Пользовательский поиск

Книга Вариант "Ангола". Страница 86

Кол-во голосов: 0

Хорошо, что дорога не пользовалась популярностью. Мы прибыли сюда около шестнадцати часов назад, и за все это время мимо проследовали всего две группы местных жителей. Сначала, безостановочно переговариваясь, прошли женщины в странных ярких платьях, несущие на головах какие-то здоровенные горшки, потом мужчины-носильщики проволокли какие-то тюки, обтянутые парусиной.

В эти минуты мы укрывались в зарослях, а потом возобновляли работу. На участке между деревьями вдоль дороги, через каждые пять метров, мы разместили фугасы: набитые взрывчаткой ведра. Поверх взрывчатки в ведрах уложен слой гвоздей, болтов и толстой, нарубленной крупными кусками, проволоки – мне даже не нужно было слушать объяснения Радченко, чтобы представить, что будет твориться на дороге, после того, как провернется рукоятка взрывмашинки: слишком хорошо я помню картину в прибрежных зарослях. Но там было всего три гранаты, а тут почти центнер динамита… Двадцатью метрами выше по склону мы выкопали стрелковые ячейки. После взрыва фугасов мы должны будем обрушить оттуда на дорогу шквал автоматного огня. Может показаться, что это – фугасы, пулемет, автоматы – перебор, но у нас лишь один шанс, и мы должны его использовать на полную. Если мы не получим подавляющего преимущества в первые же секунды, если позволим португальцам развернуться, занять оборону – или, что гораздо хуже, вызвать помощь, то все пропало. Так что, надеюсь, все у нас получится. И, надеюсь, все закончится быстро…

– Доброе утро.

Оказывается, пока я возился со схемой, Зоя уже проснулась.

– Доброе утро, – я привлек ее к себе. – Не замерзла?

– Нет, – прошептала она, горячо дыша мне в шею. – Какой ты колючий…

Я лишь крепче ее обнял.

После того, что было в пещере, мы практически не расставались. Ехали сюда – сидели в кузове трехтонки (машине отводилась важная роль в наших планах) бок о бок, работали вместе, вот и сейчас рядом… Кстати, все на прииске уже в курсе наших отношений – шила в мешке, как известно, не утаишь, да мы и не старались этого делать. Кое-кто улыбается понимающе, а кое-кто – пожалуй, что и завистливо. Вейхштейн вон, когда в первый раз нас вместе увидел, вообще ухмыльнулся как-то странно, и глаза отвел. Впрочем, мне-то что с того? Я ловлю себя на мысли, что рот у меня растягивается до ушей, и все треволнения отходят куда-то даже не на второй, а на двадцать пятый план. Плевать мне на алмазы, плевать на караван, не хочется ничего делать – только быть с ней рядом, только смотреть, как подрагивает от моего дыхания прядь волос за ее ушком, как солнечный зайчик скользит по ее щеке.

– Как подумаю, что тут будет – не по себе делается, – негромко сказала Зоя.

– Да уж…, – я поежился. – Хотя, с другой стороны, мы же сюда не чаи гонять приехали.

– Кстати, о чае, – раздался сверху голос Олейника. – Я там все уже приготовил, пойдемте завтракать.

– Спасибо, Пал Сергеич, – улыбнулась Зоя. – Сейчас будем… Только умоюсь сначала.

Олейник ушел сзывать других на завтрак, а я тем временем полил Зое из фляжки.

Потом промокнул ее влажное лицо носовым платком, чмокнул в губы и сказал:

– Ну что, партизанка, пошли завтракать?

– Пошли!

…Завтрак был нехитрый, но сытный – перловая каша, толстые ломти хлеба, проложенные не менее толстыми ломтями вареного мяса, и крепкий, почти черный, очень сладкий чай.

Ели молча – слышно было только, как ложки шкрябают по металлическим донцам мисок. Но когда взялись за чай, заговорил Вейхштейн:

– Все помнят диспозицию?

– Помним, – вразнобой подтвердили бойцы.

Сюда мы прибыли практически в полном составе. Это создало определенные трудности, но нам нужен был каждый ствол: было бы скверно, если бы операция сорвалась из-за нехватки бойцов. В лагере оставался только Илья Карлович, да и он отнюдь не прохлаждался: пока мы отсутствовали, ему было поручено еще раз проверить всю схему минирования. Итого нас здесь было шестнадцать человек, включая Зою, меня и Володьку. Впрочем, сейчас за импровизированным столом не было Матвея Грищенко – его Радченко послал в дозор, чтобы он заранее предупредил нас о появлении португальского конвоя.

– Хорошо, коли так, – продолжил Вейхштейн. – У кого-нибудь есть вопросы?

– У… у меня есть, – неуверенно сказал Попов. Он облизнул ложку, сунул ее в карман. – А где мой окоп?

– Савелий Осипович, у вас окопа не будет, – ответил я. – Вы расположитесь на другой стороне холма, рядом с машиной. У вас другая задача – если вдруг кого-то ранят, вы окажете помощь…

– Как же так? – всплеснул руками доктор. – Почему? Я тоже могу стрелять! Я и это… как его… ГТО сдавал! Требую выдать мне винтовку!

Голос доктора дрожал – и, наверное, каждый из нас понимал, что Попову меньше всего хочется брать оружие и лезть в окоп. Но держался доктор молодцом.

– Никто и не сомневается, – кивнул я. – Но подумайте – что будет, если вас ранят? Ведь вы наш единственный врач. Как вы будете помогать другим, если вдруг вам самому будет нужна помощь?

Попов нахмурился, пожевал губами.

– Но…

– К тому же, – продолжил я, – для вас есть и еще одно задание. Вы будете охранять Зою…

– Не надо меня охранять! – чуть не поперхнулась чаем Зоя. – Вот еще, выдумал!

– В окоп ты не пойдешь, – твердо сказал я. – Только через мой труп.

– Ну, про труп – это ты зря такое говоришь, Алэксандр, – прогудел Горадзе. – Но в самом дэле – что ж мы за мужчины такие будэм, если без женщины с врагом нэ справимся?

Несколько секунд мы с Зоей смотрели друг другу в глаза.

"Саша, ну как я могу отсиживаться за вашими спинами, когда вы будете драться?"

"Не ершись, ну… Если вдруг что случится, я же не переживу, понимаешь?"

– Ладно, – наконец кивнула она. – Но хоть оружие мне дайте…

– И мне! – подпрыгнул Попов. – А то мало ли что!

Мысленно сплюнув через левое плечо на это "мало ли что", я протянул Зое ТТ, а Попову – карабин. Тот довольно ловко передернул затвор – похоже, и в самом деле ГТО сдавал.

Послышался шум, словно сквозь подлесок ломился носорог, и к костру выбежал Грищенко:

– Едут! – выдохнул он, потрясая биноклем. – Я их… заприметил!

86

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org