Пользовательский поиск

Книга Акванавт. Содержание - Глава 10Экспедиция

Кол-во голосов: 0

Ну вот наконец он и на борту. Теперь можно воочию увидеть все те изменения, что были внесены в планировку субмарины. Впрочем, ничего особенного. Все именно так, как и рассказывал механик.

Алайя тут же обозначила, что нижняя капсула принадлежит ей, предоставив Сергею сомнительное удовольствие пользоваться вторым ярусом. Несмотря на наличие лесенки, каждый раз карабкаться по ней, весьма сомнительное удовольствие.

Все же, капсула в некотором роде громоздкая штука, с выдвижным герметичным колпаком. Для того, чтобы забросить в нее свое тело, придется вспомнить о некоторых гимнастических приемах. Хорошо хоть, кроме лестницы имеется и еще одна ручка, прикрепленная к потолку рядом с капсулой.

А вот лаборатория удивила, наличием в ней кресла для выхода в виртуал. Наличие данного оборудования сильно удивило Сергея. Но он предпочел не выказывать излишней любознательности. В конце концов, это ее вотчина. Он вообще здесь оказался по двум причинам. Первая, это все же его корабль, и он должен знать о нем все. Вторая, ему нужно было осмотреть грузовой отсек, а пройти в него теперь можно было только через лабораторию.

— Сергей, ты уже думал над тем, чем будешь заниматься в будущем? — Вдруг поинтересовалась Алайя.

Вообще-то ему сейчас было не до разговоров. То что он увидел за шлюзовой кабиной, его совсем не обрадовало. Грузового отсека практически не было. Во всяком случае, то что осталось, на таковой тянуть никак не могло.

— Что? Ах это. Нет. Я еще не решил, чем буду заниматься когда покину Океанию. Слишком рано загадывать. А обучающие программы стоят слишком дорого.

— А я бы на твоем месте задумалась. Кресло мне будет нужно не все время. Так что, сможешь овладеть какой-нибудь специальностью. После таких экспедиций всегда есть реальный шанс не просто расплатиться по долгам, но и сделать состояние. Как например это было с экипажем из моей последней экспедиции.

— Последней?

— Я уже в шестой раз на Океании. Под водой в общей сложности год и один месяц. И за бортом была достаточно долго, что-то около четверти от всего времени.

— Ясно. Признаться несколько неожиданно. Опять же, даже не думал над тем, куда отправлюсь после.

— А стоило бы. Ганид говорит что дьявольски удачливый сукин сын. А если он так говорит, то так оно и есть. И с такими талантами, ты думал просидеть на Океании достаточно долго? Смешно.

— Вообще-то, насчет везения, это уж как-то очень оптимистически звучит. Не сказал бы, что могу отнести себя к удачливым.

— Серьезно? Я ознакомилась с твоей анкетой. Скажи, как много людей выживают после той болезни что была у тебя?

— Мало. Очень мало. Да и то, не выздоравливают, а могут только отдалить неизбежный конец.

— Ты то же отдалил, причем по самым скромным подсчетам на добрые восемь десятков лет. Ведь на Земле этот срок сам по себе уже считается солидным?

— Да, восемьдесят, это солидный возраст.

— И после этого ты считаешь себя несчастливым? О местных твоих похождениях я помолчу. Так что, с удачей у тебя все в порядке.

— Но я мог и не заболеть. А тогда был бы рядом со своей семьей.

— А почему ты не хочешь взглянуть на это с другой стороны. Каждое несчастье, подбрасывает тебя на следующий уровень и влечет за собой везение. Лично я, отдала бы многое, лишь бы ты был рядом со мной. Но к сожалению это невозможно. И вовсе не потому, о чем подумал ты. Красивые женщины нередко глупы, и вовсе не потому что это предопределено природой, это просто их выбор. К чему корпеть над учебой, забивать себе голову ненужной ерундой, если все можно получить гораздо проще, благодаря одной только внешности и хорошим манерам. Наука обычно удел синих чулков, которые подчас сами делают себя безобразными, элементарно переставая за собой следить. Я предпочитаю быть красивой, и не глупой одновременно. Правда, за все в нашей жизни нужно платить. Моя плата, одиночество несмотря на восьмидесятилетний рубеж.

— Сколько!? — Сергей просто опешил, услышав эту цифру.

— Хорошо сохранилась. Не так ли? — Легонько подбив правой рукой свою фиолетовую гриву, кокетливо произнесла она.

— Ах да…

— Все верно, регенерационные процедуры. Но только не те, которые проходите вы. Если бы я пользовалась такими допотопными капсулами, — Алайя махнула рукой за спину, намекая на те что расположились в соседнем помещении, — то сейчас выглядела бы примерно твоей сверстницей, а может и постарше. Все же организм имеет свойство изнашиваться. Но при наличии более современных регенерационных устройств, можно добиться лучших результатов. К примеру, я после возвращения залягу на очередной курс. Эти капсулы меня устроят только для работы и не более.

— Хм. Госпожа Алайя…

— Да Сергей. Говори.

— Да так. Ничего. Извините.

— Брось. Нам два месяца сидеть под толщей воды, и быть может не видя естественного света. Так что, лучше обойтись без недоговоренностей.

— Просто, хочу понять, какая из вас настоящая.

— Я тебя поняла, Сергей. Та Алайя, которая вошла в ангар такая же настоящая, как и та, что стоит перед тобой. А вот какую из этих сущностей увидишь ты, будет зависеть целиком от тебя. С первым своим экипажем я промахнулась, всячески желая настроить взаимопонимание. Плохо от этого было всем, и им, и мне. Пришлось расторгать договор. Как результат, экспедиция была сорвана, работа не завершена, парни оказались без достойного заработка. Я даже настояла на демонтаже всего дополнительного оборудования.

— Но ведь с вами отправляется только один. Неужели нельзя было произвести замену?

— А как ты считаешь, в каком состоянии у меня тогда была нервная система? Да со мной тогда не смог бы сладить даже святой. Не-эт, в том состоянии продолжать экспедицию мне было никак нельзя. Вот после того случая, я и взяла за правило, сразу показывать, что я могу быть не только терпимой и покладистой, но и требовательной, и просто стервой. Это способствует тому, что мой спутник не переступает определенную грань. И кстати, то что я тебе сейчас все объяснила, ничуть не означает. Что что-то поменялось. Я по прежнему, все еще я.

— Понял. И рад, что мы выяснили все вопросы. Думаю, сработаемся.

— Не сомневаюсь в этом. Теперь слушай меня. Пополни запасы продовольствия из расчета на два полных месяца. Не надейся на удачную охоту. Будет хорошо, не будет, мы должны быть готовыми к полной изоляции.

— Чтобы в океане не найти пропитание. Алайя, признаться мне в это не верится.

— Ты что-то слышал о Виринианской впадине?

Сергей пожал плечами потом спохватился и сделал запрос искину. Алайя спокойно ждала некоторое время, пока он выяснял первичные сведения. Впрочем, подробных и не было. Впадина была зафиксирована из космоса, глубина восемь тысяч метров, средняя ширина пятьдесят километров, длина четыреста.

— Нда-а. Прямо преисподняя какая-то. На таком глубоководье и впрямь можно оказаться без охоты. И баз поблизости нет. Потому как вокруг то же глубины залюбуешься, от двух, до четырех тысяч. Вот только не представляю, на чем я там смогу заработать? Там же одни голые скалы и ил.

— Сергей, я химик, причем в весьма широком смысле. И я здесь не в первый раз. Словом, не беспокойся, с пустыми руками ты не останешься в любом случае. А вот насколько они окажутся полными, зависит уже от тебя и твоей капризной спутницы, удачи.

Глава 10

Экспедиция

— М-м-м, как вкусно пахнет, — шумно втянув воздух ноздрями, с наслаждением произнесла Алайя.

— Стараюсь, моя высокочтимая госпожа, — отпустив наиграно подобострастный поклон, ответил Сергей.

— И у тебя это великолепно получается.

— Тогда прошу к столу.

Пошнагов широким жестом, указал на небольшой складной столик, с парой таких же стульев. Это идея Ирины. Она считала неверным пользоваться столешницей пульта управления, если можно использовать пространство, освобождавшееся при подъеме коек. И впрямь, так оказалось куда более удобно, и даже где-то романтично. Роговцева порой устраивала праздничную сервировку. Под настроение.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org