Пользовательский поиск

Книга Кот, который ходил сквозь стены. Содержание - 13

Кол-во голосов: 0

Потом я собрался с силами и попытался помочь Гвен и Биллу.

Меньше всего мне хочется вспоминать о четвертой жертве — пятилетнем Игоре О’Туле.

Малыш сидел на заднем сиденье с матерью, а значит его убили не люди из лунохода — он был вне зоны обстрела. Лишь двое стрелков с суперпончика находились достаточно высоко, чтобы выпущенный ими заряд прошел через кабину водителя и попал в сидящего сзади. Более того, это мог быть только второй стрелок — первый был занят уничтожением бандитов. Потом пончик развернулся, и я увидел нацеленное на нас оружие, а затем вспышку; мгновение спустя я нажал на спуск и убил стрелка.

Я думал, он промахнулся. Если он стрелял в меня, так оно и было. Вряд ли он целился тщательно: зачем целиться в того, кто представляет наименьшую опасность, — в ребенка, фактически еще младенца, на заднем сиденье? Но увиденная мной вспышка сопровождала выстрел, который убил Игоря.

Если бы не смерть Игоря, я, возможно, испытывал бы смешанные чувства в отношении экипажа гигантского пончика — без их помощи мы наверняка не одержали бы верх. Но последний выстрел убедил меня, что они всего лишь уничтожали конкурентов, прежде чем перейти к своей главной задаче — угону «Услышь меня».

Я жалею лишь о том, что не прикончил четвертого с того пончика.

Но все эти мысли пришли потом, а тогда мы видели лишь мертвого ребенка. Закончив возиться с тетушкой, мы огляделись. Екатерина сидела молча, держа на руках тело сына. Я пригляделся внимательнее, желая понять, что случилось, — но внутри скафандра не может быть живого ребенка, если стекло полностью расплавилось. Я заковылял к Екатерине, но Гвен добралась до нее первой. Я остановился за спиной Гвен, и тут меня схватила за рукав леди Диана, пытавшаяся что-то сказать.

Мы соприкоснулись шлемами.

— Вы что-то сказали?

— Я требую, чтобы вы приказали водителю ехать дальше! Вы что, по-английски не понимаете?

Жаль, что она не обратилась с этим к Гвен — та высказалась бы куда образнее и лиричнее. Но я настолько устал, что лишь бросил:

— Заткнись и сядь, дура набитая!

Ответа я ждать не стал.

Леди Ди направилась вперед, но Билл не дал ей побеспокоить тетушку. Однако этого я уже не видел: когда я наклонился, пытаясь разглядеть, что случилось с ее супругом, который (чего я тогда не знал) убил себя с помощью собственного скафандра, его напарник попытался забрать у меня пистолет.

В ходе последовавшей борьбы я схватил его за (сломанное) запястье. Я не мог слышать его крик и видеть его лицо, но, судя по импровизированной пантомиме, мучения его были невыразимыми.

Могу сказать лишь одно: не тычьте стволом мне в лицо. Во мне сразу просыпается все самое худшее.

Я вернулся к Гвен и несчастной матери, и мы с Гвен соприкоснулись шлемами.

— Можно ей чем-нибудь помочь?

— Нет. Пока не доставим ее в гермозону, ничем. Да и потом — почти ничем.

— Что с остальными двоими?

Вероятно, дети плакали, но что делать, когда ничего не слышишь и не видишь?

— Ричард, думаю, лучше оставить их в покое. Не спускать с них глаз, но не трогать. Пока не доберемся до Конга.

— Да… до Конга. Кто такой Тэдди?

— Что?

— Тетя Лилибет сказала: «Машину может вести Тэдди».

— Думаю, она имела в виду стрелка. Ее племянника.

Я забрался на башенку, для чего пришлось выйти наружу, соблюдая меры предосторожности. Но мы не ошиблись — все нападавшие действительно были мертвы. Как и Тэдди, наш стрелок. Спустившись вниз, я вернулся в салон и сообщил Гвен и Биллу, что водителя-сменщика у нас нет.

— Билл, умеешь водить? — спросил я.

— Нет, сенатор. И вообще, я первый раз еду на этой штуке.

— Этого я и боялся. Что ж, я не сидел за рулем лунохода уже несколько лет, но знаю, как… Господи! Гвен, я не могу.

— Есть проблемы, дорогой?

Я вздохнул:

— Тут ножное управление, а моя вторая нога лежит возле сиденья. Мне никак ее не надеть… а с одной ногой я не смогу вести машину.

— Все в порядке, дорогой, — успокаивающе проговорила она. — Возьмешь на себя радио: думаю, нам придется подать сигнал бедствия. А я поведу.

— Ты умеешь водить это чудовище?

— Конечно. Мне просто не хотелось вызываться добровольцем, раз тут есть двое мужчин, но я с удовольствием сяду за руль. Ехать осталось часа два. Легко.

Три минуты спустя Гвен уже сидела за приборной панелью. Я расположился рядом с ней, пытаясь сообразить, как подключить мой скафандр к радиосети лунобуса. Две минуты из трех ушли на то, чтобы возложить на Билла новую обязанность: не позволять леди Ди вставать с места. До этого она снова явилась в переднюю часть машины и начала указывать, что и как делать. Похоже, леди спешила — она говорила о собрании совета директоров в «Эль-четыре» и требовала ехать как можно быстрее, чтобы нагнать упущенное время.

На этот раз мне удалось услышать комментарий Гвен, весьма душевный. У леди Ди отвисла челюсть, особенно когда Гвен посоветовала ей засунуть свои доверенности в одно место, свернув их так, чтобы получилось побольше острых углов.

Гвен включила сцепление. «Услышь меня» вздрогнул, дал задний ход, огибая другой луноход, и мы покатились прочь. В конце концов, я нашел нужные кнопки и настроил радио на нужный — как мне показалось — канал:

— «…О-М-Ф-И-С — произносится „Комфис“ — идеальный ответ на стрессы современной жизни! Не берите домой проблемы вашего бизнеса! Найдите утешение в „Комфисе“, рекомендованном специалистами средстве для желудка, которое терапевты прописывают чаще, чем любое другое…»

Я попробовал другой канал.

13

Правда — единственное, во что никто не поверит.

Джордж Бернард Шоу (1856–1950)

Я продолжал искать одиннадцатый аварийный канал методом проб и ошибок. На дисплее виднелись обозначения каналов, но не цифровые — тетушка пользовалась собственными кодами. Окно с надписью «Помощь» означало вовсе не помощь в экстренных ситуациях, как я сначала предположил, а помощь в спасении души. Нажав на кнопку, я услышал:

— К вам обращается преподобный Герольд Ангел из молельного дома Тихо-Нижнего, обители Христа на Луне. Настройтесь на нас в воскресенье, в восемь часов, дабы узнать об истинном смысле библейских пророчеств… и пришлите в знак любви свой дар по адресу: почтовый ящик 99, станция Ангел, Тихо-Нижний. Наша сегодняшняя тема из Евангелия: «Как узнать Господа, когда он придет». А теперь присоединимся к хору молельного дома, исполнив вместе с ним «В объятиях Иисуса…»

Эта помощь запоздала минут на сорок, и я переключился на другой канал. Услышав знакомый голос, я сделал вывод, что это тринадцатый, и не стал терять времени зря:

— Капитан Полночь вызывает капитана Марси. Ответьте, капитан Марси.

— Говорит Марси, ЦУП Гонконга-Лунного. Что вы опять затеяли, Полночь, черт вас побери? Прием.

Я попробовал объяснить, не более чем в двадцати пяти словах, как я оказался на этой частоте. Он послушал, затем прервал меня:

— Полночь, что вы курили? Дайте поговорить с вашей женой — я верю ей больше.

— Она не может, потому что ведет этот самый лунобус.

— Погодите. Вы говорите, что едете как пассажир на луноходе «Услышь меня, Иисус». Это лунобус Лилибет Вашингтон. Почему им управляет ваша жена?

— Я же вам объяснял. Она ранена — тетушка Лилибет, а не моя жена. На нас напали бандиты.

— В этих краях нет бандитов.

— Совершенно верно, мы всех убили. Послушайте меня, капитан, и не делайте поспешных выводов. Нас атаковали. У нас трое убитых и двое раненых. А моя жена ведет машину. Из тех, кто на борту, это умеет делать только она.

— Вы ранены?

— Нет.

— Вы сказали: из тех, кто на борту, управлять луноходом умеет только ваша жена.

— Да.

— Давайте разберемся. Позавчера вы пилотировали космическое судно… или не вы, а ваша жена?

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org