Пользовательский поиск

Книга Лавка старинных диковин (сборник). Содержание - О моих впечатлениях на кукурузном поле в свете отдельных фрагментов из Гераклита

Кол-во голосов: 0

И вот наступил вечер четвертого дня. Денису вспомнилась притча Будды, услышанная от школьного учителя. Человека ранили отравленной стрелой, а он не позволял себя лечить, запрещал дотрагиваться до стрелы – очень хотел выяснить, к какой касте принадлежал стрелявший, и что у него был за лук, и сильно ли натянута тетива. Так и скончался, ничего не узнав.

Денис не понимал, какая связь между этой историей и его бедой, но предположил, что она все-таки есть. Хотя Будда мог ошибаться, или ему лишь приписано авторство. Наверное, все-таки полезно иногда узнать причину болезни, прежде чем подыскивать лекарство от нее.

У него не было никакого плана, и он решил действовать по обстановке. Вдруг да придет в голову спасительная идея.

И Денис пошел на званый ужин к огру. В четвертый – и последний – раз.

Огр привел его в столовую и сказал:

– Давайте хотя бы выпьем вина, прежде чем перейдем к малоприятной части.

Знакомую девушку Денис в этот раз не увидел.

– Сказала, что у нее свидание, – объяснил огр.

– Ах вот как, – отозвался юноша.

– Да, это грустно. Мне казалось, она очень сильно увлеклась вами.

– Более очаровательного создания, наверное, в целом свете нет.

– Вот именно! Небось удивлены, что она принадлежит к моей линии рода?

Огр наполнил бокалы, они пригубили, и хозяин спросил:

– Раз уж мы тут сидим и винцо попиваем, может, насчет закуски распорядиться?

На столе появились легкие закуски, за ними без всяких объяснений последовало главное блюдо. Денис ел. Огр выглядел озабоченным.

Юноша спросил, что беспокоит хозяина.

– В сущности, пустяк, – ответил огр. – Помните парня в белом колпаке, который на второй день так неприлично пялился на вас? Это мой кухмистер. Он хотел узнать ваши размеры, прежде чем приступить к кулинарной обработке. Все уже готово, подобран нужной величины котел – я хотел бы увидеть вас на столе тушеного и под белым соусом… Не обижайтесь, но есть в вас что-то от рыбы… Однако вот же незадача: повар внезапно заболел. Но он клянется, что через три дня ничто не помешает ему заняться вашей особой. На крайний случай это сделает его племянник: он и забьет вас, и потушит, и белый соус приготовит. Этот парень не такой искусный повар, но зато здоровый и надежный. А завтра вы сможете встретиться с моей кузиной. Она просила передать, что будет ждать вас в полдень на мостике через речку. Говорит, ужасно соскучилась.

– Спасибо за гостеприимство, – ответил Денис. – Но лучше давайте вы меня отпустите, и я незамедлительно покину ваши владения. А свои трюки будете испытывать на ком-нибудь другом. Это и к вашей кузине относится. Между прочим, я, похоже, знаю, как вас зовут.

– И как же вы догадались?

– Поразмыслил над вашими качествами. Вы щедры, но жестоки. Оказываете услуги, но так, чтобы принимающий их обязательно почувствовал себя в несоразмерном проигрыше. Смятение и двусмысленность – ваши неизменные спутники. Кто подпадает под эти приметы? Только Страх. Это и есть ваше имя.

– И вы совершенно правы. Я, случайно, не упоминал, что угадавший мое имя уходит из-под моей власти? Однако вы, надеюсь, согласитесь, что за границами моих владений тоже хватает причин для опасений.

– Не соглашусь. Бояться там почти нечего, все страхи сидят здесь. – И Денис постучал себя по голове. – А кузине можете передать, что я не желаю больше ее видеть.

– Вы и ее имя знаете?

– Да. Ее зовут Разочарование.

О моих впечатлениях на кукурузном поле в свете отдельных фрагментов из Гераклита

Многим я занимался на своем веку и многое повидал. Но самое странное из событий моей жизни произошло совсем недавно.

Я расскажу о великой загадке, из тех, которые по сей день волнуют человечество.

Вы же знаете: по всему миру на полях возникают странные фигуры, знаки, образованные примятыми стеблями. Рисунки эти иногда чрезвычайно сложны. Их сравнивают с фрактальными множествами Жюлиа либо с еще более причудливыми математическими конструкциями.

Люди всегда задавались вопросом: как же зарождаются причудливые узоры на полях? Может, это дело рук неких мистификаторов, пожелавших озадачить своих ближних? А может, инопланетный разум старается раскрыть нам нечто важное?

Таинственные узоры впервые образовались в Англии, но затем распространились по всему миру. Предположениям об их природе несть числа. Исследователи устанавливали на полях видеокамеры, звукозаписывающее оборудование. Записи не позволяют сделать окончательных выводов.

Я решил составить свое мнение о загадке. Не рассчитываю, что мне поверят больше, чем другим исследователям. Но, по крайней мере, я удовлетворю собственное любопытство – а находки представлю в виде фантастического рассказа. Пусть читатель сам почерпнет из него все, что пожелает.

Я отправился в местечко Отис, в штате Айова, чтобы увидеть своими глазами происходящее на полях. Избранное мною поле принадлежало мистеру Салтону Эмису и никогда еще не страдало от «кругов на полях». Очевидно, их появления следовало ожидать в ближайшем будущем.

Фермер Эмис устроил меня за цену обычного провинциального пансиона, выделил удобную комнату на третьем этаже: с кроватью, укрытой клетчатым покрывалом, с креслом-качалкой в углу, с небольшим шкафом и стулом. Хотя ферма находилась неподалеку от Де-Мойна, видом и атмосферой она напоминала английское Гластонбери – древнее место, окутанное легендами и мистическим ореолом.

Поутру меня накормили отличной яичницей с беконом. Днем я бродил по окрестностям и выбирал место наблюдения. Вечером вернулся за всем необходимым для ночного бдения.

Близ полночи я покинул дом и зашагал по дороге к посевам.

Ночь выдалась темная, туманная – и пугающая, зловещая. Тонкий молодой месяц висел над головой предвестием торжества ислама. В хлеву сопели, переминались сонно коровы. Примчалась колли мистера Эмиса, обнюхала меня и вернулась в будку. Мы уже встречались. Наверное, я показался собаке достойным человеком.

Я прошел по дорожке и оказался у края поля.

Встал там, замер, прислушиваясь. Ничего. Лишь шелестит легонько ветер. Затем послышалось: сквозь заросли кто-то идет. Зашуршала раздвигаемая кукуруза.

Я понял: вскоре увижу то, ради чего приехал.

Я очень тихо прошел по борозде в центр поля. Застыл, видя вокруг лишь ряды высокой кукурузы. И вдруг заметил идущего сквозь них.

Забыв о собственной безопасности, я кинулся следом. Моментально догнал и выдохнул в спину:

– Что вы делаете?

Незнакомец обернулся. Он был очень высоким и тощим, в одежде из чего-то обтягивающего и поблескивающего, вроде нейлона. На лице два глаза, нос и рот – но оно явно нечеловеческое.

– Сгибаю стебли, – ответил он.

Я увидел, как он медленно идет по борозде, взмахивая рукой с причудливо сложенными пальцами.

Кукуруза гнулась. Простой взмах руки проминал широкие полосы в поле. Но стеблей незнакомец не касался.

Первый вопрос был простым, второй требовал раздумья. Наконец я сформулировал:

– Зачем вы гнете стебли?

– У меня приказ.

Он шагал размеренно и работал методично. Мне показалось, что его дело уже почти сделано. Закончив, он внезапно исчезнет, оставив меня озадаченным еще больше, чем до ночной прогулки по кукурузному полю.

– Эй, послушайте! – воззвал я. – Мне бы хотелось узнать, в чем тут смысл. Для чего вы, кем бы вы ни были, занимаетесь этим? И почему в секрете?

Он выпрямился, посмотрел на меня:

– А почему бы вам не спросить, с какой стати я должен отвечать на ваши вопросы? Почему бы не спросить, отчего я позволил вам увидеть меня? Отчего бы не поинтересоваться тем, что я могу открыть вам, и не настаивать на удовлетворении бессмысленного любопытства?

– Так откройте же, что можете! Я очень хочу знать.

– Иногда мы решаем, что настало время поговорить с кем-нибудь из населения планеты, где ведется наша работа. Мы рассказываем о простом и очевидном, будучи уверенными, что соплеменники не поймут говорившего с нами и не поверят ему. Но все же сказанное не пропадет даром – пусть даже нас услышит лишь единственный. В нем зародится знание. Конечно, он может усомниться в наших словах, но это не важно. Наши слова не определяются простыми категориями правды либо лжи, они всего лишь слои смысла, тонкие, проникающие друг в друга. Более того, предназначение любого деяния – и рассказа в том числе – никогда не бывает очевидным, простым и недвусмысленным. В мире нет простого и очевидного. В далеком прошлом мне довелось беседовать с вашим собратом, человеком. Его звали Гераклит. Он сказал: «Нельзя войти в одну и ту же реку дважды, равно как и дважды коснуться смертной природы в прежнем состоянии: она рассеивает и собирает, одновременно образуется и убывает, приближается и удаляется». Потому не принимайте намерения за истины.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org