Пользовательский поиск

Книга #Перо Адалин. Содержание - #17. Семейное древо Флоресов

Кол-во голосов: 0

– Хочешь сказать, что есть способ обогнать процессию? – Леверн прервал Винсента, который с трудом подбирал слова и неосознанно оторвал пуговицу у своего плаща. Глухой треск ниток вызвал у Адалин мурашки – она отчего-то представила, как рвутся сухожилия одного из безымянных монахов под сильными руками рыцаря. Адалин, содрогнувшись от подобной мысли, поплотнее закуталась в плащ. Сколь бы ужасной ни была ее идея, принцесса с долей отвращения призналась самой себе, что позволила бы подобному произойти.

Винсент не спешил отвечать и оперся горячим лбом о ладони – воспоминания некстати вызывали головную боль.

– Есть. Спуск в туннеле идет по прямой, тогда как основная дорога, петляющая по уступам скал, растягивается на десятки километров и уведет процессию к землям намного западнее храма. Они сделают круг, тогда как мы пойдем напрямик и выйдем к сокровищнице под храмом. Однако есть и риск – если будут идти нам навстречу, разминуться не выйдет. Но туннель, насколько мне известно, используют редко – после моего, гхм, появления монахи опасаются этого пути.

– Были причины? – осторожно подала голос потрясенная Клер. Ужасная история о священнослужителях, которую рассказал командир, никак не вязалась с ее понятием веры – всепрощающей, возносимой как нечто совершенное над всеми человеческими понятиями.

– Были, – ответил Винсент. Часть его хотела разубедить простодушную служанку в ее слепой вере, рассказав все в ужасающих подробностях. Пусть ее вера пошатнется – эта твердая почва, на которой она стояла, на самом деле была ничуть не плотнее слоя песка. Клер, словно маленький ребенок, еще удерживалась на ее зыбкой поверхности, окрыленная придуманными кем-то ранее законами; Винсент же с самого начала оказался слишком тяжелым для песчаного моря – его ноги сразу по колено увязли в бесконечных глубинах фальшивой морали и идей, возносимых другими.

– Командир, так чего мы ждем? Время идет, пора в дорогу!

Леверн, преисполненный нахлынувшей на него энергии, в мгновение оказался на ногах. Мужчина, порицая на ходу медлительность своих спутников, уже открыл дверь, приглашая всех наружу. Альвах укоризненно покачал головой, наблюдая, как Винсент дает знак собираться, – кажется, командир не пожелал продолжить свою историю. Стрелок подал руку принцессе, но Ада, в отличие от друзей, не считала рассказ законченным.

– Так что же было дальше, Винсент?

Мужчина замер, не дотянувшись рукой до своей сумки. Выпрямившись, он сделал пару шагов к принцессе.

– А вы как думаете, Ваше Высочество? – Отчужденность, недоверие – все, через что, Адалин надеялась, они переступили, вновь появилось. Винсент, однажды разрешивший заглянуть в его сердце, избегал открывать его снова. – Меня довели до храма. Высшие служители решили, что я должен жить, и меня отпустили.

Командир, подхватив сумку, пошел к двери, но остановился.

– Я видел твой алтарь, Адалин. В нем нет ничего святого, ничего, за что ты отдаешь жизнь. Лучше одумайся, принцесса, пока не поздно.

* * *

Леверн вел их отряд к выходу из леса. Командир с Адой следовали за остальными чуть на расстоянии. Винсенту не давала покоя идея, появившаяся еще в хижине. Он видел все пути для ее исполнения, а потому, решившись, произнес ее вслух:

– Мы можем позволить Агате обогнать нас. – Винсент, не опуская взгляда, признался: – До отбытия процессии я видел твоего отца. Король взял с меня обещание, которое я, как мне думается, неправильно понял. «Сохрани ей жизнь», – сказал он. К чему король решил возложить жизнь дочери на мои плечи, когда ее смерть неминуема? Я был уверен, что он имел в виду твою сохранность во время путешествия. Кем бы ни был твой отец, Адалин, сошедшим с ума монархом или взволнованным родителем, с некоторых пор меня не покидает ощущение, что он изначально хотел от меня большего. Может, он хотел, чтобы я пошел против приказа. Или же сам приказал мне защитить тебя от ритуала?

Адалин не могла поверить ему.

– Это нечестно, Винсент. – Она нахмурилась, чувствуя, как ее охватывает жалость, в кои-то веки к самой себе. – К чему ты бередишь мне душу? Выискиваешь то, чего нет. Поначалу обвиняешь отца в покушении на меня, а после в еще более тяжком грехе. Кто он в твоих глазах: спаситель или убийца? Ты играешь словами, но разве достойно это воина, коим ты себя считаешь? Хватит, прошу, я не могу разобраться в тебе, и у меня растут лишь ненужные опасения. Ты обещал, что больше не будешь попирать нашу веру, так следуй своим словам. Помоги мне. Это все, чего я хочу.

Ада замолчала, но после добавила:

– Возможно, ты колеблешься, пытаясь понять слова моего отца превратно, но знай: хочет он сейчас убить меня или же намерен спасти – ничему из этого я не позволю сбыться.

Адалин, сложив руки перед собой, обогнала Винсента, пряча глаза за прядями волос; тяжесть на сердце, и ранее не дававшая покоя, сейчас грозила выбить почву у нее из-под ног. Догонять друзей пришлось недолго – Альвах остановил своего активного друга на опушке и задумчиво всматривался в лицо командира, пока они с принцессой приближались. Винсент, заметив взгляд Альваха, поинтересовался, в чем дело, но Аль только покачал головой – ему не нужны были объяснения. Он, в отличие от Винсента, все понял.

#17. Семейное древо Флоресов

Горный туннель словно вырос из сказок, которыми потчевала Леверна в детстве его названная мать. По таким тайным, страшным проходам волшебные создания утаскивали в свои логова маленьких девочек, а роль будущего рыцаря – голубоглазого мальчишки – состояла в том, чтобы вызволить их из лап чудовищ. Мальчик засыпал, убаюканный грезами о будущих подвигах, на самом деле нисколько не веря в чудищ, о которых рассказывала добрая женщина. Сейчас же рыцарь скептически разглядывал неровные стены туннеля.

– В таком туннеле не то что чудище, тут и я едва протиснусь, – проворчал Леверн, неосторожно оцарапав плечо о камень.

– Зверь может и за добрым лицом прятаться, – отозвался впереди Винсент, ведущий за собой друзей. Они шли долго и давно потеряли счет времени – Адалин уже было подумала, что туннель будет не только темным, но и бесконечным.

– Командир, а ты точно плохо помнишь свое путешествие? Как-то быстро мы туннель нашли и без проблем в него попали. Ты словно вчера тут проходил.

– Леверн, – тихо укорила друга Клер.

– Что? – не понял рыцарь, недоуменно на нее оглядываясь. – Винс не чувствительная барышня. К чему его жалеть? Из водопада выбрался, от вида монахов его в холодный пот не бросает. Считай, служители Санкти командира закалили так, что можно и спасибо сказать. Или же… – задумчиво протянул рыцарь. – Хм, пожалуй, промолчу.

– Правильно мыслишь. Тебе инстинкт самосохранения нашептывает, когда стоит заткнуться? – поинтересовался Винсент, и Альвах улыбнулся. Не было у Леверна подобного ценного качества – его невеликие запасы он разбазарил еще в подростковом возрасте.

Командир остановился и выругался. Леверн уточнил, не в его ли честь такие слова, но замолчал, увидев впереди тупик.

– Обвал? – догадался рыцарь, мрачнея.

Винсент кивнул, и, не позволяя панике опутать голову, приказал:

– Разворачивайтесь. Справа было ответвление – давайте посмотрим, куда оно приведет.

Чутье не подвело Винсента – туннель, в котором им пришлось едва ли не ползти, через пару сотен метров привел к выходу. Командиру оставалось только догадываться, откуда взялся другой выход, а мысль о том, что природа уступила монахам, подарив им другой путь к храму, казалось ему безумной; туннель, конечно, могли создать маги, но в существование людей, чья сила способна покорить горы, Винсенту верилось еще меньше. Выход оказался спрятан за невысокими елями, и аромат хвои щекотал ноздри. Принцесса знала о них только по картинкам и с любопытством оторвала от зеленого деревца пару иголок. Вокруг стояла расслабленная тишина.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org