Пользовательский поиск

Книга Небо Валинора. Книга первая. Адамант Хенны. Содержание - Интерлюдия 3

Кол-во голосов: 0

Маленький отряд Фолко укрылся от непогоды под раскидистым деревом, которое кхандец назвал альбаломом, деревом путешественников. Широкие и плотные листья надежно защищали от льющейся сверху воды, земля возле самого ствола оставалась сухой. На мощных, сильно выдававшихся из почвы корнях было очень удобно сидеть, да что там сидеть! Даже лежать…

Дождь барабанил по плотной листве над головой, мерцал огонёк костра, распространяя вокруг сухое, приятное тепло, и под сенью дерева путешественников сделалось почти уютно. Торин пристроил над пламенем закопчённый котелок и пригорюнился, подперев голову могучим кулаком; остальные молчали.

За вечерними походными хлопотами они старательно отгораживались от мысли, что потеряли Эовин. Нет, нет, не могло остаться даже малейшей надежды… Никто не мог выжить в том пекле, что бушевало над равниной всего лишь несколько часов назад.

Хоббит лежал на спине, и жёсткий корень альбалома казался мягче самой лучшей хоббитанской перины. Он словно наяву видел вспыхнувшую золотую искру волос Эовин – за миг перед тем, как пламя накрыло повозку. Эовин… тонкая, словно тростинка, – и крепкая духом, точно стальной клинок. Эовин, бросившая Рохан ради приключений и ради… нет, об этом лучше не думать! Её нет. Теперь им суждено встретиться разве что после Второй Великой Музыки Айнур, когда замысел Единого будет наконец воплощён здесь, в Арде, затерянной среди бесчисленных звёзд Эа…

«Ты виноват в её смерти, Фолко, – с беспощадной прямотой сказал себе хоббит. – Ты и никто другой. Мог ведь не брать девчонку с собой – но нет, поддался на уговоры гномов, а почему? Да потому, что хотел поддаться. Уж больно льстил восторг, с каким глядели на тебя…»

Тянущая, сосущая боль не отступала, и он знал, что теперь боль эта останется навечно – до самого конца его земного пути, а быть может, не отпустит и по ту сторону Гремящих Морей…

Но всё-таки надо было жить, и надо было решать, что делать дальше.

– Друзья, – проговорил Фолко с усилием, – друзья… Эовин не вернуть. Надо уходить отсюда.

– Надо, – прервал молчание Торин. – Но куда? К Морю, как хотели?

– К Морю я провести берусь, – заметил Рагнур. – На юг – едва ли. Я здешних путей не знаю…

Фолко опустил голову. Да, их первоначальный план – выйти к Морю и дождаться помощи от Морского Народа – был, наверное, самым верным. И всё же хоббиту отчего-то думалось, что дорога на юг отсюда окажется легче, несмотря на то, что идти пришлось бы через изглоданную и опустошённую огнём землю.

– Значит, решено! – Малыш хлопнул ладонью по корню альбалома, на котором сидел. – Утром двинемся. Что уж тут… делать-то ещё…

Торин глубоко вздохнул, неколебимо веривший в Судьбу Рагнур развёл руками – мол, против высшей силы не попрёшь.

Фолко опустил голову. Если в погоне за невольничьим караваном его вела надежда, что Эовин жива, что она ждёт спасения и непременно дождётся, то сейчас для него будто солнце угасло. Остался только режущий белый Свет, явивший себя в конце битвы, что сейчас скрылся вместе с остатками орды Диких, да тени сгустились и надвинулись. И ему казалось, будто снова где-то на пределе слуха слышится звон шпор и замогильные голоса, шепчущие, зовущие, ждущие.

– Совсем плохо, – проворчал Торин. – Что ж, Фолко, мы все виноваты, не ты один. Но что сейчас поделаешь…

– Битва уж больно странная была, – через силу вымолвил Фолко, только чтобы отвлечься от тяжких мыслей. – Что их гнало вперёд, этих Диких, на верную гибель? Неужели тот самый Свет? Тогда он ещё страшнее, чем мне думалось…

– Это же не настоящий Свет, – уточнил Торин. – Не истинный. То, что там сверкало – уж больно злое было.

– Не, – покачал головой Малыш. – Не злое. Солнце тоже глаза режет, коль зенки на него вылупишь без соображения.

– Помните, мы ещё за ним идти хотели? – проговорил хоббит. – А вышло так, что за Эовин кинулись. А теперь Свет этот сам к нам пришёл.

– Ты хотел за ним идти, – уточнил Малыш. – Но правда твоя, брат хоббит, страшная штука этот самый Свет. Ежели он эдакую армию на убой погнал просто так, из дальних земель, из родных краёв выведя – то что дальше-то будет?

– Никто не знает, но ничего хорошего, – кивнул Фолко. Разговор сам собой ушёл от Эовин, и боль отступила, спряталась в тени, словно тать, ожидая подходящего часа. – И никто этой беды не ожидает и не видит. Никто, кроме нас, понимаете?

– Ты к тому, что за Светом пойти – теперь наш долг? – хмыкнул Торин. – Так вроде и не спорит никто…

– Именно долг, – твёрдо сказал хоббит. – Хоть так мы искупим вину свою – и перед Эодрейдом, и… и перед Эовин.

Четвёрка друзей переглянулась, и спорить не стал даже Маленький Гном. Только кхандец спросил:

– А как же к Морю?

– Свет важнее, – хоббит взглянул в глаза проводнику. – Нельзя нам пока что «к Морю». Надо за Дикими, на восток.

– Я дорог тамошних не знаю, – предупредил Рагнур.

– А там и знать нечего. Дикие прямо на восход подались, кто уцелел, Свет с ними. Будем горы держать по правую руку, не собьёмся.

Кхандец только головой покачал.

– Нельзя сейчас возвращаться, – вздохнул Фолко. – Никак нельзя.

– Ладно, ладно! – вскинул руки Рагнур. – Что смогу, сделаю. Места вдоль гор богатые и дикие, проберёмся. Давайте только отойдём подальше да отдохнём день-другой, глядишь, коней каких-никаких поймаем. От тхеремцев тут много чего осталось. Что ж нам свои ноги трудить, бежать за ордой вдогон, если кони есть?

На том и порешили.

Интерлюдия 3

Земли к юго-востоку от домена принца Форвё, весна 1727 года

– Здесь наши пути разойдутся, друзья мои.

Принц Форвё встал в стременах, и эльфы-воины свиты также натянули поводья, останавливаясь.

– Отсюда до Срединного Княжества и Вод Пробуждения – прямая и торная дорога. Скачите смело, ничего не бойтесь – здесь нечего бояться. Чудищ и тварей, любителей полакомиться человеком или эльфом, мы подвывели.

Всадники в зелёном и серебряном за спиной у принца дружно рассмеялись. «Подвыведение» чудищ, похоже, считалось у них весёлой забавой.

– Благодарю тебя, высокочтимый принц, – соблюдая вежество, хоббит низко поклонился.

– Благодарим, – хором подхватили Торин и Малыш.

– Срединное Княжество – место многих чудес, – заметил Маэлнор, также сопровождавший их.

– Как и Воды Пробуждения, – кивнул Беарнас.

– Они стёрты со всех известных карт, – проговорил Форвё. – Мудрые Средиземья верят, что Воды Пробуждения исчезли, были уничтожены ещё в Войну Гнева с Морготом, и остатки моря Хелкар – это Нурн в Мордоре и Рун посреди Великих Степей, но это не так. Карты не лгут, они просто не говорят всей правды. Воды Пробуждения и часть великого моря уцелели, но…

– К ним не просто открывается дорога, – мелодично прозвучал голос Маэтриэль. – Простой странник будет дни, недели и месяцы брести по сухим степям и редколесью, кивая и соглашаясь, что да, «нет дороги на Воды Пробуждения, навек утрачен путь к Куивиэнену».

– Но мудрый найдёт дорогу. Вы же ступайте смело, ибо с вами и на вас наше с Маэтриэль благословение, – чуть торжественно закончил принц.

Трое друзей молча поклонились вновь.

Перед ними лежал широкий тракт, хорошо наезженная дорога, бравшаяся словно из ниоткуда, с простой лесной опушки на границе великой пущи, домена принца Форвё.

– Ступайте, и ничему не удивляйтесь, – напутствовала их под конец Маэтриэль.

…Весна на Востоке наступала дружно, становилось всё теплее. Тракт бежал через пустые, девственные земли, где не прошлись ни плуг пахаря, ни топор дровосека. И это было странно, ибо местность изобиловала всем – просторами лугов, густыми рощами, небольшими речками и прудами. Живи да радуйся! – но нет, лишь птицы перекликаются в зарослях.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org