Пользовательский поиск

Книга Кот, который ходил сквозь стены. Содержание - 15

Кол-во голосов: 0

Мао с довольным видом откинулся в кресле.

— Ха! — бросил Бозелл. — Сказать ему, мистер председатель? Или вы сами скажете?

— Я скажу. И с превеликим удовольствием. Джонсон, меньше года назад Совет нашего суверенного города принял крайне разумное решение, расширив его юрисдикцию на поверхность и недра в радиусе ста километров от муниципальной гермозоны.

— И объявил Добровольческие силы охраны порядка официальным подразделением правительства, — радостно добавил Бозелл, — в задачу которого входит поддержание порядка в пределах стокилометровой границы! Тебе конец, убийца!

Мао не обратил на него внимания.

— Как видите, Джонсон, вы, верно, полагали, будто у нас тут анархистская вольница и нет писаных законов, но ошибались. И понесете наказание за свои преступления.

(Интересно, как скоро кто-нибудь попытается таким же образом захватить власть в Поясе астероидов?)

— Мои преступления… они произошли меньше чем в ста километрах от Гонконга-Лунного? Или больше?

— Гм? Меньше. Намного меньше. Конечно же.

— А кто измерял?

Мао посмотрел на Бозелла:

— Сколько там было?

— Километров восемьдесят. Может, чуть ближе.

— Так что же произошло чуть ближе? — спросил я. — Майор, вы говорите о нападении бандитов на лунобус? Или о том, что случилось внутри лунобуса?

— Не приписывайте мне слов, которых я не говорил! Марси, скажите ему!

Лицо Бозелла внезапно приобрело озадаченное выражение. Он хотел что-то добавить, но промолчал. Я тоже не раскрывал рта.

— Ну, капитан Марси? — наконец спросил Мао.

— Чего вы от меня хотите, сэр? Когда начальник порта посылал меня сюда, он велел мне оказывать полное содействие… но не сообщать никакой информации по собственной инициативе.

— Я хочу знать все, что имеет отношение к случившемуся. Это вы назвали Бозеллу цифру в восемьдесят километров?

— Да, сэр. Семьдесят восемь.

— Как вы получили эту цифру?

— Измерил на мониторе на своей консоли. Обычно мы не печатаем спутниковые снимки, просто выводим их на дисплей. Этот человек… вы говорите, что его фамилия Джонсон, но я знал его как Полночь — если это одна и та же личность. Он связался со мной прошлой ночью в час двадцать семь, заявив, что находится в лунобусе, который едет из «Счастливого дракона», что лунобус атаковали бандиты…

— Ха!

— …и что атака была отражена, но водитель, тетушка Лилибет — госпожа Вашингтон — ранена, а стрелок…

— Все это нам известно, капитан. Расскажите о снимке.

— Да, председатель. Исходя из сказанного Полночью, я навел на цель спутниковую камеру и сфотографировал луноход.

— И вы определили, что лунобус находится в семидесяти восьми километрах от города?

— Нет, сэр, не лунобус. Другой луноход.

Наступила тишина, которую иногда называют «напряженной».

— Но это же полная чушь! Не было никакого…

— Минуту, Бозелл. Марси, вас сбила с толку ложь Джонсона. Вы наверняка видели лунобус.

— Нет, сэр. Лунобус я действительно видел, он появился у меня на мониторе. Но я сразу же заметил, что он движется, переместил камеру километров на десять назад, вдоль его следов… и там оказался второй лунобус, как и говорил Полночь.

Бозелл едва не разрыдался:

— Но… я говорю вам, что ничего не было! Мы с парнями обшарили все окрестности. Ничего! Марси, вы с ума сошли!

Не знаю, как долго еще Бозелл желал бы исчезновения лунохода, которого он не сумел найти, но его прервали — вошла Гвен. Душа моя тут же вернулась на место: теперь все будет как надо!

(Душа моя ушла в пятки в тот самый момент, когда я увидел тройную линию обороны на пути к кабинету Мао. Защита от наемных убийц? Не знаю. Меня беспокоило лишь одно — Гвен могут не пропустить. Надо было больше доверять моей маленькой великанше.)

Улыбнувшись, она послала мне воздушный поцелуй, затем повернулась и придержала дверь.

— Сюда, джентльмены!

Двое персональных полицейских Мао вкатили инвалидное кресло, в котором, откинувшись на спинку, полулежала тетушка. Оглядевшись, она улыбнулась мне и обратилась к председателю:

— Привет, Джефферсон. Как твоя матушка?

— С ней все хорошо, спасибо, госпожа Вашингтон. Но вы…

— Что еще за «госпожа Вашингтон»? Мальчик мой, я тебе пеленки меняла. Зови меня тетей, как всегда. Мне сказали, что ты собираешься дать медаль сенатору Ричарду, который спас меня от бандитов. Когда я об этом узнала, то подумала: «Джефферсон не слыхал о двоих других, которые заслуживают медалей не меньше, чем сенатор Ричард». Прошу прощения, сенатор.

— Вы совершенно правы, тетушка, — сказал я.

— Поэтому я привела их сюда. Гвен, милая, поздоровайся с Джефферсоном. Он мэр этой гермозоны. Джефферсон, Гвен — жена сенатора Ричарда. А Билл… где Билл? Билл! Иди сюда, сынок! Не тушуйся. Джефферсон, хотя сенатор Ричард действительно прикончил двоих злодеев голыми руками…

— Вовсе не голыми, тетушка, — возразила Гвен. — У него была трость.

— Помолчи, милая. Голыми руками и тростью. Но не будь рядом Билла, который действовал быстро и умело, я бы сейчас разговаривала не с вами, а с Иисусом. Но наш дорогой Господь решил, что мое время еще не пришло: Билл наложил заплатки на мой скафандр и спас меня, чтобы я могла и дальше служить Иисусу. — Тетушка взяла Билла за руку. — Джефферсон, это Билл. Проследи, чтобы он тоже получил медаль. И Гвен… иди сюда, Гвен. Эта девочка спасла жизнь всем нам.

Не знаю точно, сколько лет моей жене, но она определенно не «девочка». Однако это было наименьшим искажением фактов из всех, которые последовали за этим. Тетушка наговорила кучу вранья, и это еще мягко сказано. Гвен с ангельским видом кивала и поддакивала.

Дело было даже не столько в том, что факты не соответствовали действительности, но в том, что тетушка рассказывала о событиях, которые не могла наблюдать. Судя по всему, Гвен тщательно подготовила ее.

На нас напали две шайки бандитов, но они передрались между собой, что нас и спасло: в братоубийственной схватке погибли все, кроме двоих. Именно их я убил, действуя голыми руками и тростью против лазерных ружей. Восхищаюсь собственным героизмом.

Я точно знаю, что, когда совершались эти подвиги, тетушка по большей части была без сознания и лежала на спине: если она что-то видела, то лишь потолок лунобуса. Однако, похоже, она верила в то, что говорила. Вот тебе и свидетельства очевидцев.

(Нет, я вовсе не жалуюсь!)

Затем тетушка рассказала, как Гвен вела машину. Я сам не заметил, как задрал штанину, обнажив протез. Раньше я никогда такого не делал, но на этот раз решил продемонстрировать, почему не мог пользоваться им, находясь в стандартном скафандре, а значит не мог управлять луноходом.

Когда тетушка закончила свое цветистое повествование, Гвен покорила аудиторию — с помощью фотографий.

Слушайте внимательно. Гвен расстреляла все свои боеприпасы, шесть патронов, а затем, как всегда аккуратно, убрала «мияко» обратно в сумочку, достала «Мини-Гельвецию» и отсняла два кадра.

Камеру она слегка наклонила, поскольку на снимках были видны не только бандитские луноходы, но также трое мертвецов и один бандит, оставшийся на ногах. На другом фото Гвен запечатлела четыре тела и отъезжающий суперпончик.

Пожалуй, я не сумел бы восстановить точную хронологию событий, но с того момента, когда у Гвен закончились патроны, до того, как гигантское колесо покатилось прочь, прошло не меньше четырех секунд. Для съемки одного кадра быстродействующей камерой требуется примерно столько же времени, сколько для выстрела из полуавтоматического пистолета.

Отсюда возникает вопрос: что Гвен делала в оставшиеся две секунды? Потратила их впустую?

15

Предменструальный синдром: перед началом месячных женщины ведут себя так же, как мужчины — все время.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org