Пользовательский поиск

Книга Зона Контакта. Содержание - Глава 4

Кол-во голосов: 0

Мишель глубоко задумалась.

Если пришелец действительно движется по спирали, то его можно опередить, проложив прямой маршрут к цели. Теперь, когда в ее распоряжении оказались исходные карты сектора, координат семи Н-болгов, где морфы принимали странную передачу, достаточно, чтобы понять — сигнал передавался по аномальным структурам и его источник расположен в центре!

Она взглянула на символы, шифрующие название звездной системы.

«Что-то очень знакомое», — подумалось ей.

Но вспомнить, где и при каких обстоятельствах она видела этот набор пиктограмм, никак не удавалось.

«Туда можно добраться за три прыжка! — Сейчас она мысленно спорила сама с собой. — Нужно хотя бы взглянуть. Об уничтожении Н-болгов на Рубеже уже наверняка знают, а вот информация из самого центра аномальной области может оказаться бесценной…»

— Смотри, это расположено тут. — Мишель установила уточняющий маркер в таинственных координатах.

Ящер взглянул на древние карты.

«Четыре устройства пробоя метрики? — мысленно удивился он, прочитав условные обозначения. — И нет Н-болга?! Чем же так важна была для армахонтов эта система?»

— Так что ты решила?

Мишель боролась с искушением.

Здравый смысл подсказывал: надо выйти на связь с отцом.

Авантюрные нотки характера толкали на безумный поступок.

— Мы возвращаемся. — Короткая внутренняя борьба закончилась победой здравого смысла. — В систему Гверг, как планировали. Отсюда мы сможем проложить маршрут?

— Пять сбойных врат, — ответил Скулди, глядя на карту сектора. — Без чипов, но с твоими знаниями, думаю, доберемся быстро.

Глава 4
Рубеж. Пояс астероидов в системе Зайрус.

Пять клиновидных сегментов космического корабля сближались с карликовой планетой.

Четверо существ: человек, эшранг, хонди и морф стояли на мостике крейсера «Прометей», наблюдая, как модули заходят на цель.

Палубу охватила дрожь легких вибраций. Крейсер маневрировал, гасители инерции работали на полной мощности.

Эшранг приоткрыл клюв, из его горла рвался несдержанный клекот. Морф растекся по полу кляксой трепещущей плоти, что выдавало крайнюю степень волнения. Хонди выглядел невозмутимым, хотя облик разумного насекомого вряд ли адекватно передавал внутреннее состояние. Хитиновые покровы его лица ритмично вздымались в такт дыханию, лишенные зрачков фасетчатые глаза казались пустыми, без искры заинтересованности, и только Егор Бестужев ощущал, как напряжен и взволнован командующий хондийским флотом.

На панораму космического пространства накладывались полупрозрачные оперативные окна, куда выводились данные со сканеров «Прометея».

Приближался критический момент.

Плоть морфа исказилась, меняя свойства, принимая вид панциря. Древние инстинкты возобладали над силой рассудка, вызвав рефлекторную трансформацию.

— Цель зафиксирована, — раздался под сводами рубки сухой, но не лишенный эмоций голос. Он принадлежал сознанию человека, бесплотному духу, обитающему в информационной среде крейсера.

Вслед «Прометею», соблюдая дистанцию и заранее условленное построение, двигались десять кораблей иных космических рас. Пять атлаков — флагманы флота эшрангов — выглядели обтекаемыми, похожими на обитателей морских глубин. Крейсера хонди резко отличались от них. Основой каждого фару́ма служила сфера, покрытая многочисленными, плотно переплетающимися вздутиями. Два изогнутых подковообразных элемента боевых надстроек плотно срастались с основным корпусом, придавая бионическим конструкциям насекомых неповторимую форму.

На фоне пояса астероидов в отдельном окне системы появились цифры обратного отсчета.

Эшранг издал шипение и замер. Жвала хонди издали скрежещущий звук. Морф окаменел. Егор Бестужев взялся за поручень, ограничивающий небольшую обзорную площадку мостика.

Незримые для взгляда энергии ударили в планетоид. Над его поверхностью внезапно взметнулись мутные выбросы пыли и газа, затем появились пять стремительно растущих пятен расплавленной породы, в космос брызнули продукты извержений, но клиновидные модули не остановили воздействие, они продолжали сближаться с карликовой планетой, раскаляя ее.

Что ждет по ту сторону бездны?

Бестужев давно не испытывал столь сильных и противоречивых чувств. Давно не стоял плечом к плечу с чужими, перед лицом угрозы, масштаб которой пока неизвестен.

Цифры обратного отсчета неумолимо стремились к нулю.

Модули выполнили задачу и резко отвернули в стороны. «Прометей» приближался к аномальной области, где разрушительные процессы исказили пространство и время.

Со стороны казалось, что катастрофа неизбежна. Человеческий крейсер и корабли иных цивилизаций сократили дистанцию. Теперь они двигались плотной группой, курсом на столкновение с расплавленной, окруженной выбросами магмы, но еще сохраняющей сферическую форму планетой.

Тускло вспыхнули защитные силовые поля.

Планета разбухала, исчез ее рельеф, интенсивность излучения росла с каждой секундой, — казалось, что по курсу разгорается звезда, как вдруг раскаленное вещество начало коллапсировать.

Процесс протекал стремительно. На поверхности образовалось множество воронок, затем огромные участки расплавленной коры стали проваливаться в недра.

Еще секунда — и по курсу эскадры всколыхнулась тьма.

В центре ужасающего явления пылала ослепительная точка. От нее, пронзая новорожденный мрак, конусом расходились тонкие прожилки ветвящихся разрядов.

— Окно гиперкосмоса зафиксировано! Идет стабилизация!

«Прометей» вошел в границы очерченного разрядами конуса. Энергетические прожилки извивались, будто живые, тянулись к кораблю, оплетали его надстройки.

— Окно гиперкосмоса стабилизировано! Вектор входа рассчитан, коррекция курса завершена! Отключение защитных полей через пять… четыре… три… два…

Экраны погасли.

Вселенная исчезла.

Одиннадцать космических кораблей утратили материальность, превратились в тающие оптические фантомы, а затем и вовсе исчезли, чтобы вновь материализоваться в границах изолированного сектора пространства.

* * *

Вспышка.

Медленное вращение, ощутимые толчки от работы двигателей коррекции, компенсирующих дрейф.

Пальцы Егора Бестужева свело судорогой, он с трудом смог разжать их.

— Осмотреться в отсеках! Доложить о повреждениях!

Включились обзорные экраны. По тускло-серому пластику внутренней отделки мостика пробежала круговая волна света, формируя объекты, явления и образы.

Информация хлынула в рассудок, затопила сознание, затем раздробилась на ручейки восприятия. Все важное, значимое осталось в фокусе внимания, остальное ушло в фон.

Повреждений корпуса нет. Энергия щитов восстановлена. Корабли сопровождения отчитались об успешном групповом прыжке — первом и, как хотелось надеяться, последнем в своем роде.

Бестужев перевел взгляд на экраны.

Справа двигались атлаки эшрангов. Плотно сомкнутые бронеплиты их корпусов пришли в движение, открывая узкие, подсвеченные изнутри прорези, откуда в космос со вспышками ритмично стартовали эмширы — аэрокосмические истребители.

Слева четыре хондийских крейсера извергались сотнями фаттахов. В торцах боевых надстроек пульсировала плоть — корабли мощными выдохами выбрасывали тающие облачка атмосферы, среди которой роились бионические машины.

Пятый фарум заметно отставал. В сферической части корпуса виднелась широкая трещина. В ее глубинах рдело зарево. «Ничего критического», — мысленно рассудил Бестужев. Вскоре он залечит полученное в процессе материализации повреждение и нагонит крейсерскую группу.

Эшранг, хонди и морф всматривались в россыпи звезд.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org