Пользовательский поиск

Книга Нефритовый город. Содержание - Глава 18. Нашептанное имя

Кол-во голосов: 0

Но сегодня его тревожило другое. В прошлом месяце Шаэ уехала на рудники, как он просил, и позвонила из Пулы, сказав, что Гонт Аш заказывает оборудование для рудников. Никто не знал, что с этим делать. Значит ли это, что Гонт присвоил себе права Ри Туры? Она позвонила снова только через три недели. Как Лан и боялся. «Я как следует проверила цифры, и похоже, что покупки Гонта не отражены в финансовых отчетах КНА, – сказала Шаэ. – Горные напрямую занимаются рудниками, не спрашивая разрешения совета директоров КНА». Шаэ добавила, что собирается посетить Кеконское Казначейство и просмотреть там записи. Скоро она вернется.

Лан с неохотой приобщил Шаэ к делам клана, но теперь понимал, насколько это бесценно. Шаэ подтвердила его растущие подозрения, что Айт Мада на шаг опередила его встречу с канцлером Соном и уже начала захватывать контроль над поставками нефрита. К тому же Лан убедился, что не может полагаться на Дору. Нет оправданий для Шелеста, который не владеет такой информацией или ее скрывает. Но если надавить на него, Дору будет отрицать свою ошибку или намеренную уловку и придумает какое-нибудь разумное объяснение, да еще пойдет к Коулу Сену за поддержкой. Нет, нужны твердые доказательства, чтобы оправдать не только его смещение с поста, но и из ближнего круга. Вун в самом скором времени должен быть готов занять его место.

Вот еще одна причина, по которой он не мог отстранить Хило – клан останется одновременно без опытного Шелеста и Штыря. Так много проблем.

Юнни повела его в постель, полностью раздела и уложила на живот. Лан закрыл глаза, а Юнни натирала его спину ароматическим маслом.

– Ты напряжен, – успокаивающе сказала она, массируя пальцами мышцы его шеи. – Возможно, ты носишь слишком много нефрита.

Подушка под лицом Лана скрыла его улыбку. Чаровницы знали кое-что о Зеленых Костях и как им польстить. Даже те, кто носит много нефрита, не уверены в своей власти.

Но у каждого разная чувствительность. Лан носил внушительное количество нефрита по стандартам любой Зеленой Кости, но не испытывал желания расширить пределы. После определенной границы дополнительный нефрит делал его неуравновешенным, напряженным и раздражительным. Проблема в том, что хотя роль Колосса куда значительнее, чем просто демонстрировать, как много он может надеть нефрита, но люди суеверны. Старожилы утверждали, что великий Коул Ду носил больше нефрита, чем любой другой воин его поколения. Когда соперница его сына, Колосс другого клана, выставляла напоказ больше нефрита, об этом начали болтать как о личном недостатке.

Юнни массировала его спину ниже, к талии. Она намазала теплое масло по ладоням и рукам до локтей и скользила ими вниз по его телу. Она уже добралась до ягодиц. Лан точно не знал, когда она сбросила платье, но почувствовал, как о спину трутся ее голые груди, а длинные волосы щекочут кожу, пока она медленно скользила вверх и вниз по его телу.

Когда она перевернула его и оседлала, прижавшись голым животом и промежностью к его лицу, все тревожные мысли наконец-то покинули Лана. Он приподнял голову, чтобы впитать ее аромат, пока она трудилась изящными руками арфистки над его грудью, животом, тазом и внутренней поверхностью бедер. Лана всегда поражало число ее умений. На несколько секунд он с тоской вспомнил об Эйни, но это чувство было мимолетно и слишком знакомо, чтобы зацепить. Он на краткий миг ощутил возбуждение, которое вернулось, стоило рукам и губам Юнни начать мастерскую и восхитительную работу, а когда он почти дошел до предела, Лан попросил ее лечь. Юнни простонала, вздохнула и прошептала:

– Да, да, именно этого я хочу.

А потом обхватила его бедра, и Лан вошел в нее. Он кончил быстрее, чем ожидал, а затем обмяк и перекатился на мягкий матрас, выпустив все тревоги.

Юнни принесла теплое влажное полотенце и протерла его лицо, шею и грудь.

– Ты можешь оставаться, сколько захочешь, – проворковала она.

Лан знал, что это неправда, но из всей лжи, с которой ему приходилось иметь дело, это была самая безобидная. Лан был доволен, что ей, похоже, нравилось проводить с ним время. Даже если это и искусное притворство, Лан его ценил. По привычке он положил руку на нефритовое ожерелье, и комната растворилась, а он поплыл.

Раздался стук в дверь. Лан засомневался, действительно ли слышал этот звук, ведь никто прежде его здесь не беспокоил. Юнни неодобрительно нахмурилась и села, потянувшись за платьем, чтобы прикрыться. Она хотела встать и подойти к двери, на Лан ее остановил.

– Кто там? – спросил он.

– Коул-цзен, – раздался встревоженный голос госпожи Суго. – Пожалуйста, простите за беспокойство, я бы никогда… Но вас хочет видеть человек из клана. Это срочно.

Лан вскочил с кровати и натянул брюки.

– Оставайся здесь, – велел он Юнни, подошел к сейфу и дважды набрал комбинацию, прежде чем замок открылся. Он надел ремень и браслеты и схватился обеими руками за туалетный столик, ощутив прилив энергии, растекшейся по венам. Перед глазами все поплыло, а потом зрение стало резким, голову наполнили шумы и ощущения. Приноравливаясь, он несколько раз глубоко вдохнул, а потом выпрямился. Лан снова посмотрел на себя в зеркало – без рубашки, но каждый камешек нефрита на месте. Он подошел к двери и открыл ее.

Госпожа Суго с побелевшим лицом посторонилась. За ней стоял разъяренный Маик Кен, он тяжело дышал, его золотистый пиджак покрывали пятна крови, явно чужой.

– Это Горные, – выдохнул он. – Они шепнули имя Хило.

Первая интерлюдия
Небеса и земля

Согласно учению дейтистов, много лет назад на небесах в ослепительных дворцах из нефрита жила многочисленная семья богов. Как и во всякой большой семье, среди богов случались ссоры, но по большей части они проводили бессмертную жизнь счастливо, хотя когда у них появились дети, а у детей – свои дети, то места на небесах стало слишком мало. И потому боги построили второй дом, по образу первого, и назвали его землей.

Поначалу земля была так же прекрасна, как и небеса, с бескрайними морями, высокими горами, густыми лесами и удивительными растениями и животными. К сожалению, многочисленные и избалованные дети богов начали пререкаться из-за земли еще до того, как она была закончена. Одни хотели получить тот же океан, другие спорили о том, кто займет самые высокие горы или самый крупный континент.

И наконец их склоки стали такими невыносимыми, что рассердили богов-родителей. «Мы построили для вас превосходный дом, и вот чем вы нам отплатили – испоганили его мелочностью, жадностью и ревностью, настроили брата против брата, сестру против сестры. Так забирайте землю, но будете за это наказаны, потому что больше вы от нас ничего не получите». И родители лишили детей божественной силы, сделали их маленькими, слабыми и голыми и изгнали с небес.

Всеотец Ятто разрушил на мелкие кусочки единственный и только наполовину законченный нефритовый дворец на земле и закопал его на гористом острове.

Однако боги, как любые родители, не могли не приглядывать за страдающими детьми. Некоторые, например Тана, богиня луны, и Пойя, богиня плодородия, пожалели своих потомков и спустились поближе, освещая им путь в ночи и помогая вырастить пищу. Другие, такие как Йофо, бог тайфунов, или Саги, бог эпидемий, отказались быть снисходительными, и если их не умиротворять, напоминают человечеству о своей грозной силе.

Дейтисты считают, что все земные конфликты происходят из-за того, что боги-дети разозлили родителей и перессорились друг с другом. Прогресс человечества и благородные стремления – это попытка добиться от семьи прощения в обмен на духовный и физический статус бога, давно утерянный, но не совсем забытый.

Глава 18. Нашептанное имя

Чуть раньше тем же вечером раздался испуганный звонок от господина Пака, он вместе с женой уже двенадцать лет держал бакалейный магазин в Трущобе.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org