Пользовательский поиск

Книга Вариант "Ангола". Страница 47

Кол-во голосов: 0

Гусаров молчал. Папироса в его зубах погасла: казалось, вот-вот он ее перекусит.

– Спасибо, товарищ капитан НКВД, – наконец сказал командир. – Я, может быть, и сам это понимал, но убедить себя в чем-то трудно. Со стороны слова – они как-то убедительнее.

Я хотел было рассказать Гусарову, что чувствовал себя ничуть не лучше, и все только что сказанное по большей части я говорил сам себе. Однако незачем об этом распространятся. Гусаров человек неглупый, сам поймет. Если захочет, конечно. Или же убедит себя, что я – твердый, как камень, спокойный и во всем уверенный не по годам. Что глядя на меня и он должен показать, что командир военно-морского флота не может оказаться хуже какого-то зеленого энкаведешника. И, таким образом, довести дело до конца.

* * *

Тот памятный день, когда весь наш поход чуть было не полетел в тартарары из-за совершенно глупых причин, был как бы пиком кризиса. Нет, экипаж не воспрянул в бодрости, не воодушевился раз и навсегда, не сбросил путы физической и душевной усталости. Мы все просто смогли взять себя в руки: одни по долгу большевика и командира, другие благодаря сильному характеру, третьи просто потому, что им придал уверенность пример товарищей. Последних, конечно, было большинство и долго они продержаться не могли, но этого и не требовалось. До Анголы оставалось всего восемь дней.

Это снова были дни удушающей жары, шипящего на подшипниках масла, слепящего солнца и смертельной духоты. Кажется, знакомые несчастья уже не были такими мучительными – или наши чувства притупились?

Мартынова через день выпустили из-под ареста, но окончательно он в жизнь лодки не вернулся. Куда бы он не пошел – всегда с ним следовал надсмотрщик из числа старшин; доступ на верхнюю палубу бедняге был совершенно запрещен. В условиях чудовищной жары и духоты это было жестоким наказанием, вот только заслуженным ли? Когда я встречался с ним в коридоре, то постоянно чувствовал вину, хотя сам Мартынов каждый раз улыбался и здоровался. Может быть, я на самом деле спас ему жизнь? Может быть, в той ситуации, что сложилась тем утром, менее рассудительный человек мог, не долго думая, приказать расстрелять матроса на основании одного лишь подозрения? Нет человека – нет сомнений. Для кого-то это просто…

Впрочем, нельзя сказать, что наш переход через Атлантику в точности повторял путешествие по Тихому океану. Здесь нас один раз накрыл довольно сильный, хотя и быстро миновавший, шторм. Не раз и не два на горизонте появлялись дымы. Теперь Гусаров уже не приказывал погружаться: лодка лишь немного меняла курс, чтобы не сближаться с неизвестными судами, и через некоторое время возвращалась на прежний. Один раз, уже в самом конец пути, вахтенные заметили далеко на востоке самолет. Тут уж сыграли тревогу, и ушли под воду; все обошлось. Как бы то ни было, такая "оживленность" здешних вод внушала большие опасения и Гусарову, и Смышлякову. Хорошо хоть, командир и комиссар помирились еще на памятном открытом партсобрании. Казалось, между ними ничего и не было: они опять стали закадычными друзьями. Впрочем, может быть, подспудно обида осталась у одного или другого, а то и обоих сразу, кто знает…

Как бы там ни было, мы дошли. Девятого декабря тысяча девятьсот сорок второго года вахтенный увидел впереди тоненькую полоску земли.

Африка.

Конечная остановка.

В тот момент все забыли о том, где находятся. Внезапная и необузданная радость обуяла всех и каждого, от командира до последнего краснофлотца. На мостик вылезло разом человек пятнадцать – все, кто находился в центральных отсеках и не стоял вахту. Люди вопили, обнимались, кто-то подбросил бескозырку – ее тут же унесло ветром. Из воспаленных глаз немедленно брызнули слезы, а вытирать их не стоило, ибо так можно заработать такое раздражение, что спать не сможешь…

Я, помнится, обнялся с Сашкой, потом со Смышляковым, радостно саданул по плечу подвернувшемуся матросу, даже не помню, кому. Только минут через пятнадцать Гусаров опомнился и скомандовал всем вниз. Вместе с видом земли возвращался страх быть обнаруженными. Земли чужие: здесь хозяйничают португальцы, с которыми у Советского Союза даже нет дипломатических отношений, и правительство в стране фашистское. Добра от них ждать не приходится. К тому же, в этих местах уже вроде бы действовали вездесущие немецкие подлодки, а против них – авиация и корабли союзников. И от тех и от других нам надо было таиться.

"Л-16" погрузилась и пошла к берегу на перископной глубине. Гусаров каждые пятнадцать минут осматривался, но ничего опасного заметить не смог. И все же он твердо решил дождаться темноты и проводить высадку только с заходом солнца.

– Ориентироваться будет трудно, – замялся штурман Моисеев. – У нас же данных с гулькин нос, и карта в масштабе один к десяти миллионам из институтского атласа.

– К тому же на радостях мы забыли про радио, – добавил Смышляков, внимательно глядя на Гусарова. Со времени их размолвки прошло уже много времени, и отношения, как я говорил, восстановились, но в спорные моменты оба подбирались, словно готовясь к очередной ссоре. – Каждые четыре часа база должна проводить проверку в эфире. Когда следующий раз?

Гусаров молча уставился в пол. Судя по гуляющим на щеках желвакам, внутри него происходила борьба. Опять поиграть в диктатора, или согласиться с доводами?

– Ладно, – нехотя ответил командир. – Ко времени сеанса связи всплывем на поверхность ненадолго, но потом обратно. Ясно? Больно уж мне координаты наши не нравятся…

– Так точно! – воскликнул Моисеев и побежал сверяться с расчетами. По его мнению, лодка находилась примерно в нужном месте, но ошибка могла достигать сотни-другой километров. Я не очень понимал проблемы навигации, однако казалось вполне возможным промазать мимо места назначения после такого далекого перехода. Точно определиться можно только по звездам, но созвездия незнакомые, кто знает, как Моисеев с ними справился? А что касается замечания командира, то тут он прав. Мало кто обрадуется в месте с координатами тринадцать градусов южной широты, тринадцать градусов восточной долготы…

47

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org