Пользовательский поиск

Книга Проект «Барсум». Страница 27

Кол-во голосов: 0

— А я останусь здесь? — спросила Миллисент.

— Так будет лучше.

* * *

Офис Тадеуша Хармони находился в «Ночной Башне», самом высоком здании Парка. Тадеуш появился там восемь лет назад после непродолжительной работы в компании «Коулз Сиэтл» и долгой службы в какой-то военной лаборатории.

Учитывая всю важность и значительность должности Хармони, можно было ожидать, что дверь в его офис будет куда массивнее, а общий вестибюль куда просторнее. Но все оказалось намного скромнее, и Алекс с трудом нашел вход в секретарскую.

Кэри утверждала, что Хармони остался в офисе, но не в рабочем кабинете, а в персональных апартаментах, какие полагались для боссов его ранга. Алекс не сомневался, что помощник директора спрятался от всех сотрудников, но был уверен, что он, как шеф Службы Безопасности Парка, мог потревожить своего коллегу в любое время дня и ночи.

На обычный звонок в дверь Хармони не ответил. Оставалось воспользоваться карточкой аварийного доступа. Алекс провел ею по электронному сканеру, ответил на несколько вопросов компьютера и стал ждать. Через несколько секунд дверь открылась.

В апартаментах Хармони было невыносимо жарко. Главный камин работал, как доменная печь.

Помощник директора полулежал в высоком кресле, нежно обнимая высокий стакан. При виде посетителя его грубые черты лица потяжелели.

— Алекс? — произнес Хармони то ли с удивлением, то ли с раздражением. — Вы так и собираетесь стоять в дверях или все-таки войдете и нальете себе стаканчик?

— Я… — Алекс замялся. — Я на работе.

— Вы не на дежурстве, — Хармони покачал головой. — Никто не работает.

— Почему же? — спокойно ответил Алекс. — Я на дежурстве.

— Тогда уйдите с дежурства.

— Мне надо с вами поговорить.

Неожиданно Хармони повысил голос:

— Я не разговариваю, черт возьми, с теми, кто на дежурстве! Вы можете поговорить со мной, только если вы не на своей дурацкой работе!

Делать было нечего. Алекс прошел к мини-бару, налил себе виски с содовой и сел напротив Хармони. На лице помощника директора играли отблески каминного пламени, а его глаза среди жаркой и душной атмосферы помещения казались двумя неподвижными льдинками.

Неумолимо звонили телефоны, но Хармони ни разу не поднял трубку.

— Они даже не дадут забыться, — помощник директора грустно усмехнулся. — Они окунут тебя в дерьмо, заставят его проглотить и при этом даже не позволят ополоснуть рот. Я знаю, Алекс, у вас были плохие и хорошие времена. Я знаю, что вам очень не хотелось отправлять этого бедолагу Макуиртера в тюрьму.

— У меня была возможность кое-что для него сделать. Я хочу, чтобы каждый, кто прошел через мою систему, оказался на нашей стороне. По крайней мере, я добился того, что, когда Макуиртер выйдет на свободу, его будет ждать работа.

Наступила долгая пауза. Неожиданно Хармони, опустошив залпом стакан, сменил тему разговора.

— Вся эта кутерьма началась еще, кажется, в сорок шестом году, года за два до вашего появления. В Парке Грез возникли проблемы. До этого все было хорошо, мы купались в лучах славы. И вдруг, — Хармони тяжело и громко вздохнул, — все жизненные артерии закупорились административным жиром. Дьявол! Этого и следовало ожидать! Мы наделали слишком много ошибок. Вложили восемнадцать миллионов в какие-то никчемные фильмы. Хотели создать филиал Парка Грез в Средиземном море. Помните тот синтетический остров? За три года мы потеряли четверть миллиарда долларов! Мы не могли даже выгнать идиотов, потому что почти все они были ставленниками старика Коулза. В общем, говорить, что мы обанкротились, — это все равно, что утверждать, будто бы Австралия — остров в Тихом океане. Вроде бы правда, а вроде бы и нет.

— Понимаю, — кивнул Алекс, хотя совершенно ничего не понимал.

Хармони несколько секунд внимательно рассматривал свой стакан, а затем продолжил:

— Это случилось как раз тогда, когда в Психологическом Центре при Министерстве Здравоохранения развивали интересную теорию. Кстати, эта теория не являлась новой, она появилась еще в 1970 году, когда старина Дуг Трамбэлл изобрел систему «Шоу-скан». Сверхбыстрый показ фильма, определенное число кадров в секунду совершенно запутывают мозги, и человек уже не в состоянии отличить иллюзию от реальности. Проблемы начались не тогда, когда выдуманные образы стали походить на реальные, а тогда, когда они стали сочнее и больше, чем в жизни.

— «Горячая информационная среда», — вставил Гриффин, с трудом вспоминая давние студенческие лекции. — А телевидение двадцатого века называли «холодной средой», потому что все образы были меньше самого зрителя.

— Да, — кивнул Хармони. — Когда в «Коулз Индастриз» ввели интерактивную голографию, «горячая среда» превратилась в сверхновую и стала называться «искажением реальности», а газеты окрестили ее «Синдромом Парка Грез». Раздражительность, нервное истощение, нарушение памяти и прочие «веселые» штучки. Техники Парка даже умудрялись оживлять образы так, что они выглядели естественнее, чем в жизни. Тогда мы испугались, что покалечим людей. К нашему ужасу, даже подчеркнуто надуманные аттракционы, где мы, например, пародировали старый Диснейленд, были столь реалистичны, что многие падали в обморок и даже погибали от сердечного приступа.

— Очевидно, это не могло пройти бесследно, — заметил Алекс.

— Конечно. В результате акции «Коулз Индастриз» стремительно поползли вниз. Когда акции дешевеют, всегда находится кто-то, кто начинает их по дешевке скупать. Сейчас во главе «Коулза» стоит целая корпорация удачливых дельцов во главе с…

— Странно все-таки, что все произошло внезапно и одновременно, — Алекса начинала интересовать затронутая Хармони тема. — Кто же сейчас фактически владеет контрольным пакетом акций?

Помощник директора усмехнулся.

— Наш саудовский знакомец.

— Фекеш?! — удивлению Алекса не было предела. — Карим Фекеш?!

— Он самый. Разбогатевший и имеющий солидную поддержку от тех радикалов, которые сорок лет назад хотели взорвать космический челнок, Фекеш построил одну из крупнейших империй двадцать первого века. Он процветает на нестабильности людей, организаций и даже целых стран, и никто ему не указ: ни ОПЕК, ни аллах, ни черт в ступе. Ладно, — Хармони внимательно всматривался в лицо собеседника, пытаясь определить, какое впечатление производят его слова. — Когда мы узнали, с кем имеем дело и что поставлено на кон, мы стали осторожны и предусмотрительны. Но случилось то, чего мы всегда боялись. Это было в первом варианте «Ядерной зимы». Да, кстати игра, которая сейчас идет на игровом поле «В», — совершенно другая. Так вот… там стреляли из настоящего оружия в настоящих людей.

— Не может быть… С последствиями?

— Две жертвы. Один был серьезно ранен, но выжил. Другого же разорвало на куски.

Алекс залпом осушил свой стакан и оглянулся в сторону бара. Сейчас он не отказался бы еще от одной порции виски.

— Мы эвакуировали всех игроков и опечатали зону. Игра окончилась. Женщина, которая нажала на курок, получила сильнейшее нервное потрясение. Все страховые и прочие расчеты мы произвели с ее отцом, — Хармони потер большой палец об указательный, изображая деньги. — Ее папаша оказался твердым орешком. Он вытянул из нас все, что только мог. Я хотел предложить женщине другую игру, но врачи не разрешили. Знаете, Алекс, — Хармони встал и эффектно всплеснул руками, — я повидал сотни игроков, но лица этой женщины мне не забыть никогда. Мы погубили ее.

Хармони замолчал, и Алекс решил, что помощник директора уже закончил свой рассказ. Однако через несколько минут Хармони заговорил вновь:

— Мы так и не смогли выяснить, как в игру попало это проклятое ружье.

— Но это подстроили здесь, в Парке, не так ли? — Алекс посмотрел в глаза собеседнику.

Хармони кивнул:

— Наверняка. Кто-то прекрасно знал, как пролезть в щели.

— Страшно в это поверить, — покачал головой Алекс.

— Но это так. После этого случая мы провели чистку Отдела Безопасности. Для большей уверенности просмотрели досье на всех сотрудников, но не нашли ни одного компрометирующего материала, ни одной зацепки. Однако со стороны такого сделать тоже не могли.

27

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org