Пользовательский поиск

Книга Лавка старинных диковин (сборник). Содержание - Лавка старинных диковин

Кол-во голосов: 0

– Ну, как скажешь, Петр.

– Да-да, именно это я и хочу сказать! Иван, подумайте, сколько наши предки трудились, чтобы этот день настал. Мы исполняем их мечту!

Иван снова пожал плечами. Выглядел он нездорово, если не сказать жалко: лицо позеленело, губы под усами а-ля молодой Фридрих Ницше приобрели бледно-охристый оттенок. Глаза покраснели.

Петру даже сделалось обидно. Своим болезненным видом Иван словно показывал, что он думает обо всей этой экспедиции на Марс, о великом приключении, ради которого они покинули тихую родную деревеньку под Омском и отправились в большой и неизведанный мир Солнечной системы.

Двигатели корабля наконец умолкли, и пассажиры стали собираться. Расстегнув ремни, они поднимались на ноги, прятали по карманам дорожные журналы для космических путешественников. Кто-то, пыхтя, снимал чемоданы и сумки с багажных полок над креслами, кто-то уже шаркал по проходу в сторону люка.

– Все выходят! – заметил Петр.

– Ну и пусть.

– Идемте с ними.

– Вечно тебе за кем-то надо увязаться, – поддел Петра Иван. – Если кто-то покидает корабль, то и ты за ним.

– Что в этом плохого?

– Как овца на бойню!

– При чем здесь бойня? – не понял Петр. – Люди спокойно высаживаются на новую землю. Идемте, нельзя отставать.

– Да мне и здесь хорошо, – заартачился Иван.

– Вам не стыдно? Только вчера жаловались, что спина болит! – напомнил Петр.

– Ну и что? Корабль все равно удобный. И потом, откуда ты знаешь, что мы на Марсе? Я что-то указателей не заметил. Вдруг мы совершили незапланированную посадку на одном из спутников?

– На спутник мы уже садились – забыли? Заправлялись и пополняли запасы еды.

– Я бы не рискнул называть едой тамошнего цыпленка по-киевски.

– Мне он тоже не по вкусу, – признался Петр. – Если честно, хочется рыбки. Свеженькой. Но рыбу на Марсе не разводят, у них мало воды.

– Разве надо много воды, чтобы наполнить резервуар с живой рыбой?

В этот момент из кабины вышел капитан судна Илья Шмиренский.

– В чем дело? – спросил он. – Вы, двое, чего расселись?

– Я вот жду товарища. – Петр ткнул пальцем в Ивана.

– А я сам не знаю, чего жду, – ответил Иван.

– Значит, так, молодежь, – сказал Шмиренский. – Шагом марш на выход. Мне еще назад на Землю лететь, забирать следующую партию пассажиров. Не могу же я задерживаться из-за двоих трусов! Новой планеты они испугались…

– Это кто здесь трус? – возмутился Иван.

– Ты, наверное, не я же. Я сделал все, что от меня требовалось и чему меня учили, – привел свой корабль на Красную планету.

– Вы другое дело. Вы исполнитель, у вас особые привилегии, потому и не боитесь. Нам же говорили, что Марс красный, а он, – Иван ткнул пальцем в экран монитора, – какой-то серо-зеленый.

– Это естественное искажение цвета.

– Мы тоже подвергнемся каким-нибудь естественным искажениям? – сострил Иван.

В этот момент из-за спины капитана вышел другой член экипажа. Он снимал все происходящее на камеру.

– Вас снимают! – воскликнул капитан. – Выходите, не позорьтесь!

– Если вам не нравится, можете потом вырезать, – предложил Иван.

– Пленку ни на сантиметр не сократят. Высадку на Марс мы покажем полностью, как бы она ни затянулась.

– Кстати, затянулась она уже порядком, – заметил оператор. – Пленка вот-вот закончится.

– Врете, – возразил Иван. – У вас видеокамера, в ней пленка не кончается.

– Все когда-нибудь кончается, – возразил оператор. – Даже видеопленка.

– Знаете, меня терзают сомнения, – произнес Иван. – Сдается мне, что мы не покидали пределов Земли. Так, покружили пару месяцев над пустыней. Скажем, над Сахарой. Теперь начальство приказало высаживаться, и нас про дают в рабство какому-нибудь арабскому шейху! Вот на что это похоже.

– Бред, – сказал капитан. – Здесь на миллион километров вокруг ни одного араба.

– Вы сами немного похожи на араба.

– Да я грузин!

– Ага!

– Что – ага?

– Так, ничего…

– Прошу прощения, – обратился к капитану оператор, – но этот юноша сошел с ума. Правда, не окончательно. Не секрет, что вокруг Марса скапливается плотное облако негативной энергии. Один видный эксперт недавно заявил, что межпланетным переселенцам становится все труднее преодолевать эту пелену концентрированных и искаженных данных. Мы могли оказаться где угодно.

– Я тоже про это слышал, – сказал, выходя из кабины, взъерошенный паренек. Видимо, помощник оператора: за плечами он нес большую сумку-чехол для камеры. – Меня Мишей зовут, – представился он. – Я под слушал ваш разговор, и мне стало жутко интересно. Видите ли, давным-давно мы еще удивлялись странным явлениям – когда вдруг сочеталось несочетаемое. Например, мы поразились бы, встретив человека с попугаем вместо руки.

Миша указал на экран, и все увидели верзилу в черном. Казалось, он ждет автобус на остановке; такой обычный, ничем не примечательный человек, если не считать попугая у него вместо левой кисти.

– Впору воскликнуть: «О чудо!» – продолжил Миша, – но в журналах на Земле про такое писали. Даже по Си-эн-эн передачу недавно показывали. Это вроде называется… попугайное расстройство психики. Первые случаи были отмечены на Мадагаскаре или в Бенине, не помню. В общем, у африканцев генетическая предрасположенность к такого рода заболеваниям. Налицо материализация психоза.

– Уверен? – спросил Саша, оператор. – Ты только что доказал существование непроницаемой сферы неизвестности, но ведь мы сами сейчас внутри ее пределов. Так откуда тебе знать наверняка?

– Мы же русские, дружище, – сказал Миша. – Русский без таких загогулин жить не может. Сейчас мы будто в самом настоящем научно-фантастическом романе. Некогда подобное было доступно только англоговорящим народам, лишь они умели мыслить научно-фантастическими категориями. Но у русских границы мышления куда шире, мы превзошли остальных.

– И как, по-вашему, происходит то, что происходит с нами? – спросил Петр.

– Физики доказали, что из ничего всегда рождается нечто. Не порою, а именно всегда и постоянно. Из чего еще рождаться чему-то, как не из ничего?

– То есть все нереально?

– Наоборот, – сказал Иван, внезапно решив присоединиться к беседе, – реально все. Только нам этого не постичь, потому что реальность вошла в сферу банального. То есть того, что априори не стоит внимания. Зато сейчас мы связаны неким категорическим императивом и должны изучить то, к чему прежде относились без внимания. Как к банальному.

– Браво, Иван, – похвалил его Петр. – Очень смелое высказывание. Кстати, вы не заметили: человек с попугаем через свою птицу курит сигарету.

– Как это по-русски!

– Молодежь! – громко и раздраженно напомнил о себе капитан.

– Так точно! – почти одновременно ответили Петр и Иван.

– Хорош дурачиться. Приписные удостоверения получили?

– Никак нет! – сказал Иван.

Достав из кармана две корочки, командир корабля вручил их молодым людям:

– Вот, держите. Предъявите сержанту, он определит вас на должности в оборонительном корпусе. Не забивайте голову ерундой вроде того, что реально, а что – нет. Просто исполняйте приказы.

– Так точно, – ответил Петр. – Разрешите спросить: а от чего мы обороняемся?

– Отставить вопросы. Получив назначение, вы пообедаете, и вам прочтут вводную лекцию.

Молодые люди кивнули и спустились на серо-зеленую поверхность Марса.

Лавка старинных диковин
Посвящается всем лавкам диковин,описанным в литературе со времен Диккенса,и тем, которые еще ждут своей очереди.

Я шел по восточной стороне Двенадцатой улицы. Шел не спеша, в прогулочном, я бы сказал, размеренном темпе. Хотя, если честно, трудно ходить размеренно на металлических ногах, пусть даже они собраны по технологии «Форд инжиниринг», позволяющей имитировать естественную гибкость. Мне постоянно кажется, что походка у меня дерганая, хотя друзья-люди на сей счет помалкивают.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org