Пользовательский поиск

Книга Такие разные миры (сборник). Содержание - Страна Сновидений. Перевод Илоны Русаковой

Кол-во голосов: 0

– И что мы будем с ним делать? – спросила Самона.

– Что значит – делать?

– Я о ребенке. Неважно, чей дух внутри его, – кто-то должен приютить мальчика, кормить и одевать.

Эмер трезво поразмыслил над этим вопросом.

– Моя дорогая, пусть это решают в городском совете и на шабаше ведьм. С нас достаточно, пора возвращаться домой.

– Да, – согласилась Самона, – я приготовлю ужин. После такой работы всегда нападает аппетит.

– Мы поужинаем и соберем вещи, – сказал Эмер. – И приготовь Эми в дорогу.

– А куда мы едем?

– Ты слышала, что я только что сказал? Домой! У нас есть домик в горах, поживем там. Хватит с нас цивилизации.

* * *

Ведьмы и колдуны, алхимики и знахари – кто только не рождался в старинном клане Крафтеров. Этот клан был свидетелем возникновения американской нации; пуская корни в цивилизованных восточных городах, он протягивал ветви на Дикий Запад. Но вот настал век науки и логики, и новое поколение магов-искусников было вынуждено разбрестись по всему земному шару, чтобы сохранить верность своему необыкновенному таланту.

Новеллу «Страна Сновидений» Роберт Шекли написал для сборника «The Crafters, Book Two: Blessings and Curses» («Крафтеры: благословения и проклятия») в 1992 году.

Страна Сновидений

Перевод Илоны Русаковой

Многое привлекало тех, кто решил обосноваться на западных границах Северо-Американских Соединенных Штатов. Для одних это было возможностью завладеть землей и сколотить состояние, для других – сбежать от долгов или даже от властей. И многим удалось построить новую жизнь. Нат Сингер был прямым потомком Эмера Крафтера и обладал множеством фамильных талантов самой действенной силы. Он бежал на Запад после того, как, несмотря на все свои таланты, не смог предотвратить трагедию, которой опасался больше всего. И возможно, еще из-за того, что хотел забыть о своих сверхъестественных способностях, которые теперь считал скорее проклятием, чем даром. Эти способности постоянно напоминали Нату о потерянном. Проблема была в том, что, даже уехав за тысячи миль на самый край цивилизации, человек не может оставить позади то, что является частью его самого.

Миссури. 1834 год от Рождества Христова

В начале июня 1834 года на юге Миссури в городке Оук-Блаффс появился гость. Он вел за собой гнедую лошадь, сильно хромавшую на переднюю левую ногу. Незнакомец был высокий, лет тридцати, с короткой черной бородкой. На голове у него сидела черная фетровая шляпа с широкими вислыми полями, такие можно увидеть дальше к западу. Одет незнакомец был как любой переселенец – куртка и штаны из оленьей кожи и мокасины, но лицо было необычно бледным и необветренным для этих мест. Судя по рукам, он не занимался тяжелым физическим трудом, это были руки скорее клерка, нежели любителя жизни на свежем воздухе. Едва чужак вошел в город, рядом возник мальчишка лет десяти и уставился на него так, будто никогда не видел человека, передвигающегося на своих двоих.

– Эй, мистер! Как так случилось, что вы идете пешком?

– Лошадь захромала.

– Вам понадобится другая лошадь?

– Похоже, что так.

Нат посмотрел на мальчишку, и ему понравилось увиденное: пацан был конопат, со светлыми взъерошенными волосами. Суровое лицо мужчины осветила улыбка.

– Полагаю, у тебя найдется одна на продажу?

– Нет, сэр, у меня нет лошади. Но я знаю, где вы можете ее купить.

Переселенец отыскал в кармане никель и бросил пацану:

– Хорошо, сынок, рассказывай.

Мальчишка улыбнулся:

– Следующая дверь от того места, где вы стоите, – платная конюшня Мастерсона.

Крафтер и без подсказки уже видел вывеску конюшни. Мальчишка, похоже, из всезнаек. Нат и сам, когда еще жил в Бостоне, был таким, а потому питал слабость к всезнайкам. Он не ожидал так скоро встретить подобного ребенка в этих местах.

– Большое спасибо, – поблагодарил Нат.

Он сделал несколько шагов и вошел в платную конюшню. Там он рассказал о своей проблеме мужчине в кожаном фартуке, который подковывал тяжеловоза.

– Извините, мистер, – сказал хозяин, – я бы с радостью взял вашу лошадь, но у меня нет подходящей замены.

– А не подскажете, где здесь найти лошадь?

Хозяин конюшни пожал плечами:

– Можете, конечно, поискать на ранчо в округе. Только вряд ли есть смысл.

– Почему так?

– Я в курсе, как обстоят дела со скотом на пятьдесят миль вокруг города. Тут нет для вас ничего интересного. Но есть надежда, что появятся новые лошадки.

– Что ж, я съезжу и поищу, но не на этой леди. – И Нат похлопал кобылу по шее.

Хозяин конюшни подумал немного и предложил:

– Я подержу вашу лошадь, сколько нужно. И у меня есть мул, могу дать его на время. Фло не такая быстрая, но она достаточно хороша, чтобы покатать вас по окрестностям.

Когда незнакомец выводил мула из конюшни, мальчишка поджидал снаружи.

– А где же лошадь? – с невинным видом спросил он.

– Хозяин сказал, что у него нет подходящей для меня. Полагаю, ты об этом не знал.

Мальчишка вроде смутился:

– Простите, мистер. Вообще-то, я знал, но хотел получить никель.

– В этом нет ничего дурного. Но ты можешь заработать еще один. Сможешь подыскать мне комнату на одну-две ночи, пока моя лошадь не поправится?

– Конечно, мистер! Моя мама сдает комнаты, а еще она готовит лучше всех в Оук-Блаффсе!

Мальчишка быстро зашагал вперед, а Нат не торопясь направился следом и повел за собой мула.

Когда впереди показался белый фермерский дом, ничем не отличающийся от других фермерских домов в этих краях, мальчишка перешел на бег. Он взлетел по деревянным ступенькам, стрелой промчался через широкую веранду к дверям с полукруглым окошком и исчез из виду.

Спустя пару минут мальчишка снова появился на веранде, и теперь он держал за руку высокую пышнотелую женщину. Та носила платье из грубой полушерстяной ткани, ее гладкие рыжие волосы были убраны в хвост на затылке и повязаны белым шейным платком. Она улыбалась. Лицо у женщины было озабоченное, но миловидное.

– Билли сказал, что вы ищете жилье.

– Да, мэм. – Мужчина смущенно снял шляпу и переступил с ноги на ногу. – Меня зовут Нат Сингер. Я не могу заплатить много – деньги нужны на лошадь. Но у меня сильные руки, и я не ленив. С радостью возьмусь за тяжелую работу, любую, какую скажете.

Что ж, деньги бы Эмме не помешали, но ей нужен был помощник, чтобы доить коров, чистить коровник и отвозить масло и сыр в город.

Эмма кивнула:

– Похоже, вы нашли себе жилье.

Нат Сингер понравился Эмме. Он был симпатичный и от силы года на два старше ее. Была в нем утонченность, почти мягкость – как глоток свежего воздуха после долгого общения с грубиянами и богохульниками, которых на Западе большинство. Было в Нате Сингере что-то еще, не такое симпатичное; оно пряталось за мягкой черной бородкой и честными карими глазами. Но никто не совершенен.

Эмма решила, что Нат вполне подходит для тяжелой работы на ферме, которой после смерти Лемюэля Скелли накопилось более чем достаточно. Лемюэль был последним работником Эммы. Однажды он поехал к озеру Дьявола на поиски заблудившегося вола, и его подстрелили шошоны. Теперь шошоны почти все ушли. По слухам, их вытеснили кайова, а у тех дурная слава, особенно после того, что они натворили в Канзасе. Правда, они в округе не показываются, и потому никто из-за них не беспокоится.

Итак, Нат Сингер приступил к работе на ферме Эммы Хокинс. Эмма держала дойных коров и поставляла четвертую часть всего молока в Оук-Блаффс. Кроме того, она пахтала масло. В огороде Эмма выращивала помидоры, кабачки и горох. Ее земляника славилась на весь штат. У нее был свинарник приличных размеров и собственная скотобойня, на которой работал местный пьяница. А еще у нее был свой адвокат.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org