Пользовательский поиск

Книга Вариант "Ангола". Страница 42

Кол-во голосов: 0

У меня сжалось сердце. Совсем рядом с нами люди попали в беду! Капитан, наверное, пытается удержать корабль подальше от смертельно опасного берега, аварийная команда латает пробоину, стучат помпы, выбрасывая за борт кубометры воды, радист шлет в эфир призывы о помощи, а матросы на палубе стараются сбросить груз, который уменьшает шансы на спасение, и без того призрачные…

– Мы можем им помочь? – крикнул Вейхштейн, хотя, как и я, знал ответ.

– Нет! – помотал головой Гусаров. – Стоит нам сунуться поближе – и их не спасем, и сами погибнем! Черт, да что же они, балласт не могут принять? Хоть бы выровнялись, а то винты воздух молотят! Ах, проклятье!

А берег все надвигался – быстро, неотвратимо…

Фигурки на палубе заметались: одни устремились к шлюпкам, которые каким-то чудом еще уцелели на борту, а другие – вот смельчаки! – продолжали рубить канаты. Вот рухнул в море, подняв чудовищный фонтан брызг, второй контейнер, за ним третий…

Но было уже поздно.

Корабль, увлекаемый течением, приблизился к берегу, и вдруг замер. У меня на секунду вспыхнула надежда на то, что экипажу каким-то чудом удалось переломить ситуацию – но в следующее мгновение нос корабля смялся от удара о подводную скалу, фигурки матросов посыпались в море, шлюпка, которую несколько человек успели подготовить к спуску, сорвалась с талей и кверху дном шлепнулась в море. А потом из трещин в лопнувших бортах ударили струи рыжего с желтыми прожилками пламени, превращая корабль в циклопический факел.

– Это они что же, топливо везли? – прокричал Харитонов.

– Ага! Или боеприпасы! А может, и то, и другое! Эх, бедняги…

Зрелище было жутким – корабль, одетый ореолом пламени, тяжело заваливался на борт и быстро погружался в воду, которая, отражая блеск пламени, казалась расплавленным, раскаленным до солнечного сияния металлом.

Мы так и не узнали, чей это был корабль – союзников или врага. Да и, казалось бы, что такое гибель одного корабля по меркам войны охватившей большую часть земного шара? Но разыгравшаяся трагедия потрясла всех – у нас на глазах погибли несколько десятков людей, которые до последнего мгновения отчаянно сражались со стихией. Сражались, хотя знали, что не выйдут из этой схватки победителями…

Не прошло и пяти минут, как неизвестный корабль затонул. Все так же ярились волны, все так же бушевал ветер, и уже ничто не напоминало о разыгравшейся трагедии…

– Давайте спускаться! – скомандовал Гусаров. – Харитонов, через пять минут пришлю смену!

– Слушаюсь, товарищ капитан!

Мы начали спускаться – сначала вниз скользнул Вейхштейн, потом, отстегнув карабин, встал на лесенку я…

– Волна! – голос вахтенного перекрыл гул ветра.

В следующее мгновение лодку потряс сокрушительный удар, пальцы разжались, и я камнем рухнул в темный колодец лаза…

* * *

– Очнулся, симулянт? – в поле зрения вплыло улыбающееся лицо Вейхштейна.

– Ага, – сил у меня хватало только на шепот. – Где… где я?

– Не ври, память тебе не отшибло! Там же, где и раньше – на лодке. В нашей каюте. В Анголу плывем, не забыл?

– На лодке? А почему не качает?

– Ха-ха! – не удержался Вейхштейн. – Соскучился по качке?

– Нет, – я чуть заметно качнул головой. Виски словно проколола раскаленная игла, и я зашипел от боли.

– Лежи спокойно, – посерьезнел Вейхштейн. – С тобой все в порядке, не бойся, но головой ты приложился крепко. Так что пару дней полежать придется. Григоренко боялся, что сотрясение мозга может быть, но, похоже, ты легко отделался.

– Давно я… так?

– Да вторые сутки пошли. А знаешь, что смешное самое? Как ты с лесенки сверзился, не прошло и часа, и буря стихла, представляешь? Поэтому и не качает – хорошо идем, с комфортом, можно сказать. И мыс Горн давно за кормой…

– Понятно, – пробормотал я. – А пожрать ничего нету?

– Ну, теперь точно видно – совсем на поправку пошел! Погоди, сейчас принесу… Фащанов таких щей сварил – закачаешься!

Владимир ВЕЙХШТЕЙН, борт лодки "Л-16",

14 ноября – 10 декабря 1942 года.

Если я переживу это путешествие… Нет, не так. Когда я переживу это путешествие, то смогу с полной ответственностью рассказать, что представляю, каково это – сидеть в тюрьме. Маленькая комнатка с жесткой постелью, вонь немытого тела, скудная однообразная пища и одни и те же лица вокруг изо дня в день. Все в точности сказано про меня, запертого на этой проклятой лодке!

Причем, все время кажется, что хуже уже быть не может – ан нет, не тут-то было! В начале похода, когда я мучился с похмелья в штормовом море между Камчаткой и Алеутскими островами, думал – вот как мне плохо. Потом две недели изнуряющей тропической жары, когда горячий воздух не лез в легкие, когда глаза были сожжены яркими лучами солнца, когда вся пища, казалось, протухла в нашей раскаленной посудине. Вот, это настоящий ад, а тогда было просто баловство!

И после этого, словно бы мы проходим круги дантового ада, одна пытка сменяется другой. После небольшой передышки в умеренном климате и тихих водах после рандеву с "Микояном", мы попали в так называемые "ревущие сороковые". Как видно из названия, это около сорокового градуса южной широты, и название у них такое из-за постоянных штормов. Начались они исподволь – сначала небо потемнело и пошла волна, на которой нас стало трясти, затем недолгое прояснение – и настоящий шторм. Нормальная жизнь сразу кончилась, вернулись морская болезнь, ведро у диванчика, апатия, отсутствие аппетита. Удивительное дело: железный организм Вершинина тоже дал сбой! Чем ближе мы подходили к загадочному и внушающему жуть мысу Горн, тем сильнее болел Сашка. Тоже ходил зеленый, тоже "общался с ведром". Правда, в отличие от меня, он не сдавался и не лежал пластом целыми днями, пытаясь таким оцепенением бороться с дурнотой. Наоборот, он лез наружу, чтобы глотнуть воздуха "в лечебных целях". Возвращался Сашка на самом деле посвежевшим, хотя находиться на мостике ему позволялось всего несколько минут. Это давало ему силы почитать или даже пройтись по лодке, чтобы принести мне, лежащему бревном, последние новости. Хотя какие тут могут быть новости…

42

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org