Пользовательский поиск

Книга Небесный суд. Страница 136

Кол-во голосов: 0

Флэддок умолчал про то, что знаком с автором лично. И это точно женщина.

— Читай лучше подлинную историю, про грабежи и убийства, — настаивал Галлон.

— Опять? — вздохнул Флэддок. — Ладно, слушай, если тебе так хочется, про грабежи и убийства, но только при условии, что после этого я прочту для Луизы сериал. С какой истории мне начать?

— Про то, как шулер получил в брюхо нож после того, как его застукали на жульничестве, — предложил один из заключенных, юный крабианец, у которого не хватало одной руки.

— Нет, — возразил Галлон, и его осунувшееся лицо приняло серьезное выражение. — Лучше историю про Гуда с Топких Болот. Ту, в которой он убегает от двадцати легавых после того, как прикончил владельца шахты. Этот кровопийца оставил рабочих умирать под обвалом, а все потому, что их спасение, видите ли, требовало слишком много денег.

— Ты сущий болван, Галлон! — пискнула Луиза Ловкие Ручки. — Нет никакого Гуда с Топких Болот. Это все выдумки! Просто радикалы пользуются этим именем, когда им нужно по-настоящему запугать народ.

— Неправда! Никакие не выдумки! — не сдавался Галлон. — Про него всегда пишут в газетах. Говорят, у него есть два пистолета, которые по ночам светятся дьявольским огнем, когда сам он становится невидим. Говорят, стоит легавым выйти на его след, как на его свист с неба слетаются лэшлайты, чтобы его спасти.

— Мой дедушка, бывало, рассказывал мне истории про Гуда с Топких Болот, которые в свою очередь ему рассказывал еще его собственный дед, — не унималась Луиза Ловкие Ручки. — Он что, постоянно жует леааф, этот ваш Гуд? Или он — привидение? Ты еще скажи, что веришь в Мать Белую Лошадь, которая приносит подарки в день зимнего солнцестояния. Смотри, Галлон, вдруг тебе завтра и впрямь что-нибудь перепадет.

Их чтение было прервано лязгом ключей в замке, после чего вместе с порывом свежего ветра в затхлую камеру вошел надзиратель.

— Живо всем подняться, мои красавчики! К вам гости, причем очень даже уважаемые. — Он оглянулся на старого крабианца, стоявшего у него за спиной. — Ну, или довольно уважаемые. Двум джентльменам требуется дополнительная пара рабочих рук. Заключенный Флэддок, ты здесь?

Флэддок встал.

— Считай, что тебе сегодня крупно повезло, приятель. Тут одна колонистка, проглядывая списки подлежащих высылке, наткнулась на код твоей крови. Почему-то она решила, что ты ее не то троюродный брат, не то двоюродный племянник или типа того. В общем, она выкупила твой контракт.

— Везет дуракам, — пробормотал кто-то.

Флэддок кивнул и потрогал щетину на подбородке. Давно пора. Код его крови был не более реален, чем имя. Не более реален, чем его лицо, которое до сих пор при каждом прикосновении казалось изуродованным и опухшим. Он не переставал удивляться. Неужели другие заключенные и впрямь не видят сквозь эту маску, которую он носит после визита к одному сговорчивому уорлдсингеру. А вот фермерша, выкупившая его документы, вполне может приходиться ему родственницей. Роялисты давно уже видели в широких равнинах и густых лесах Конкорции удобное и, главное, безопасное для себя место.

Неужели еще долгие годы после визита к уорлдсингеру лицо коммодора Блэка тоже было точно таким же на ощупь? Флэддок с радостью спросил бы его, знай он, какие его ждут последствия. Но в одном хитрый лис был все-таки прав. Пока силы старого режима не могут успокоиться и упорно продолжают трясти дерево, в надежде, что оттуда свалится принц Алфей, самый верный способ выскользнуть из Шакалии — нарушить закон. И тут уж, как говорится, комар носа не подточит. В архивах Гринхолла появятся подлинные документы, подтверждающие содеянное преступление, после чего — бесплатная высылка на борту корабля, идущего в колонии, — и все это под носом у господ легавых. Они объявили, что предыдущий король мертв. Не хотелось бы их разубеждать.

Надзиратель повернулся к старому крабианцу.

— Сколько рабочих рук вам нужно, мистер Кауард?

— Лишь те, что находятся в этой камере, — ответил тот.

Надзиратель простонал.

— Опять! Так дальше нельзя, сэр! Тем самым вы создаете напряженность между землевладельцами. Эти парни здесь для того, чтобы до седьмого пота вкалывать на полях, а не прохлаждаться, ловя рыбу в ваших ручьях. Мне тут в городе рассказали, будто у себя в Вокстион-Вэлли вы даже наняли для этого отребья пару учителей. Моих ребят нужно учить молотить зерно и валить лес, а не осваивать буквы. Вы хотя бы отдаете себе отчет в том, какая здесь у нас нехватка рабочей силы? Сколько еще денег вы готовы потратить? Ведь тем самым вы только взвинчиваете цены на рабочие руки.

— Думаю, у меня еще осталась горстка ваших чудных шакалийских пенсов, — ответил Кауард.

Надзиратель невольно вздохнул и жестом велел Флэддоку выйти из камеры. Снаружи молодого человека уже поджидала повозка, которая должна была доставить его в порт.

Флэддок встал и протянул потрепанную газету Галлону.

— Сохрани ее, Галлон. Прочтешь, когда освоишь буквы.

Надзиратель положил в карман символическую сумму, присланную новой хозяйкой Флэддока, и обернулся к крабианцу.

— Да, теперь не то, что в старину, мистер Кауард. Тогда можно было месяцами ехать верхом и не встретить ни одного из своих соседей. В те времена можно было дышать полной грудью, ощущать себя по-настоящему живым. Я родился в те времена, и скажу, что хорошие это были годы! Вот только были, да прошли.

Шагнув на яркое солнце, Флэддок заморгал и, обернувшись к сокамерникам, со счастливой улыбкой согнул и разогнул руки. Мгновение — и он скрылся из виду.

— Да, — произнес Кауард. — Вы совершенно правы. Времена уже не те. Но и они неплохи.

136

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org