Пользовательский поиск

Книга Вариант "Ангола". Страница 61

Кол-во голосов: 0

– Как всегда, скромничаешь, – тепло улыбнулся Горадзе. – Почему про себя не говоришь? Когда я сюда в январе 38-го прибыл, ты уже была здесь старожилом…

– Да бросьте, дядя Лаврик, – смутилась Зоя.

– Это было "во-первых"…, – вернулся к теме я. – А что "во-вторых"?

– Во-вторых, один человек все же не выдержал. После… после смерти папы, – эти слова Зоя произнесла скороговоркой, словно стараясь причинить себе как можно меньше боли, – руководство прииском принял его заместитель, Алексей Петрович Коробов. Это было примерно полгода назад, в июле. Но полторы недели назад, 26 ноября, ночью он сбежал. Перед побегом он еще и рацию сильно повредил, уж не знаю, зачем. Взял с собой немного еды, автомат, и целый рюкзак алмазов – около семи килограммов. Хорошо, что Степан Семенович успел догнать его раньше, чем он дошел до Бенгелы…

– Чуть-чуть не дошел, – хищно улыбнулся Радченко. – Еще бы часа два, и пиши пропало. Добрался бы до португальской комендатуры…

– Но вы вернули его тело сюда? – напружинился Вейхштейн.

– Нет, – качнул головой Радченко. – Не боись, капитан, я его хорошо упрятал.

– Надо было вернуть, – упрямо сказал Володька.

– Степан Семенович ранен был, – вмешалась Зоя. – Хорошо, что обратно смог дойти. Да еще и алмазы вынес.

– Да-да, ранен, – закивал Попов, отставив кружку: во время всего разговора он уписывал печенье, и уже дважды доливал себе чаю. – Хорошо, инфекция никакая не привяза…

– Ладно тебе причитать, Савелий. Ну, ранен. Прямо героя из меня делаешь… В общем, не о чем беспокоиться, товарищ капитан, не найдут эту контру.

– А что насчет второго алмазоносного участка? – спросил я.

Зоя переглянулась с "дядей Лавриком".

– Работы там прекращены, – сказал Горадзе. – Ресурсов для освоения нет.

– Я и не говорю про освоение, – покачал я головой. – Оценка возможностей – вот что надо сделать.

– Папа там работал много, я ему помогала, – Зоя убрала за ухо выбившуюся прядку. – Судя по всему, участок гораздо менее перспективен, чем тот, который мы сейчас разрабатываем, но…

– Но побывать мне там все-таки нужно. Когда это можно будет сделать?

Зоя что-то прикинула в уме, беззвучно шевеля губами.

– Давайте так – завтра вы с товарищем капитаном осмотритесь на прииске, а послезавтра сходим на второй участок. Мне тоже нужно будет там побывать. Хорошо?

– Согласен.

На том и порешили.

Нам с Вейхштейном отвели приличных размеров комнату в "директорском корпусе": чуть наособицу стоящем бараке, где жило все руководство прииска. В нашей комнате, по словам Горазде, раньше проживали заместители Раковского и Анте. Правда, от прежних хозяев не осталось ровным счетом никаких вещей: в комнате стояли только две кровати, стол, четыре стула, небольшой платяной шкаф и пара этажерок, на одной из которых обнаружился томик Толстого с вытертой обложкой и пожелтевшими страницами. На стене зеркало и умывальник, окно затянуто противомоскитной сеткой, под потолком простенькая трехрожковая люстра. Вот и вся обстановка.

– Ну и что думаешь? – спросил я Володьку, когда Горадзе, пожелав нам доброй ночи, удалился.

В комнате было темно: только огромные мохнатые звезды заглядывали в распахнутое окно, да огонек папиросы чуть освещал Володькино лицо, когда он затягивался.

– Так себе обстановочка, – сказал Вейхштейн.

– Угу.

– Особенно мне известие про бывшего начальника не понравилось, этого, как его…

– Коробова.

– Ну. Если уж начальство начинает сбегать…

– Остальные-то, вроде, сбегать не собираются.

– А ты что, людей насквозь видишь? Про то, что этот Коробов собирался лыжи навострить, тоже вряд ли кто догадывался, пока он не сбежал.

С этим спорить было трудно.

– В общем, осмотреться тут надо хорошенько, в ситуацию вникнуть, – сказал я. – А уж потом…

– …действовать по обстановке. И думать, как нам отсюда выбираться, – закончил Вейхштейн. – Согласен.

Он выбросил за окно окурок, прочертивший во тьме оранжевый след, и захлопнул раму с сеткой.

– Давай спать. А то чую, подъем у них тут вовсе не в полдень…

Несмотря на все треволнения минувшего дня, заснул я на удивление быстро.

Владимир Вейхштейн,

10-12 декабря 1942 г.

В жизни у меня было уже немало крутых перемен. Тридцать седьмой год, когда пришлось срываться с насиженного места и уезжать в далекий Томск, не зная, чем все кончится. Потом война, перевернувшая привычный уклад у всего советского народа. Поступление на службу в НКВД и прием в партию тоже было для меня событием не рядовым. Ну и, наконец, эта необыкновенная операция, путешествие в жутком стальном гробу за два океана.

Теперь все осталось позади, словно смытое водой. Я в Африке – все равно, что на другой планете. Все связи с Родиной оборваны и ясно, что вернуться туда мы теперь не сможем. Какие остались перспективы? Прозябание на чужбине? Жить, дожидаясь, когда кончится война и за нами все-таки придет пароход? Однако здесь, в Анголе, под ее выцветшим небом и в окружении чужеродной природы трудно быть оптимистом. Когда мы покидали СССР, враг стоял на Волге, у Сталинграда, прорвался на Кавказ. Вести с фронта доходили скудные и предположить можно было что угодно. "Микоян" никаких новостей не доставил, а каково положение теперь, через два с лишним месяца? Может быть, как год назад, зимой немцы дали слабину и наши смогли обратить их в бегство? Или же сил больше не было, Сталинград и Кавказ сдали и немцы рвутся к Уралу? Обо всем этом можно было только гадать.

Впрочем, сначала-то мне ни о чем вообще не думалось. Когда на берегу, во время атаки самолета у меня потемнело в глазах, я думал, что теряю сознание. Видно все сложилось к одному: жара, испуг, даже то, что я кувырнулся вниз головой. Сознание вывалилось в какую-то мутную ночь, где нет ни звуков, ни света, ничего. Но чуть позже я стал медленно приходить в себя. Снова услышал плеск волн, крики разбушевавшегося Вершинина и затихающий рев мотора самолета.

Вот только открывать глаза я не стал. Словно бы верил, что если их не открывать, все беды останутся далекими и уйдут. Ты ничего не видишь – значит, ничего нет. К тому же, я боялся, что если сейчас попытаюсь встать, тут же упаду в истерике и зальюсь слезами. Эх, уж лучше бы этот самолет попал в меня, чтобы не мучиться…

61

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org