Пользовательский поиск

Книга Вариант "Ангола". Страница 27

Кол-во голосов: 0

– Дело в том, что план задания, о котором я говорил вам на прошлом совещании, не соответствует действительности, – уронил мгновенно посерьезневший Гусаров. – Лодка "Л-15" пойдет по оговоренному маршруту. Но нам поручено особое задание. Особое во всем – и в своей сложности, и в своей важности.

А вот теперь матросы целиком и полностью обратились в слух. В глазах у всех читался немой вопрос: "Что же на самом деле?". В отсеке стояла полная тишина – если не считать ровного гула двигателя и плеска воды за обшивкой.

– На самом деле нам предстоит отправиться совсем в другом направлении, – сказал капитан. – Через несколько дней наши лодки разделятся: лодка "Л-15" отправится по своему маршруту, а мы возьмем курс на юго-юго-восток.

– Это куда, в Японию, что ли? – раздался голос из задних рядов.

– Похоже, у товарища Троицкого нелады с географией, – усмехнулся Гусаров, и по рядам матросов пробежал смешок. Кто-то даже отвесил незадачливому "географу" дружеский подзатыльник – "эх ты, шляпа!"

Военком Смышляков вскинул руку, и смешки мгновенно смолкли – политрука уважали, кроме прочего и потому, что на всей лодке он был самым старшим по возрасту. Только боцман Новиков был, как и военком, 1905 года рождения.

– Наш маршрут иной, – сказал Гусаров. – Мы пройдем мимо западного побережья Южной Америки, затем мимо мыса Горн, после чего направимся к побережью Экваториальной Африки, в Анголу.

Матросы откликнулись недоверчивым гулом. Многие высказались – общий смысл сводился к тому, что осенью пройти мимо мыса Горн чрезвычайно сложно, да и такое дальнее путешествие без захода в дружественные порты заслуживает многих определений, самым мягким из которых является "авантюра".

Гусаров, одним жестом прекративший волнение, пояснил, что в помощь лодке выделено судно обеспечения – пароход "Микоян", который снабдит "Л-16" топливом и продовольствием: "и без союзников обойдемся". Ну а потом в общих чертах передал смысл совещания на базе – правда, с единственным отличием: если на базе он задавал вопросы полковнику Андрееву, то теперь ему пришлось "держать речь". И, похоже, ему это было не совсем по душе.

– Разрешить вопрос, товарищ капитан? – со своего места поднялся невысокий плотно сбитый моряк. Его я уже знал – это был старший комендор, то есть главный артиллерист, с забавной фамилией Поцелуйко. Так получалось, что во время погрузки мы с ним работали в паре, таская вместе ящики.

– Слушаю?

– А зачем мы плывем в Африку?

– Хороший вопрос, – кивнул Гусаров. – Как всегда, в яблочко, Федор Иванович. Учитесь, товарищи…

Товарищи заулыбались. Что ни говори, а разрядить обстановку Гусаров умел.

– Думаю, на этот вопрос лучше меня ответят товарищ Вейхштейн и товарищ Вершинин, – сказал капитан.

Вейхштейн толкнул меня локтем в бок – мол, давай.

Я встал, раскрыл рот, и вдруг с ужасом понял, что все, что я хотел сказать, вылетело из головы.

– Такое дело, товарищи краснофлотцы… никакие мы не представители Комитета Обороны. Я геолог из Московского… впрочем, неважно это… Вот…

– Товарищ Вершинин хочет сказать, что сейчас в Анголе работает сверхсекретный советский объект. Он создан еще до войны, – короткими рублеными фразами вдруг заговорил Вейхштейн, которому стало ясно, что от меня толку немного. – Сейчас полноценная работа объекта невозможна. Поэтому перед нами поставлена задача: эвакуировать персонал и вывезти особо ценный груз, жизненно необходимый стране. Действия в Анголе возложены на меня и товарища Вершинина. А доставку нас в Анголу, эвакуацию персонала и вывоз груза командование поручило экипажу, который пользуется заслуженно высокой репутацией: экипажу "Л-16" под командованием капитана Гусарова. Вашему экипажу, товарищи краснофлотцы. Мы с товарищем Вершининым уверены, что командование не ошиблось в своем выборе, и с вашей помощью мы сумеем выполнить задание партии и правительства.

Он резко сел, потянув меня за рукав. Честное слово – если бы сейчас все моряки гаркнули "Служу Советскому Союзу!", я бы не удивился.

А моряки молчали – только это молчание было лучше восторженного рева. Они обдумывали услышанное, они – возможно, с удивлением для самих себя – понимали, что поставленное перед ними сверхсложное задание на самом деле является еще и знаком высочайшего доверия. И, возможно, многие сейчас преисполнялись гордости, "примеряя" к себе древнюю фразу: "если не я, то кто же?"

Расходились моряки задумчивыми.

Гусаров перед выходом пожал нам руки, чего я, признаться, не ожидал, а Смышляков даже задержался:

– Хорошо сказано, товарищ Вейхштейн, очень хорошо. Всех до сердца проняло, уж поверьте.

Он вышел.

Мы с Вейхштейном остались в отсеке вдвоем.

– Политрук прав – до сердца проняло, – сказал я.

– Да ладно, – Вейхштейн почему-то был насупленным. – И что толку?

– То есть?

– То есть надолго ли хватит этого запала? Или он пропадет сразу, как только мы во вражеские воды войдем, когда будем от каждого самолета и эсминца шарахаться? Да и в Анголе нас, думаю, не пряниками встречать будут… Слова это, одни слова. Чем нам поможет, речь-то?

– Ты так говоришь, как будто сам в свои слова не веришь.

Вейхштейн странно посмотрел на меня.

– В том-то и дело, Саша, что не верю. В том-то и дело.

И вышел из отсека.

Владимир ВЕЙХШТЕЙН,

Конец сентября – начало октября 1942 г.

Борт лодки "Л-16" – Датч-Харбор

Не могу себя назвать любителем морских путешествий. Вроде относился к воде без отвращения, любил в речке купаться, да и на Черном море нравилось – но то было совсем другое. Здесь же мрачные серые волны с белыми барашками тупо бьют в борт лодки, и нет от них спасения. Смышляков сказал мне, что лодки особенно чувствительны к качке, что на других кораблях, настоящих, а не подводных, все не так страшно. Может быть, только от этого не легче.

С другой стороны, не я ли виноват в том, что случилось? Первая наша встреча… гм, меня с Тихим океаном, прошла очень уж неправильно. Тяжело болея с похмелья, попасть "на волну" – хуже не придумаешь. Это как с женщиной: вроде она симпатична, умна, интересна, но ты при знакомстве был пьян, сказал не то, грубо облапал – и она с тобой уже не разговаривает, обходит стороной. Вот так и у нас с морем.

27

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org