Пользовательский поиск

Книга Нефритовый город. Содержание - Глава 14. Золото и нефрит

Кол-во голосов: 0

– У тебя есть что-нибудь попить? – спросил Лан. – На улице по-прежнему жара.

Он двинулся к маленькой кухоньке, но Шаэ прыжком поднялась и сказала:

– Прости, позволь мне, я принесу. Мне следовало предложить, но ты… застал меня врасплох.

Она поспешила мимо него на кухню, в любом случае вмещающую только одного человека, и достала из холодильника графин холодного чая с пряностями и перцем. Она налила полный стакан, по-быстрому разложила на тарелке кунжутное печенье и жареные орехи и принесла в комнату.

Лан с улыбкой взял стакан, как будто извиняясь за то, что доставил беспокойство, а потом усадил ее обратно на диван и сел рядом, поерзав на слишком твердых новых подушках.

– Все… хорошо? – спросила Шаэ. Она никак не могла понять, почему Лан пришел сам, а не вызвал ее в дом Коулов.

– Мне что, нужен предлог, чтобы повидаться с сестрой? – сурово спросил Лан.

Когда Шаэ замерла в ответ на явный упрек, он подмигнул, показывая, что шутит, и этот жест был одновременно таким расслабленным и все же удивительным образом показывал власть Лана как Колосса, что Шаэ рассмеялась.

Лан ополовинил стакан и повернулся к ней с более серьезным выражением лица.

– Я здесь не просто так, Шаэ. – Он явно выбирал слова. – У меня есть сомнения, что Дору говорит все, что мне следует знать. Трудно найти более закаленного Шелеста, и ты знаешь, как он близок с дедушкой. Но он кое-что сказал, всякие мелочи, но это заставляет меня думать, что я не могу на него полностью полагаться.

Шаэ поморщилась, она презирала Дору.

– Так замени его.

Лан обратил на нее свой обычный пронизывающий взгляд.

– Я уважаю твое решение не участвовать в делах клана. Мне не нравится мысль, что ты ходишь по городу без нефрита, но я не собираюсь тебе препятствовать. Что бы ты ни решила, я тебя поддержу. Я уже говорил тебе это, и ничего не изменилось.

– Но… – добавила Шаэ, ее плечи поникли. Это был только вопрос времени.

– Мне нужен человек, которому я доверяю, кто знает наш бизнес, чтобы он съездил на рудники и осмотрелся. Пролистал их отчетность, проверил, все ли в порядке и соответствует ли официальным данным КНА. Это моя личная просьба.

Шаэ ответила не сразу. Теперь она поняла, почему он пришел к ней в квартиру под предлогом простого визита, а не разговаривает в доме, где это могло бы привлечь внимание Дору и насторожить его.

– Это все? – спросила она.

Лан нахмурился, как будто подозревая в ее словах сарказм.

– Это несколько недель работы.

– Я знаю, но это все, чего ты просишь, за этим больше ничего не последует?

– Да, – сказал он. – Это все. Я не втяну тебя шажок за шажком в бизнес клана, Шаэ, если ты подозреваешь именно это.

Легкое напряжение в его голосе вызвало у Шаэ укол вины, она потупила взгляд. Подозревая Лана в подобных намерениях, она уязвила его гордость после того, как он уже унизился, придя сюда и попросив сестру о помощи.

Много лет назад ее связь с эспенцем началась с мелких, простых просьб, которые привели к чуть более серьезным требованиям, и те сложились в целую папку и чуть не разрушили ее отношения с дедушкой. Шаэ не забыла, что один шажок в определенном направлении может привести к полному изменению курса.

Но сейчас попросил об одолжении брат, а не Джеральд или кто-то из его улыбающегося начальства. Как Колосс, Лан мог потребовать ему присягнуть, опуститься на колени и подтвердить клятвы или мог изгнать ее из семьи, если она откажется. Но он этого не сделал. Да и вряд ли даже помышлял о подобном, даже если бы она отказалась. Она всегда принимала Лана как должное, и теперь ей об этом напомнили.

Неожиданная поездка на юг, в глубину острова, отсрочит достаточно смутные планы с поиском работы, но и спешить ей некуда.

– Я поеду, Лан, – сказала она. – Выполню твою просьбу.

Глава 14. Золото и нефрит

Как Колосс, Лан имел собственных людей, возглавляемых его давним другом по Академии Вуном Папидонвой, они не входили ни в военную, ни в бизнес-половину Равнинного клана и не подчинялись ни Штырю, ни Шелесту. Эти люди составляли расписание Лана, а также занимались административной работой и бытовыми проблемами – следили за домом и безопасностью поместья Коулов и другой собственности клана, включая пляжный домик в Марении. Хотя внутри клана они не обладали большой властью, их уважали, ведь главный помощник часто был доверенным человеком Колосса и нередко впоследствии занимал более важные позиции.

Вопреки упрямому нежеланию деда ему помочь, Лан более чем когда-либо вознамерился в ближайший год отправить Юна Дору на покой и назначить собственного Шелеста. Однако, учитывая последние события и напряженность между кланами, было бы неразумно терять его, пока Лан не подыщет нового, которому полностью доверяет, и готового занять это место. Вун был одним из основных кандидатов на место Дору, но Лан сомневался, достаточно ли умен его верный помощник, чтобы получить такую важную роль в клане. Он решил в следующие несколько месяцев давать Вуну более серьезные задания и посмотреть, насколько он справится. А тем временем, возможно, и Коул Сен смягчится.

И потому он взял Вуна с собой в Зал Мудрости, на встречу с канцлером Соном. В широком и внушительном здании из темного кирпича и красной черепицы располагались законодательные органы Королевского совета Кекона, управляющего государством. Здание стояло под боком у Триумфального дворца, где жили в финансируемом за счет государства церемониальном безделье принц Иоан III и его семья. Оба здания находились в Квартале Монумента, расположенном всего в пятнадцати минутах езды от поместья Коулов, но тем не менее этот район считался самой нейтральной территорией для кланов, за исключением Храмового квартала. Водитель остановил серебристый кабриолет «Вожак» Лана прямо перед вытянутым мерцающим прудом у впечатляющей мраморной лестницы.

Мемориал воинов состоял из двух бронзовых статуй. Меньшая изображала мальчика с фонарем, как будто освещающего им лицо другой фигуры, безымянной Зеленой Кости, стоящей на коленях перед мальчиком. Словно воин нашел парнишку и присел, чтобы защитить. А может, это мальчик обнаружил заблудившегося в темноте воина и держит фонарь, чтобы осветить ему путь. Обе интерпретации были вполне патриотичными. Надпись на основании памятника гласила:

ИЗ ТЬМЫ В ПАМЯТЬ О ЛЮДЯХ ГОРЫ, КОТОРЫЕ БОРОЛИСЬ ЗА СВОБОДУ КЕКОНА, И СМЕЛЫХ ГРАЖДАНАХ, КОТОРЫЕ ИМ ПОМОГАЛИ

Лан попытался представить своего вспыльчивого старого деда на месте молодого воина, запечатленного в бронзе, – одним из борцов за свободу страны, пятьдесят лет противостоявших правлению Шотара и в конце концов заставивших могущественную империю, ослабленную Мировой войной, но по-прежнему превосходящую и по численности, и в оружейной мощи, оставить Кекон его жителям. Лана поразило, что всего поколение назад Зеленых Костей преследовали как бандитов и преступников, тайно поддерживаемых населением, которое прославляло их удивительные подвиги. И вот теперь он идет в Зал Мудрости на встречу с политиком, занимающим самую высокую в стране должность. «В каком-то смысле, – подумал Лан, – было даже проще, хотя и опаснее, быть героем и Зеленой Костью во времена его деда, когда врагом была жестокая иностранная держава».

Сабля-полумесяц свешивалась с пояса статуи коленопреклоненного бойца, а его браслеты на запястьях были украшены множеством мелких камней. Проходя мимо мемориала, Лан заметил, что оправа пуста, вандалы украли увековеченный нефрит воина, хотя это были всего лишь бесполезные зеленые камешки.

Вестибюль Зала Мудрости представлял собой широкое пространство с бледным мраморным полом и толстыми зелеными колоннами, поддерживающими расписной потолок. Лана и Вуна встретил молодой референт, он почтительно поздоровался и проводил их в кабинет канцлера.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org