Пользовательский поиск

Книга Небесный суд. Страница 133

Кол-во голосов: 0

Единственным свидетельством того, что ей ничего не приснилось, была прорытая в земле нора, уходившая куда-то вглубь. Значит, Гексмашина вновь вернулась в объятия своей возлюбленной. Уайлдкайотлей и след простыл, они канули в небытие, словно эхо в колодце. Мир окутала тьма. Неподалеку от основания холма по равнине двигались несколько факелов — это мародеры искали, чем бы поживиться. Главным образом их интересовали монеты и крепкие солдатские сапоги, которые можно было снять с трупов. Но были там и солдаты, которые искали павших товарищей, и жены с детьми, выкрикивающие имена мужей и отцов, не вернувшихся домой после сражения, а также несколько санитаров. Они неслышно двигались между тел, прислушиваясь, не раздастся ли где слабый стон раненого.

На восточной части неба высыпали звезды, но большую их часть пока что закрывал поднимавшийся от Миддлстила дым. А вот языков пламени не было видно, судя по всему, пожары все же удалось потушить. Впервые за всю свою жизнь Молли не знала, что ей делать. Она оставила тепло родных душ, когда соединилась с Гексмашиной — тепло души коммодора, меченого мальчишки, даже Коппертрекса. Вдруг они сейчас сидят в Ток-Хаусе, если, конечно, тот еще цел после устроенной Содружеством бомбардировки. Молли с удовольствием провела бы в их обществе час-другой. Она бы… да что угодно! Ведь теперь за ней никто не охотится, никто не жаждет ее крови. Даже работный дом, в котором прошла ее юность, и тот разрушен! Великий Круг! Даже само свидетельство ее существования на этом свете — транзакционный двигатель — сейчас наверняка валяется разбитый вдребезги под руинами Гринхолла.

Но в душе Молли по-прежнему оставалась обычной девчонкой из Миддлстила. И она направилась через равнину туда, где дымились развалины столицы.

Она брела по холмам Ривермарша подобно бесплотному духу. После того, как Молли провела какое-то время, слившись с Гексмашиной, все вокруг казалось ей плоским и скучным, лишенным того разноцветья красок, каким дарила ее древняя машина. Нет, это был дурной сон, кошмар. Завывание жены, только что обнаружившей на земле тело мужа, порубленное на куски вражеской саблей. Многорукий паровик, попавшийся ей на пути, уныло бродил между останков деактивированных рыцарей и груд тел уравненных солдат; вода вытекала из его котла, подобно слезам. Бедняга оплакивал павших товарищей. Молли подарила командованию войска паровиков мастер-плату Слоустэка в обмен на обещание, что душа ее друга вернется в пределы Свободного Государства. Она сомневалась, что оскверненные останки найдут последнее успокоение в залах славы мертвых. Но кто знает, вдруг плату очистят, отполируют и вставят в новое тело — такое ведь часто случалось. Одному Кругу известно, какое количество железа будет доставлено на переплавку в горное королевство на протяжении последующих недель. Нужны целые караваны, чтобы перевезти туда тела павших паровиков. Этого металла с лихвой хватит на то, чтобы создать новое поколение железных людей.

Молли брела верх по холму, когда заметила впереди фигуру в кресле-каталке — кто-то медленно толкал сам себя вверх по склону. Земля была влажная, и колеса то и дело застревали в грязи.

Молли ухватилась за ручки и помогла выкатить коляску на вершину холма.

— Боюсь, старина, вам нужно проявлять осторожность. У паровиков тут выставлены заслоны против мехомантов, чтобы те не оскверняли их могилы. Они не станут вас слушать, если вы скажете, что позарились на вражескую саблю, чтобы продать ее потом на блошином рынке, или на голосовую коробку павшего паровика.

— Спасибо, компатриот, но к галкам и воронам я не имею никакого отношения, — ответил человек в инвалидной коляске. — Я искал друга, моего бывшего ученика.

— И вы его нашли?

— Да, вернее, то, что от него осталось. Он погиб в сражении. Иногда полезно взглянуть на мертвое тело, чтобы вспомнить человека.

Молли принялась толкать кресло в объезд павшего экзоскакуна. Вокруг мертвого зверя лежало кольцо мертвых шакалийских солдат — наглядное свидетельство его свирепости.

— Сегодня здесь погибло много людей.

— Разве это не правда?

Человек притормозил кресло, и вместе они прислушались к крикам умирающих и раненых, что все еще доносились с поля боя.

— Помните, как говорят здесь, в Шакалии? У каждой долины своя битва, у каждого озера — своя песнь. Интересно, что будут говорить про это место лет через сто?

— Будут рассказывать про львов в небесах и мертвых врагов в снегу. Но нам не нужно ждать сто лет. Вот увидите, уже к концу недели в Роттонбоу будут продаваться грошовые книжонки с балладами об этом славном дне.

— Вижу, вы настоящая шакалийка. А не взяться ли вам самой за сочинение таких баллад? Найдите печатника, договоритесь с ним — и вскоре вы с ним завалите рынок этим добром. Главное, не упустить подходящий момент.

— А знаете, я, наверно, воспользуюсь вашим советом, — ответила Молли. — А вы вернетесь к преподаванию?

— У меня есть приглашение, — ответил ее собеседник, — от некого Тинфолда. Он предложил мне баллотироваться в парламент.

— Этот старый свистун? — фыркнула Молли. — Да ведь он радикал! У левеллеров не было в парламенте большинства вот уже сотни лет!

— Вы так думаете? А мне всегда казалось, что они только и делают, что мутят воду. В любом случае, мне придется отстаивать заведомо проигрышные программы. — Калека показал на труп, мимо которого Молли толкала его коляску. — Не думаю, что после всего этого шакалийцы будут и дальше уповать на то, что, мол, все разрешится само собой. Миддлстил придется отстраивать заново; большая часть Особой Гвардии в бегах, торков у них больше нет. Наверняка будут раздаваться требования подвергнуть Квотершифт разрушительной бомбардировке с воздуха. С этими идеями тоже придется бороться. Тысячи наших людей превращены в биороботов, им тоже потребуется помощь. Если нам что-то и нужно, так это перемены. А вы? Вы уже достаточно взрослая, чтобы голосовать?

— В Гринхолле мою кровь зарегистрировали год назад, — ответила Молли. — Возможно, я буду даже голосовать за вас. Правда, не знаю, пойдет ли вам на пользу мой голос.

— Я по-прежнему умею держать в руках полемическую дубинку. — С этими словами он шлепнул ладонями по бокам кресла. — А главное, могу легко нанести удар ниже пояса, где больнее всего.

— Значит, в Миддлстил?

— Да, — ответил Бенджамин Карл. — Домой.

Гарри столкнул со стула мертвого офицера Третьей Бригады. На небольшой ферме к северу от Ривермарша ее арьергард держался до самого конца, упорно отказываясь сдаваться. Увы, месть потрепанных остатков новой парламентской армии все же настигла их.

— Он ему все равно не нужен, — пояснил Гарри, поймав на себе взгляд Оливера.

— Похоже, у вас было для меня предложение, Гарри.

— С чего ты взял? — удивился Стейв.

— Иначе зачем ты здесь? Хорошо, попробую угадать. Сейчас вы скажете мне, что говорили с кем-то, кто хорошо знает их оружие. Или их историю. Либо и то, и другое.

Гарри вздохнул.

— Да, эти твои два пистолета. За ними тянется довольно темная история. Чертов проповедник, ну как я тогда не догадался, что у него на уме!

— Они часть земли, Гарри, часть этой страны.

— Что довольно странно, Оливер, потому что я собираюсь забрать их вон туда. — И он ткнул пальцем вверх.

— Со мной или без меня?

Гарри подмигнул.

— Можно так, и можно и этак.

— Вряд ли из меня получится хороший Ловец волков.

— А по-моему, Суд это интересует меньше всего. Старый проповедник подсунул нам хорошую головоломку. Раньше такого за ним не водилось. Я поначалу считал, что за всей этой катавасией стоит именно он. Но, оказывается, ошибался. А я нечасто готов сознаться в подобных вещах.

— Вот и я о том же. У вас имеется план, вы — часть системы. Все это ваше бесконечное наблюдение, подсматривание, расчеты, все эти ваши игры, вечная перестановка фигур на доске, блеф перетасовки, обманные ходы.

— Твой отец был мастер играть в такие игры, Оливер.

133

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org