин, – пока Дик не положил покупки на мостовую.

Кумико расстегнула молнию на сапоге со сломанным каблуком, потом расстегнула на другом и сбросила оба. Вместо чулков грубого китайского шелка, какие она обычно носила зимой, ее ноги защищали тонкие черные каучуковые гольфы с жесткими пластиковыми подошвами. В дверях магазина она пригнулась и проскочила между расставленных ног Дика, но случайно толкнула его локтем в бедро, опрокинув охранника на витрину с гранеными хрустальными графинами.

И наконец Кумико свободна, продирается сквозь толпу туристов на Портобелло-роуд.

У нее очень замерзли ноги, но рубчатые пластиковые подметки давали великолепное сцепление – кроме как на льду, напомнила она себе, отряхивая с рук мокрый песок после того, как поскользнулась во второй раз. Колин отправил ее бегом по узкому проходу со стенами из закопченного кирпича…

Кумико крепче стиснула модуль.

– Теперь куда?

– Сюда, – сказал призрак.

– Мне нужно в «Розу и корону», – напомнила она ему.

– Прежде всего тебе нужно быть осторожной. На вызов Дикки сюда сейчас прибегут люди Суэйна, не говоря уже об охоте, какую способен объявить его дружок из Особого отдела, если его попросят. А я не вижу причины, почему бы его не попросить…

В «Розу и корону» девочка вошла через боковую дверь – с Колином у локтя, – оглянулась, испытывая благодарность за уютный полумрак паба и окутавшее ее тепло, которые, казалось, составляли суть этих питейных нор. Ее поразило обилие обивки повсюду – на стенах, на сиденьях – и глушащих звуки занавесей. Будь ткани и краски хоть чуть-чуть менее выцветшими, сам эффект был бы наверняка не столь теплым. Маленькая японка решила, что пабы, пожалуй, наиболее полно отражают британское отношение к гоми.

Подгоняемая Колином, она протолкалась через толпу подвыпивших завсегдатаев у стойки бара в надежде отыскать Тика.

– Что тебе, дорогуша?

Подняв глаза, девочка увидела над собой широкое лицо блондинки за стойкой – пятно яркой помады, нарумяненные щеки.

– Прошу прощения, – начала Кумико, – мне бы хотелось поговорить с мистером Биваном…

– Мне пинту, Элис, – сказал кто-то справа, швыряя на стойку три десятифунтовые монеты, – лагера.

Элис нажала на белый керамический рычаг, наполняя кружку светлым пивом. Она поставила кружку на поцарапанную стойку и смахнула монеты в кассу.

– Тебя тут хотят на два слова, Биван, – сказала она, когда мужчина взялся за свою пинту.

Кумико взглянула вверх на плоское раскрасневшееся лицо. Верхняя губа у мужчины была слишком короткой, и Кумико почему-то вспомнились кролики, хотя Биван был очень массивным, почти с Петала. И глаза у него были кроличьи: круглые, коричневые, с очень узеньким ободком белка.

– Меня?

Акцент бармена заставил ее вспомнить о Тике.

– Скажи ему «да», – прошептал Колин. – Ему невдомек, почему маленькая японская девочка в гольфах явилась к нему в пивную.

– Я хочу найти Тика.

Биван равнодушно разглядывал ее поверх кружки.

– Извини, – сказал он, – боюсь, я не знаю никого с таким именем.

Он выпил.

– Салли сказала мне, что, если Тика здесь не будет, я должна разыскать вас. Салли Ширс…

Биван подавился пивом, выпучил глаза. Поставил кружку на стойку, закашлявшись, и вытащил из кармана пальто носовой платок. Сморкнулся и утер рот.

– Моя смена в пять, – сказал он. – Лучше пройдем в подсобку.

Элис подняла откидную панель, и Биван, быстро глянув через плечо, махнул Кумико ладонью-лопатой, чтобы проходила за стойку. Узкий коридорчик вел в тесное помещение за баром. Неровные кирпичные стены подсобки покрывал толстый слой грязно-зеленой краски. Биван остановился возле помятой стальной корзины с махровыми полотенцами, от которых воняло пивом.

– Если это какая-то подстава, девочка, ты об этом сильно пожалеешь, – процедил он. – Скажи мне, на что тебе сдался этот Тик?

– Салли в опасности. Мне нужно найти Тика. Я должна ему кое-что рассказать.

– Черт побери, – буркнул бармен. – Поставь себя на мое место…

Колин сморщил нос, посмотрев на сырые полотенца в корзине.

– Да? – спросила Кумико.

– Если ты наркополицай, а я отправлю тебя искать этого Тика, при условии, что я его знаю, а он как-нибудь отоврется, то он мне никакого житья не даст, так? А если нет, то есть еще эта Салли, тогда, промолчав, я огребу от нее, понимаешь?

Кумико кивнула:

– Между молотом и наковальней.

Эту идиому однажды употребила Салли, и Кумико находила ее очень поэтичной.

– Вот именно, – отозвался Биван, как-то странно посмотрев на девочку.

Он запустил руку в редеющие рыжеватые волосы.

– И все же ты мне поможешь, – услышала она свой голос, чувствуя, как со щелчком встает на место холодная маска матери. – Скажи мне, где найти Тика.

Бармен поежился, хотя в подсобке было тепло, даже слишком. К запаху пива примешивался едкий дух дезинфекции.

– Ты знаешь Лондон?

Колин подмигнул.

– Я найду дорогу, – ответила девочка.

– Биван, – окликнула Элис, высовываясь из-за угла, – легавые!

– Полиция, – перевел Колин.

– Маргейт-роуд, эс-вэ-два[81], – быстро проговорил Биван, – не знаю ни номера квартиры, ни телефона.

– Скажи ему, чтобы вывел тебя через черный ход, – сказал Колин. – Это не простые полицейские.

Кумико всегда будет помнить это бесконечное путешествие по станциям городской подземки. Как Колин повел ее от «Розы и короны» к Холланд-парку и дальше вниз, объясняя по пути, что ее чип «Мицу-банка» теперь не просто бесполезен – опасен. Если она воспользуется им, чтобы заплатить в такси или за любую покупку, сказал призрак-гид, транзакция магниевой вспышкой полыхнет в решетке киберпространства, где ее тотчас увидит поисковик Особого отдела. Но ей нужен Тик, настаивала девочка, ей нужно на Маргейт-роуд. Колин нахмурился. Не сейчас, сказал он, подумав, подожди до темноты. До Брикстона недалеко, но улицы для тебя слишком опасны при дневном свете, учитывая то, что вся полиция на стороне Суэйна. Но где мне спрятаться, спросила она. У нее очень мало наличных; сама идея валюты – монет и клочков бумаги – казалась маленькой японке эксцентричной и непостижимо чужой.

– Здесь, – сказал он, когда лифт вез ее вниз на станцию «Холланд-парк». – И всего за стоимость одного билета.

Выпуклые серебристые силуэты поездов.

Мягкие старые сиденья в серо-зеленых тонах.

Тепло, восхитительное тепло. Еще одна нора, здесь, в царстве непрестанного движения…

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org