Пользовательский поиск

Книга Магия безмолвия. Эпизод II. Содержание - Глава 26

Кол-во голосов: 0

Для высших рас Равная – это не просто слово. Это часть жизни, её смысл, единственная незаменимая драгоценность. Потерять Равную – значит потерять жизнь.

Я ясно видел это на примере Сеш’ъяра, как и то, что с ним произошло. Если бы не сын, его бы уже не удержало ничего. Его и так практически не стало…

И это поневоле заставило меня задуматься совершенно о другом… «человеке». О тёмной эльфийке, которая вчера вернулась в стены академии, в объятия твари, по неизвестным причинам названной чёрным драконом.

Лиерана.

А действительно ли она была моей Равной?..

Внезапно моего плеча коснулись изящные пальцы, и, только заметив блеснувшее в лучах полуденного солнца серебро, я сдержал себя, чтобы не отреагировать машинально ударом, как всегда это делал при неожиданном вмешательстве в своё одиночество. Стряхнув пелену с сознания, я поднял голову и увидел стоявшую возле кресла вампиршу, которая неуверенно переминалась с ноги на ногу.

– Я так понимаю, все уже ушли? – усмехнулся я и, заметив побелевшие от холода босые ступни Саминэ, притянул её за руку к себе на колени, не встретив на этот раз сопротивления.

Поставив её ноги на подлокотник и окутав их тёплым воздушным облаком, подпёр щёку кулаком и поинтересовался, глядя на привычно спокойную и в чём-то даже домашнюю воспитанницу: – И даже наш дорогой шизофреник?

В ответ Эльсами тихонько хихикнула, пальцем указав в сторону кухни, откуда доносился раскатистый храп, заставивший меня добродушно хмыкнуть. Похоже, что все, кроме меня, после еды, приготовленной жрицей Латимиры, предпочитали проводить время исключительно в горизонтальном положении…

Это уже стало своеобразной традицией.

Как и то, что в присутствии этой ходячей катастрофы я действительно начинал забывать обо всём, что меня беспокоило ранее.

Оставалось только надеяться, что это продлится как можно дольше.

Глава 26
Сайтаншесс, замок правящей династии…

Тихая безлунная ночь опустилась на столицу земель эрханов, мягко укутав в уютные объятия своих спящих обитателей. В огромном замке, возвышающемся тёмным монолитом над притихшим городом, царила уютная тишина, не суетились слуги, не блуждала знать, не слышались разговоры, лишь кое-где негромко переговаривалась стража, совершая очередной обход. Уже практически нигде не горел свет, лишь коридоры тускло освещались несколькими свечами, тихо потрескивающими в полумраке.

В одной из комнат, в спальне на одном из верхних этажей, беспокойно заворочалась во сне лунная эльфийка, раскинувшаяся на широкой постели, едва не сбросив на пол с хрупкого тела тёплое одеяло. Между тонких бровей залегли морщинки, но кожа тут же разгладилась, когда клубившаяся в углу Тьма рассеялась, оставив после себя высокий силуэт. И эльфийка вновь погрузилась в глубокий, спокойный сон.

Так как она выносила и родила двух демонов, их природная магия уже не могла причинить ей никакого вреда. Наоборот, она интуитивно воспринималась чем-то приятным, близким… родным.

И Повелительница эрханов продолжила мирно спать, так и не заметив, что теперь в спальне она находится уже не одна.

Раздался едва уловимый шорох одежды. С лёгким стуком неожиданный гость закрыл окно, через которое в помещение проникал прохладный ночной воздух, наполненный тысячами ароматов цветов из сада внизу, прямо под окнами, и, помедлив, подошёл к кровати. Звук тихих шагов глушил мягкий ковёр на полу, и, остановившись, гость замер, внимательно глядя на стройную фигуру, казавшуюся слишком маленькой и одинокой на огромной постели.

Наклонившись, он провёл согнутым пальцем по щеке эльфийки, медленно, нежно, едва касаясь белой кожи, и, вдруг нахмурившись, почувствовав, насколько она холодна, поправил одеяло, накинув его на хрупкие плечи, едва прикрытые тонкой шёлковой рубашкой. Заметив тускло переливающееся, почти неразличимое плетение сонного заклинания на её виске, мужчина прищурился, его сапфирово-синие глаза опасно блеснули в темноте… Но мгновенно угасли, как только демон узнал отпечаток магии на Повелительнице эрханов, до боли похожий на свой собственный.

Опустившись на колени перед кроватью, демон ласково дотронулся до иссиня-чёрных волос, раскинутых на подушках, пальцами ощущая прохладный шёлк вьющихся прядей и не замечая, как губ коснулась грустная улыбка.

Селениэль не могла проснуться сейчас, чтобы поговорить с ним… Но и то, что он увидел её, смог прикоснуться, почувствовал родной запах после долгих дней разлуки, грело душу эрхана так, как не смогло бы это сделать ничто иное.

Он волновался за эльфийку, не находил себе места, хотя пытался это скрыть всеми силами. Он не знал, насколько сильно она пострадала, но ей было больно, и этого было вполне достаточно, чтобы демон не выдержал.

Конечно, он мог просто спросить о состоянии лунной принцессы у своего брата через мысленную связь, не утруждая себя ночными прогулками, но… Он должен был увидеть её. Увидеть и убедиться сам, что с ней всё в порядке.

И только теперь душа наследника перестала метаться, обретя хоть какое-то подобие спокойствия и умиротворения. Для полного счастья не хватало лишь мелочи: если не разговора, то хотя бы намёка, что мать простила своего непутёвого сына, и теперь у них всё будет так же, как и раньше…

Но, увы, получить такое желанное прощение эрхан не мог. Его терзал стыд, столь редкое для демонов чувство, чуждое остальным. Он до сих пор не мог найти в себе сил вернуться домой и просто посмотреть в её глаза, в глубине души боясь найти там до сих пор не прошедшую боль и обиду, которую сам же и поселил в них, наговорив ужасных вещей перед своим уходом. Он сильно ранил её тогда и не знал, как теперь ему заслужить своё прощение. И возможно ли это вообще?

Он боялся. Наследник Сайтаншесса боялся того, что потерял уже навсегда самого дорогого для себя человека и что ничего уже нельзя вернуть назад. Как же иногда хотелось повернуть время вспять!..

И пока он не набрался смелости переступить через себя, побороть этот страх быть отвергнутым, всё, что ему оставалось, – это наблюдать за лунной эльфийкой, такой близкой ему и безумно родной, издалека, в то время, когда она находится разумом вдали от замковых стен.

Но и это было многим больше, чем он заслуживал.

Невесело вздохнув, демон встал и, наклонившись, нежно поцеловал мать в висок, не сдержав улыбки, когда Селениэль чуть улыбнулась во сне. Это было лучше всяких слов, которые он мог ждать, проникая в замок Сайтаншесса поздно ночью…

Но вот насмешливую фразу, произнесённую ленивым голосом с бархатистыми нотками, он совершенно не ожидал услышать:

– Итак, наконец-то мой блудный сын решил почтить отчий дом своим присутствием. Долго же ты решался на это.

– И тебе доброй ночи, отец, – негромко хмыкнул в ответ Ариатар, не смотря в сторону двери, откуда донёсся голос. В его поднятой руке взметнулась и опала Тьма, оставив после себя аккуратно сложенный тонкий бархатный плащ, который наследник Сайтаншесса положил на стеклянный прикроватный столик. Поверх него, легонько звякнув звеньями, легли сайшесс и палочки для волос. – Не волнуйся, я ненадолго. Сеш’ъяр просил вернуть это.

– Похоже, дракону на этот раз не удалось скрыть того, что произошло, – задумчиво произнёс Шайтанар, опираясь плечом на дверной косяк и не сводя внимательного и спокойного взгляда с сына. – Надеюсь, его внешний вид сейчас оставляет желать лучшего.

– Несомненно. – Младший эрхан позволил себе короткий смешок и, вновь слегка дотронувшись рукой до щеки спящей эльфийки, нежным жестом убирая с неё прядь волос, тихо спросил: – Как она?

– Была хорошо. Кронпринц драконов успешно залечил все повреждения, – пожал плечами Повелитель Сайтаншесса и недовольно поморщился: – Но только до тех пор, пока не ослушалась меня и, подсунув Сайтоса в качестве отвлекающего фактора, не сбежала утром на тренировку к пятёрке эрханов твоего братца.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org