Пользовательский поиск

Книга Нефритовый город. Содержание - Глава 49. Подступы к Адамонту

Кол-во голосов: 0

– Это время может скоро настать.

– Я сказал – не сейчас, – повторил Хило. – Оставьте меня одного ненадолго.

После долгой паузы он услышал, как сестра встает. Они с Вуном собрали с пола рассыпанные бумаги и молча вышли. Дверь с щелчком захлопнулась. Хило сидел не шевелясь, с закрытыми глазами.

Совершенно спокойно и без эмоций, что для него нехарактерно, он размышлял над вероятностью поражения. Если он проиграет и его убьют, что одно и то же, ведь одно приведет к другому, Равнинные, скорее всего, исчезнут вместе с ним. Он станет последним Колоссом клана.

Если бы после смерти Лана нашелся более подходящий лидер, Хило уступил бы ему место, остался бы Штырем, для этого он годился лучше, и постарался бы выиграть войну своим способом. Но у него не было выбора. Шаэ не могла стать Колоссом. Конечно, она умна и с честью носит нефрит, но клан не принял бы ее. Она моложе, она женщина, и она не Айт Мада – та старше и пришла к власти, перебив всех потенциальных соперников.

Шаэ бы так не поступила, да она и не обладает необходимыми умениями налаживать контакты с людьми, силой характера и харизмой, чтобы подчинить себе других Зеленых Костей, в особенности могущественных Кулаков, они не станут столь же охотно драться под ее командованием, если Хило погибнет. Нет, с грустью подумал Хило, его сестра – кабинетный человек, компетентный и способный руководитель бизнеса, но не Колосс Зеленых Костей. Она хотела бы занять этот пост еще меньше, чем он.

В клане не было других наследников. Есть еще усыновленный Анден, но он слишком молод, еще даже не носит нефрит, и полукровка. Айт, вероятно, все равно его казнит, для гарантии. Братья Маики – сыновья опозоренного Кулака Горных, их никогда не примут во главе Равнинного клана, если к тому времени от клана что-нибудь останется. У Коула Сена была старшая сестра, а у матери Хило есть два малозаметных младших брата, но никто из них не носит фамилию Коул и не получил соответствующего воспитания, никто не обладает качествами лидера.

Хило уже свыкся с мыслью о смерти, но, размышляя о гибели семьи, всего своего рода и клана, который создали его предки, он испытал потрясение. Он думал о том, как может умереть вслед за Ланом, не отомстив, и приходил в отчаяние от того, что не успел жениться на Вен и завести детей. Некоторое время он думал обо всем этом, глубоко погрузившись в боль, а потом медленно вернулся к мыслям о настоящем.

Он еще не умер. Даже получив пулю или смертельную ножевую рану, пока воина покидает жизнь, он имеет несколько драгоценных минут, когда может уложить врага. Хило видел такое прежде. Сила Штыря – в способности использовать любою возможность, а Хило был прирожденным Штырем. В сражении может произойти что угодно. Правильный выбор времени, правильный выбор оружия и нужный человек – это может изменить все.

Пришло время спланировать свою смерть, решил он.

Глава 49. Подступы к Адамонту

Теперь паромная переправа оказалась в захваченной Горными части Доков. Район патрулировали Кулаки и Пальцы Гонта, не только из опасения контратаки Равнинных, но и чтобы помешать контрабандистам и ворам чувствовать себя вольготно в этой неразберихе. Когда Маик Вен подошла к сходням парома, ее остановил один из Пальцев и попросил показать билет.

– Едете на Эуман?

– Да, цзен, – кивнула Вен. – Моя бабушка родилась в Шосоне. – Эта рыбацкая деревушка на западном побережье острова Эуман теперь превратилась в туристический городок и для кеконских отпускников, и для эспенцев с военной базы. – Она хотела покоиться там. – Вен печально скосила глаза на синюю похоронную урну в руках.

Она надела простой белый свитер и длинную белую шерстяную юбку, а лицо припудрила белым. Ее сердце билось чуть сильнее обычного, но для любого человека, остановленного незнакомой Зеленой Костью на недавно покоренной территории, вполне в порядке вещей немного нервничать, даже если ему нечего скрывать. Молодой человек с нефритовыми серьгами в ушах не Почуял ничего необычного.

– Да узнают ее боги, – сказал он, вернув билет, и смущенно добавил: – Боюсь, я должен попросить вас открыть урну.

Вен возмущенно фыркнула.

– Цзен!

– В эти дни вокруг полно преступников, – извиняющимся тоном пробормотал он. – Мы должны проверять вещи у всех на борту на предмет оружия и контрабанды.

И нефрита. На Эумане полно длинных неохраняемых пляжей, и сообразительные контрабандисты предпочитали рискнуть – уж лучше попасться эспенцам, чем Зеленым Костям. Подобранный после схваток нефрит переправляли из Жанлуна на материк, в Тун, или на острова Увива. Вен окинула Пальца негодующим взглядом, но быстро потупилась. Она подняла крышку урны и позволила ему заглянуть.

Если он возьмет урну в руки, чтобы осмотреть, все пропало. Ее не убьют, по крайней мере, не сразу. Горные узнают, кто она такая, и используют против Хило. «Я брошусь в бухту», – решила Вен. Тогда и она, и урна окажутся на дне.

– Можете подняться на борт, – сказал Палец. – Простите за неуважение к вам и вашей матери.

Он посторонился, позволяя ей подняться на паром. Вен опустила крышку урны и прошла на палубу. Ее лицо хранило, как и положено, выражение горя по матери и не выдавало облегчения, как и тело не излучало нефритовой ауры. Она увидела, как Палец Горных дернул себя за правое ухо, но лишь для того, чтобы отвести гнев богов – ведь он осматривал останки покойного, а не потому, что она каменноглазая. Вен прижала урну к груди. Ее больше не беспокоило, кем ее считают люди, лишь бы это послужило нужной цели. Ее недостаток сам по себе был неприятен и нежелателен, но очень пригодился, стоило правильно его использовать.

Другие пассажиры парома – туристы и едущие на работу люди – держались от нее на расстоянии, когда она заняла место на носу. Раздался пронзительный свисток, и паром отчалил. Вен удовлетворенно наблюдала, как уменьшается в размерах набережная. Она могла бы нанять частную лодку и не рисковать на пароме, но тогда осталась бы запись с фамилией Маик, а ее мог остановить и обыскать береговой патруль. Этот же путь был анонимным, и потенциальный выигрыш стоил того, чтобы рискнуть.

Полтора часа спустя Вен сошла на берег в маленькой гавани острова Эуман, там ее уже ждала машина. Шаэ организовала все заблаговременно. Остров Эуман, как и Пуговка, не входил в Жанлун, но если Пуговка имела собственные органы управления, то на Эумане в основном правили эспенцы. Как только машина двинулась по улицам городка, Вен отметила двуязычные вывески и дорожные знаки, киоски с обменом валют с текущим курсом кеконского дьена к эспенским талирам, сверкающие витрины иностранных сетевых магазинов и ресторанов, но больше всего бросались в глаза сами эспенцы, в военной форме и без.

Вен как будто оказалась в другой стране, странном гибриде между Кеконом и Эспенией, как она себе ее представляла. Конечно, она часто видела иностранцев на улицах Жанлуна, но не в таком количестве. На острове Эуман жили двадцать пять тысяч эспенских военных, и кеконцы предпочитали этого не замечать, пока те оставались на этом каменистом и продуваемом ветрами вулканическом клочке земли. Кланы не контролировали остров, но, находясь так близко от Жанлуна, он не мог полностью избежать их влияния. Водитель простого серого седана вежливо открыл перед Вен дверь машины и не задал по пути ни единого вопроса.

Вен отрепетировала, что скажет. К ее глубочайшему сожалению, она плохо владела эспенским, и пока машина катила мимо аэродрома, силосных башен и ветряков, она перекатывала во рту незнакомые звуки, повторяя то, что велела сказать Шаэ.

– Простите, как вас зовут? – спросила она водителя.

Тот оглянулся через плечо.

– Меня? Меня зовут Седу.

Господин Седу был румяным мужчиной с короткой бородкой и мозолистыми пальцами. Вен никогда не забывала имен и лиц, и Седу она тоже запомнила. По словам Шаэ, он был зятем Барышника, работающего непосредственно под руководством Хами Тумашона, на его молчание можно рассчитывать.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org