Пользовательский поиск

Книга Небо Валинора. Книга первая. Адамант Хенны. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

– Мир живых и мир мёртвых – назовём его так, хотя это и не совсем верно – соединены, это основа основ. Эльфы, как я сказала, ухитряются существовать сразу там и там; смысл мира мёртвых – дорога людских душ к Двери Ночи, после чего они навсегда покидают Арду. Так устроено Единым; зачем, почему и для чего – мы сейчас обсуждать не будем. Но этот путь пребывает в покое; Девятеро, оказавшись там, могут… – она сделала паузу. – Могут что-то сделать и с мёртвыми.

– Навроде того, что было сделано с Клятвопреступниками из Дунхарроу?

– Да, мой добрый хоббит. Исилдур, проклявший их, похоже, был весьма могучим некромантом в самом прямом смысле этого слова. И тогда в совершенно ином свете предстаёт и уже поминавшийся нами некромант из Дол Гулдура.

– Белый Совет… полагал, что кто-то может вывести на поверхность армию непобедимых призраков? – медленно проговорил Фолко, холодея.

– Я не вижу иного объяснения, – развела руками Катрияра. – Девятеро обосновались на путях мёртвых, и кто знает, на что они окажутся способны.

– Но зачем им тогда я? – удивился хоббит.

– Ключ. Их единственная связь с миром живых. Маяк, если угодно.

– То есть Улаири собираются вырваться из тени вместе с армией призраков, используя меня?! Но это же чушь и ерунда, почтенная!.. Ясно, что я никогда такого не сделаю!..

– Маяку не надо ничего делать, – негромко ответила Элин. – Ему достаточно просто светить. Корабли сами найдут путь.

– То есть они говорили со мной, просили помощи… помогали сами…

– Быть, может, именно для того, чтобы зажечь маяк, досточтимый хоббит.

– Но… они же заперты! Им же не вырваться!

– Сейчас не вырваться, Фолко, сын Хэмфаста. Но никто не знает, что будет дальше. Девятеро заточены лишь три века. Ничто по сравнению с их возрастом. Вот как всё обстоит сегодня – они заточены, и заточены крепко. Но время расшатывает самые крепкие и прочные запоры. Ибо что есть Дагор Дагоррат, как не обновление обветшавшего запора на Дверях Ночи, когда они уже не смогут сдерживать Моргота с Сауроном и всех их слуг, тех же Балрогов, извергнутых из Арды вместе с ними?

– Так что же теперь с ними делать? – возопил вконец запутавшийся хоббит.

– Ничего, – вздохнула Катрияра. – Ждать и наблюдать. Нам потребуется ещё много работы, чтобы получить возможность хотя бы издали взглянуть на Девятерых, когда тебя уже не будет здесь.

Хоббит тяжело вздохнул.

…Дни и недели в Срединном Княжестве летели незаметно. Весна сменилась жарким летом; друзьям пришлось перебраться в другое место, в саму столицу. Город совершенно не походил на Аннуминас или тот же Минас-Тирит. Узкие улочки вились меж лесистых холмов; дома не жались друг к другу, а утопали в зелени, и под ногами лежала не брусчатка, а зелёная трава.

– Мы проложили тоннели, – объяснила Элин. – Неглубокие, конечно. Спасибо Чёрным Гномам, помогли. Грузы доставляем по ним. А улицы – для приятных прогулок…

Казалось, обитатели Срединного Княжества никуда не торопятся и не возражают провести в дороге час-другой верхами. Островерхие башни здесь теснились особенно густо, словно нацеленные в небо копья.

Друзей встретил целый сонм «магов», хотя они и всячески отнекивались от этого прозвища. Тут-то и начались, как выражался Малыш, «суровые трудовые будни».

Глава 4

Граница Кханда и Мордора, полдень 14 августа 1732 года

Солнце припекало. Августовская жара вдали от Моря оказалась поистине невыносимой. Санделло с радостью ехал бы ночами, но не через здешние дикие и негостеприимные места. Старый мечник пересёк несколько древних полузаросших трактов, что когда-то вели от границ Мордора на юг и восток, в покорённые страны. Давно заброшенные, дороги эти служили лишь мрачным напоминанием о былой мощи Барад-Дура. Широкие, замощённые тщательно пригнанными друг к другу плитами, они стойко сопротивлялись натиску времени. И пусть в щелях уже поднялась трава, ехать по такой дороге было бы одно удовольствие – если бы не перекрывали их заслонами кое-где мордорские орки.

Не желая рисковать, Санделло свернул с дороги.

Вокруг на целые лиги тянулись мелкие, невысокие, но очень и очень крутобокие холмы. Покрытые густым кустарником, они выглядели непроходимыми, а усеянные черными колючками ветви и вовсе отбивали всякую охоту лезть в глубину зарослей.

Санделло долго петлял по лабиринту межхолмий, выискивая ему одному ведомые приметы, пока взгляд его не упёрся в увитый плющом серый камень, намертво вросший в землю. Трёхгранную пирамиду, всю в выбоинах, сколах и трещинах, испещряли неведомые письмена.

– Здравствуй, Камень Пути, – с облегчением вздохнув, прошептал Санделло. – Ну, теперь и тропа должна сыскаться…

Горбун спешился, не торопясь поднялся к Камню, бережно коснулся ладонями шершавой поверхности.

– Тут мы шли с тобой, Олмер, – негромко произнёс он, впервые, наверное, за долгие годы назвав своего господина по имени. – Мы шли вместе… и у Камня Пути ты увидел Знак…

Горбун умолк, прижавшись лбом к камню.

– Подскажи…

Но Камень молчал. Молчали и окрестный лес, и земля, и небо. Нахмурившись, Санделло отступил на шаг, вновь потянувшись к бережно хранимому мечу Эола.

Чёрный клинок равнодушно коснулся изрезанной письменами поверхности. Железо и камень… Казалось, друг до друга им нет никакого дела. Остриё меча медленно ползло по прихотливым извивам рун. Не тенгвар, не керта – а совершенно неведомые знаки. Олмер знал их… и унёс это знание с собой.

А ведь тогда он долго стоял у Камня, водя пальцем по чертам загадочных письмён; что открылось ему? И на что, собственно говоря, рассчитывает здесь он, Санделло?

Горбун разочарованно вздохнул, убирая меч Олмера. Нет, Камень не станет с ним говорить… Однако едва Санделло выпрямился, – над ухом коротко свистнула стрела. Оголовок звякнул о Камень – рванулся сноп искр, точно кузнец со всей силы ударил молотом по раскалённой заготовке. Под ноги горбуну упало белооперённое древко.

Рука Санделло рванулась к мечу… и остановилась, не коснувшись эфеса. Горбун выпрямился, нарочито медленно скрестив руки на груди, и пристально взглянул туда, откуда прилетела стрела. Слишком хорошо знал он и эти стрелы, и выпустивших их лучников.

Не шелохнулись колючие ветви, не зашуршала трава, не хрустнули сучки – из ничего возле Камня Пути возникли пять высоких фигур в серо-зелёных плащах до пят. Один из пришельцев бесстрашно шагнул к горбуну, откидывая капюшон.

– Воин Санделло, – полуутвердительно проговорил эльф.

– Принц Форвё, – холодно вернул горбун приветствие.

Повисло молчание. Наконец эльфийский принц промолвил:

– Мы не враги тебе сейчас, воин Санделло. Наша стрела тому доказательство – если бы мы хотели убить, она сразу пронзила бы тебе горло. Но мы хотим говорить…

– Да уж, вы по-прежнему мастера учтивых приветствий, – съязвил горбун, откидывая носком сапога белооперённую стрелу в сторону. – О чём нам говорить, эльф? Да ещё здесь, в этой глухомани? У меня свой путь, у вас – свой.

Форвё склонил голову, словно задумавшись; зелёный камень в золотом обруче, охватывающем его чело, заискрился в лучах солнца, проглянувшего сквозь облака.

– У тебя за спиной древний меч моего народа, – заметил принц. – Тёмное, проклятое оружие. Мне ведомо, кто владел им десять лет назад, кто сразил Кирдэна и Наугрима. Зачем ты снова вынес прошлое на свет?

– Не твоё дело, эльф, – каркнул Санделло. – Если этот клинок тебе нужен – возьмёшь, когда я буду мёртв.

– В прошлом часто таятся истоки грядущих бед, – Форвё не принял оскорбительного тона. – Разве ты этого не знаешь? Все беды Средиземья, все его проклятия исходят оттуда. Мы обеспокоены, Санделло. Мы провидим великую войну и кровь, бедствия и страдания, и тень Дагор Дагоррата вновь поднимается впереди. Разве это не повод, чтобы поговорить?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org