Пользовательский поиск

Книга Небесный суд. Страница 35

Кол-во голосов: 0

— Теперь мало кто из людей рискует показываться в Питт-Хилл после наступления темноты, — вспомнила Молли. — Конечно, я слышала про эти убийства. В газетах писали, что убийца — какой-то карлист, который ненавидит толстосумов. Будто он наносит удар по голове и вырезает глаза у своих жертв.

— Ты, Молли, не знаешь всей правды. Да, его жертвы — в основном люди богатые, состоятельные, — согласился Никльби. — Но, похоже, себе он забирает не только их глаза. Главное, он выпускает из них всю кровь. Всю, до последней капли.

— Вы ведь не думаете, что этот душегуб — тот самый старый злобный старикашка? — спросила Молли. — На вид он тоже из аристократов.

Профессор Харш искренне рассмеялась.

— Граф готов вонзить тебе в спину нож за мешочек серебряных крон, малышка, но он не работает ради любви к искусству. Его можно обвинить в чем угодно, но не в его привычках продавать себя дешево.

Никльби передал руль детандера профессорше.

— Это моя история, Молли. Я был первым, кто занялся темой самого первого убийства в Питт-Хилл, и с тех нор описываю все последующие. Вот я и стараюсь по возможности раскопать необычные, на первый взгляд незначительные подробности — на основании этого я пришел к выводу, что преступник поступает продуманно, он точно не лунатик, действующий в бессознательном состоянии. Есть здесь некая загадка. И я пытаюсь ее разгадать, найти связь между убийствами.

— Но при чем здесь я? — удивилась Молли. — Я не богата. Вы хотите узнать, кто натравил на меня графа, кто заказал ему мое убийство? Боюсь, для ответа на эти вопросы вам нужно обратиться к моим родителям.

— То же самое мне сказала и Верфей, когда я нашел ее, — признался Никльби. — До какой-то степени это верно, хотя я не думаю, что в твоем деле замешана тема наследства. У многих жертв душегуба с Питт-Хилл были рыжие волосы. Двое из них были троюродными сестрами. Это навело меня на предположение, что тут каким-то образом замешаны семейные отношения.

— Но ведь убивали не всех до единого членов семьи, — заметила Молли. — Нет, тут что-то другое.

— Правильно рассуждаешь, — похвалил Никльби. — Любопытно, верно? Так же любопытно, как и то, что работный дом сгорел дотла, а вместе с ним и гора трупов — останки тех, кто был мертв еще до того, как пламя охватило здание. Почти все дети бесследно исчезли. В живых осталась девчонка, за голову которой назначена огромная награда — неслыханная сумму с тех самых пор, как король Ройбен прятался в лесу от сторонников парламента.

— Ничего не понимаю, — отозвалась Молли, чувствуя, как у нее на глазах закипают слезы. — Никогда не думала, что произнесу такие слова, но я действительно хочу, что все стало так, как раньше. Хочу тихую работу в прачечной на Хэндсом-лейн. Хочу в праздник Великого Круга ходить в народную библиотеку.

— Не в моей власти подарить тебе прошлую жизнь, Молли, — сказал Никльби. — Но теперь ты находишься под защитой газеты и под моей защитой тоже. Я могу предоставить тебе редкую возможность вместе со мной выяснить тайну душегуба с Питт-Хилл, а заодно узнать, кому выгодна твоя смерть.

Писатель протянул Молли руку, и девушка после секундного раздумья пожала ее.

Профессор Харш, глядя на них, рассмеялась.

— Если кто-нибудь из пишущей братии предложит подписать тебе договор, сначала покажи его мне, Рыжик. Иначе все кончится тем, что на обложке грошовой книжонки появится скверная иллюстрация, на которой тебя изобразят в окружении двух десятков убийц с топорами, а твои волосы нарисуют такими же длинными, как плащ воина Особой Гвардии.

Никльби согнул в локтях тощие руки, пародируя огромные мускулистые конечности Харш.

— Королева Песков, безжалостная, как гадюка, и стремительная, как ветер!

— Бедная, как церковная мышь, и не получившая профессорской должности в семи из восьми университетов, — добавила профессор Харш. — Правда, это никому не интересно.

Пока ее спасители продолжали подтрунивать друг над другом, Молли отошла в сторону и, встав рядом с Верфей, принялась разглядывать проплывавшую под ними местность. Обе девушки никогда раньше не летали на аэростате. Воздушный корабль, на борту которого они сейчас находились, проплывал по исполинским пещерам, частично пустым, частично с руинами чимекских городов, чьи древние зиккураты поросли грибными деревьями. Они плыли вверх то по естественным воздуховодам, то по вентиляционным отверстиям явно искусственного происхождения, вырубленным в толще скальной породы. Примерно через час полета до обоняния Молли донесся тошнотворный запах, ни с чем не сравнимый как по части силы, так и омерзительности. Внизу, напоминая наплывы холодной, коричневой лавы, простиралось настоящее море какой-то омерзительной слизи.

— Готовь гелиограф! — приказала навигатору профессор Харш. — Если наши друзья не получат кодированного сообщения, они того гляди заподозрят самое худшее.

Никльби открыл ящик и, вытащив из него массивный, работавший на газе гелиограф, поджег осветительный механизм. Действуя рукояткой прибора, писатель принялся передавать вниз на землю сигналы. Через минуту из дальнего конца были получены ответные сигналы, отправленные с земли вверх, экипажу воздушного корабля. Вскоре аэростат подлетел ближе, и Молли разглядела очертания приземистой каменной крепости, высеченной прямо в скальной стене.

Никльби указал на огромные трубы по обеим сторонам цитадели, из которых в подземное море выбрасывалась зловонная грязь.

— Это форт Дерьмоу, Молли. Предприятие по переработке отходов человеческой жизнедеятельности и последний форпост Шакалии в здешних пещерах.

Стоило им приблизиться к крепости, как зловоние сделалось просто невыносимым. Молли обратила внимание на огромные пушки, чьи жерла были нацелены на аэростат. Толстые резиновые шланги тянулись от них к резервуарам с дурно пахнущим горючим газом. По периметру крепость патрулировали люди в противогазах, восседавшие верхом на остроклювах. К седлам крепились длинные пики. Расставленные на стенах и заряженные газом бомбарды устремили свои уродливые жерла в направлении моря нечистот.

— Они ждут нападения? — поинтересовалась Молли.

— Это война на два фронта, Рыжик, — вздохнула профессор Харш. — Гримхоупские изгои хотели бы попридержать городское дерьмо, хотя в последний раз им это удалось в годы правления короля Джуда. Добавьте к этому уборщиков нечистот и прочую шваль, обитающую на верхних этажах подземного города, те, кто видит в миддлстилском дерьме источник своего существования, которого их пытаются лишить.

Через считанные минуты «карманный» аэростат должен был пролететь над крепостью.

— Не понимаю, зачем так беспокоиться по этому поводу, — заметила Молли. — У нас в Миддлстиле своего дерьма хватает.

Профессор Харш передала ей шнур со свинцовым грузилом.

— Вот и я того же мнения. Сбрось его, когда мы окажемся примерно на одной высоте со зданием, главное, смотри никому не размозжи голову.

Группа техников спустила их вниз, и Молли увидела, что лица обитателей крепости скрыты жутковатого вида коричневыми противогазами, даже у четырехруких крабианцев. Над стеклами очков, рядом с серебристыми звездочками знаков различия, были трафаретом написаны имена. Молли уже собралась выпрыгнуть из гондолы, когда аэростат окружили три техника. Все трое держали в руках массивные фарфоровые резервуары, наполненные горючим газом, и резиновые шланги с металлическими наконечниками. Четвертый, восседавший верхом на остроклюве, прикатил тележку с анализатором крови. Пек, широко расставив птичьи лапы, нетерпеливо рыл когтями землю.

Соскочив со своего скакуна, техник внимательно посмотрел на Молли сквозь окуляры противогаза.

— Эта та самая девушка, которую вы искали?

Профессор Харш, выскочив из гондолы, ответила:

— Костлявое юное создание, сержант. Никакой мускулатуры.

— На сей раз никаких золотых статуй не привезли, профессор?

— Если вы, сержант, обнаружите в Глубинах Дуицилопочтли храм, который еще не обшарили до последнего дюйма осквернители гробниц, изгои и мусорщики, свистните мне.

35

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org