Пользовательский поиск

Книга Вариант "Ангола". Страница 93

Кол-во голосов: 0

Я с трудом сглотнул вставший в горле шершавый комок, взглянул на Зою – она, не стесняясь, плакала. Я ее понимал: мы провели на прииске всего несколько дней, но успели в какой-то степени сродниться с ним, словно это был маленький кусочек Родины, затерянный на бескрайних африканских просторах. Что уж говорить о тех, кто провел здесь несколько лет жизни, своими руками возводил здания, преодолевал тяготы и лишения, чтобы извлечь из этой тяжелой красной почвы невзрачные кристаллы, столь нужные изнемогающей в страшной войне Отчизне…

– Рвем? – тихо спросил Горадзе, словно надеясь услышать "нет".

Зоя протянула руку:

– Я сама.

Она положила руку на рычаг – и замерла. Одно движение – и пути назад не будет. Собственно, его и сейчас уже нет, ибо не только мы идем по следу, но и по нашему следу идут враги. Но все же пока прииск не разрушен, кажется, что туда можно вернуться, укрыться, спастись – и ждать помощь…

И Зоя медлила. Я видел, как ее пальцы, сжавшиеся было на рычаге, разжимаются, губы ее чуть заметно шевелились…

– Зоя…, – тихо сказал я.

– Все, – выдохнула она, и повернула рычаг.

…Еще несколько минут спустя наш маленький караван – впереди шестеро бойцов и старшина, потом Раковский, Анте, Горадзе, Вейхштейн и мы с Зоей, лошади – Звездочка и Ночка, навьюченные тюками с поклажей, двое солдат замыкающими – двинулся вперед.

Мы шли по следу из синих капель, оставленному одним из ночных нападавших.

Их и в самом деле было очень хорошо видно на бурой земле, на желто-зеленой траве.

Интерлюдия III

…Картина складывалась предельно ясная. Хорошо выбранное место, довольно грамотно организованная засада, несколько мощных фугасов, высокая плотность огня – ну и результат соответствующий.

Искореженные остовы машин, обгоревшие трупы, больше похожие на обугленные манекены, жирные хлопья сажи… Герц представил, как все произошло, и содрогнулся. Ползут грузовики по ухабистой дороге, балагурят солдаты – и вдруг взрывы, куски металла рвут в клочья людей, решетят машины, а потом со склонов обрушивается настоящий огненный шквал. Налет длился от силы несколько минут, и он очень сомневался, что солдаты охранения успели сделать хотя бы с десяток выстрелов. Зато нападавшие патронов не пожалели: в выкопанных на склоне стрелковых ячейках дно усеяно гильзами. Самые интересные гильзы, конечно, в пулеметном гнезде. Характерная форма, не менее характерная закраина – гильза от русского мосинского патрона: уж кто-кто, а Герц, немало побывший на Восточном фронте, на них насмотрелся. Точно такие же гильзы перед самым выездом по тревоге привезли с берега, где неизвестные положили отделение португальцев.

Русский автомат и русская граната, доставленные с берега Абреу, теперь вот еще и русский пулемет… Более чем достаточно, чтобы убедиться в том, что это не случайные совпадения. Герц бы дорого дал, чтобы сейчас здесь находилась команда опытных экспертов – наверняка здесь еще куча всяких мелочей, которых он просто не замечает. Да и нападавшие перед отходом подожгли лес. Хорошо хоть, растительности на холмах не так много, и огонь пировал не слишком долго – но все же это здорово усложняет дело…

О налете на колонну ему сообщили из Камукулу – маленькой деревушки по дороге из Чикамбе в Квиленгес. Разгромленный конвой обнаружили носильщики-байлунды, доставлявшие в Квиленгес груз тканей. Герц усмехнулся: использовать труд представителей низшей расы дешевле, чем гонять по разбитой дороге грузовик. Один из носильщиков припустил до Камукулу бегом, откуда по единственному в деревушке телефону местный исправник, даже более толстопузый и никчемный, чем майор Диаш, дозвонился до Бенгелы, сообщив о нападении. Как только Герц с взводом солдат примчался (ну, "примчался" – это громко сказано, потому как добирались восемь с половиной часов) сюда на двух полугусеничных вездеходах, толстяк встретил его гениальной догадкой: мол, на конвой напали аборигены, обстреляв его зажигательными стрелами, оттого и пожар. Дурака, чтобы не мешал, пришлось едва ли не пинками спровадить обратно в деревню.

– Господин гауптман! – на вершине холма показался лейтенант Абреу. Вид у него был еще тот – мундир перемазан сажей, лицо чернее, чем у негра. Впрочем, Герц и сам сейчас выглядел немногим лучше. – Господин гауптман, сюда!

Герц поднялся по склону, перешагивая через обуглившиеся стволы рухнувших деревьев. При каждом шаге из-под ног взлетали облака пепла.

– Вот, смотрите! – Абреу указал на хорошо заметные в мягкой почве следы, оставленные тяжело груженым грузовиком.

– Понятно…, – протянул Герц. – Разгромили конвой, взяли груз – и ушли на машине. Интересно, как далеко?

Приложив козырьком ладонь ко лбу, он осмотрел горизонт, словно надеясь увидеть где-то вдали пыливший по саванне грузовик. Грузовика, конечно же, не было. Но ведь следы-то были…

– Командуйте – по машинам, – сказал Герц лейтенанту. – Будем преследовать.

– Но… господин гауптман, – Абреу наморщил лоб. – Ведь скоро солнце сядет…

– И что? Пройдем по следам, сколько сможем, потом станем лагерем. Или ваши люди не смогут переночевать в поле?

– Смогут, – вытянулся во фрунт Абреу.

– Вот и хорошо. И… Черт побери, где рация? Нужно передать приказ по приискам, чтобы усилили патрули. Не хватало еще, чтобы эти ублюдки, разгромившие конвой, еще и разграбили какой-нибудь прииск!

– Сразу после нападения на конвой? – вновь удивился Абреу.

– А вы уверены, лейтенант, что здесь действует всего одна группа? – вопросом на вопрос ответил Герц. – Кстати, почему вы еще здесь? Я же отдал приказ – по машинам!

Абреу козырнул, рывком развернулся и побежал к дороге. "По машинам!", донесся его голос из-за холма.

Герц посмотрел на солнце, висящее довольно низко над горизонтом. Сколько у них времени, прежде чем стемнеет? От силы полтора часа… Да, нужно связаться с Лусирой – если эти колониальные лентяи завтра не поднимут хотя бы один самолет, пусть пеняют на себя.

Он спустился вниз по склону, к дороге. Солдаты все еще бестолково сгрудились возле вездеходов. Ну за что ему такие мучения?

93

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2018 Электронная библиотека booklot.org