Пользовательский поиск

Книга #Перо Адалин. Содержание - #14. Смиренная и непокорная

Кол-во голосов: 0

– Да. Ритуал – не только жертвоприношение в храме у озера. В Мурусвальде, как второй столице, я должна воздать молитвы к Санкти, чьи тени люди берегут в городском храме, веря, что смогут там услышать голоса создателей. Только вознеся к ним молитвы, я смогу пойти дальше – вот почему меня так сильно тянет вниз.

– Словно они ответят, – фыркнул Леверн и тут же понял, что сболтнул лишнего.

– Я должна вернуться. Заодно посмотрю в глаза Евандеру – может быть, он сможет убедить меня в предательстве отца, – аккуратно добавила принцесса, следя за рыцарем. Леверн, сложив руки на груди, до этого колебался, но как только услышал о страже, застрявшем с самозванкой, он посветлел. Похоже, Адалин нашла способ крутить из него веревки.

Ада не лгала – она действительно должна посетить храм как одну из святынь на пути к озеру, но это посещение было условностью, которую можно опустить. Об этом знал только Винсент как командир процессии и Евандер как его заместитель, и сейчас оба не могут ей возразить. Принцесса с удовлетворением поняла, что ее уловка удалась, – Леверн, недовольно качая головой, согласился. Сейчас рыцарь, используя свой самый убедительный тон, уговаривал Альваха разделиться.

Стрелок не сводил глаз с принцессы, краем уха слушая трели друга. Ада впервые почувствовала, насколько неудобным может быть его прямой взгляд – внутри у нее начало зарождаться странное чувство, подталкивающее рассказать правду о том, что она жаждет встретиться с Евандером, расспросить его о странном письме; о том, что она хочет увидеть лжепринцессу, которая приняла за счастье надеть ее одеяния.

Альвах передал другу листок и с некоторой нервозностью крепко его обнял. Леверн, посмеявшись над реакцией брата, напутствовал:

– Уворачивайся от укусов Клер, пока меня не будет, дружище.

Леверн подошел к Клер, и Адалин даже в густой темноте смогла различить нежность, с которой рыцарь смотрел на сестру.

– Клери. – Леверн кончиками пальцев мягко приподнял ее подбородок. – Я вернусь. Ты ждала меня и дольше, что по сравнению с этим одна ночь?

– Ничего, – нехотя согласилась его названная сестра. Клер чувствовала, что не сможет спокойно попрощаться с оболтусом, стоявшим так близко. «Только вот такой страшной ночи не было уже долгие годы», – закончила она про себя.

– Не обижай Аля, – прошептал Леверн, наклонившись к уху сестренки. – Ты с ним в безопасности, не сомневайся даже на миг, как бы страшно ни было. Ты больно ранила его там, в трактире. Больше не делай так.

Рыцарь напоследок потрепал по голове совсем скисшую подругу и направился за Адой, не пожелавшей тратить время на прощания. Не оборачиваясь и не останавливаясь, он прокричал:

– Дождитесь меня! Приведу всех детишек, которых город манит, словно шоколад!

С этими словами двое путников исчезли, оставляя брата и сестру в одиночестве.

Клер не могла избавиться от плохих предчувствий.

* * *

Судьба, похоже, решила обратить свое внимание на людей, прятавшихся в многотысячном городе. Одна ее рука, длинная, едва заметная среди танцующих теней, несла благую весть. Прикосновения этой руки, легкой, будто весенний ветер, не замечали, желая поскорее получить все хорошее, что она могла дать. Вторая – короткая и темная – была тяжелее горного ряда, обрамлявшего город, ее липкое касание подмечалось людьми сразу; все плохие вести, неудачные встречи, горести, обрушившиеся на человека, – все с проклятьями приписывалось этой руке.

Винсент являл собой натянутую тетиву лука и как никогда жаждал прикосновения легкой руки. Он стоял неподалеку от храма, напоминавшего гигантского дикобраза, застывшего в камне, – десятки острых шпилей устремились к небу, устрашая грешников на земле.

«Быть тебе наколотым на шпиль храма, чудовище», – со звоном колоколов храма к нему пробилось воспоминание, отрывая мужчину от наблюдения за главной дорогой. Там, образуя огненную стену, в нетерпении ожидали принцессу сотни людей. Внезапно гул усилился – вдали показалась долгожданная процессия. Винсент, поборов желание положить руку на эфес меча, надежно скрытый плащом, протиснулся ближе к храму.

Командир пытался высмотреть Евандера и едва не опешил, заметив друга. Его размывающийся от дыма факелов силуэт едва ли не сливался с алым пятном, являющимся, без сомнения, лжепринцессой. «И как теперь выхватить Евандера, когда он идет в начале шествия?»

Винсент в надежде оглянулся, прикидывая, как лучше поступить. Большая площадь, на которой он оказался, едва вмещала всех желающих посмотреть на процессию самозванки. Тысячи людей вокруг – толпа была ему на руку, потому что королевская стража, пребывавшая на площади в устрашающем количестве, все равно не справлялась со взбудораженным народом. Винсент прошел перед бледнолицым стражем, и тот не обратил на него никакого внимания. Вообще, представители закона с бегающими глазами и вспотевшими лбами выглядели в этот вечер не лучше слабой и замученной Адалин.

Рядом бледнолицый страж подметил коллегу и устремился к нему, уронив на ходу свой головной убор. Винсент проследил за тем, как мужчина со шляпой в руках слушает своего напарника, совсем мальчишку, и удивился, увидев на его лице кровоподтек, но не смог ничего расслышать. Ему оставалось только наблюдать, как напуганный юнец отчаянно машет рукой в сторону, противоположную от храма, а после направляется туда с бледнолицым стражем, на ходу распихивая людей локтями. Винсент решил, что и помимо его маленького отряда в Мурусвальде королевской страже есть чем заняться.

Нереида, надо отдать ей должное, не утомляла его разговорами, привлекая внимание, только когда командир выбирал не ту дорогу.

– Есть предложения, как нам подобраться к Евандеру? – спросил Винсент. Глупо было надеяться, что она найдет еще какой-то тайный ход, который мигом решит их проблему. Но, возможно, вместе они что-то придумают.

Нереида покачала головой – ей не нравилась площадь. Тот, кто жил в Мурусвальде хотя бы несколько лет, не раз был свидетелем казней, проводимых по решению монахов на площади перед лицом Санкти. Нереида попала в город относительно недавно, но поместила себя в ряды неудачников – нельзя посчитать за счастье увидеть казнь в воскресный день, направляясь на рынок, расположившийся на соседней улице. С этого момента храм стал для нее чем-то вроде памятника человеческому хладнокровию. У этих высоких, темных стен, не в пример светлым оттенкам города, забирали жизни одних людей, чтобы придать смысл существованию другим. «Как вера во что-то может быть настолько пугающей?» – Нереида не понимала и не желала понимать.

Служанка, потирая озябшие руки, тут же позавидовала длинным рясам монахов, полностью закрывавшим их фигуры, не в пример ее собственному наряду – в спешке поверх рабочего платья она надела только легкую накидку с рукавами до локтя. «Переодеться бы, что ли», – подумала бывшая служанка, и выход из ситуации нашелся сам собой.

– Винсент! – свистящим шепотом позвала Нереида, дергая командира за рукав. – Я знаю, как попасть внутрь храма и как заставить Евандера без подозрений отойти от принцессы.

Лукавость, почти утерянная за последний месяц, вновь ожила в ее душе тонким ростком.

– У Евандера ведь длинные волосы?.. – спросила она.

#14. Смиренная и непокорная

Величественный город накинул на свой светлый лик ночную маску и спрятался во мраке; Ада едва понимала, куда бредет. Леверн выпустил ее руку всего на мгновенье, но этого оказалось достаточно – повернув за угол изящного двухэтажного домика на пересечении узких улиц, принцесса потерялась.

Горожане, прекрасно ориентировавшиеся в сети тонких, как вены, проулков, походили на сытых пауков – им не было дела до бабочки, запутавшейся в липкой паутине. Ада шагала осторожно, почти крадучись, и внимательно смотрела по сторонам, надеясь увидеть Леверна. Она с ужасом представляла, как рассердится на нее добрый рыцарь и, что еще страшнее, как отреагирует Винсент, узнав о ее беспечности.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org