Пользовательский поиск

Книга Кот, который ходил сквозь стены. Содержание - 19

Кол-во голосов: 0

— Гм… — улыбнулся я. — Возможно, придется призвать на помощь здравомыслящее невежество и предубеждение.

— С тобой всегда так! Надевай свою ногу, дорогой. Хочу вытащить тебя отсюда и купить тебе хотя бы один комплект новой одежды, пока мы не уехали — твои штаны все в пятнах. Я плохая жена.

— Да, мэм. Слушаюсь, мэм. Где сейчас твой папа Манни?

— Ты не поверишь.

— Если речь не идет о перпендикулярном времени или одиноких компьютерах, поверю.

— Думаю… правда, в последнее время я не уточняла… думаю, что папа Манни сейчас в Айове вместе с твоим дядей Джоком.

Я замер с ногой в руке:

— Ты права. Не верю.

19

Мошенничество имеет границы, глупость же безгранична.

Наполеон Бонапарт (1769–1821)

Как спорить с женщиной, которая не желает с тобой спорить? Я ожидал, что Гвен начнет оправдывать свое абсурдное заявление, приводить всевозможные доводы, но она лишь проговорила с грустью:

— Так я и знала. Придется подождать, вот и все. Ричард, мы зайдем куда-нибудь еще, кроме «Мэйси» и главпочтамта, по дороге в Административный комплекс?

— Мне нужно открыть новый текущий счет и перевести на него деньги с моего счета в «Золотом правиле». Мой бумажник начал страдать малокровием.

— Дорогой, я же все время тебе говорю: деньги — не проблема. — Открыв сумочку, она извлекла пачку денег и начала отсчитывать стокроновые банкноты. — Само собой, мне оплачивают все расходы.

И она протянула деньги мне.

— Эй, спокойнее! — сказал я. — Оставь свои гроши себе, девочка. Это я взялся тебя содержать, а не наоборот.

Я ожидал услышать в ответ что-нибудь со словами «мачо», «мужская шовинистическая свинья» или хотя бы «совместное ведение хозяйства». Но вместо этого она зашла с фланга.

— Ричард, твой счет в «Золотом правиле» — он номерной? А если нет, то на чье имя?

— Гм? Нет, не номерной. Естественно, на имя Ричарда Эймса.

— Как считаешь, Сетос может этим заинтересоваться?

— Наш добрый хозяин? Милая, я рад, что ты думаешь за меня. — (По следу, который вел ко мне, такому же отчетливому, как отпечатки ног на снегу, вполне могли отправиться головорезы Сетоса, чтобы получить награду за мою тушку — живую или мертвую. Разумеется, конфиденциальны все банковские данные, не только номерные счета, но понятие «конфиденциальный» лишь означает, что для получения запретной информации нужны деньги или власть. У Сетоса имелось и то и другое.) — Гвен, давай вернемся и снова заложим мину в его кондиционер, только на этот раз с синильной кислотой вместо лимбургского сыра.

— Неплохо бы!

— Жаль, что у нас ничего не выйдет. Ты права: я не могу притронуться к счету Ричарда Эймса, пока действует штормовое предупреждение. Воспользуемся твоими деньгами — считай, что я беру у тебя взаймы. Будешь вести учет…

— Сам веди учет! Черт побери, Ричард, я твоя жена!

— Отложим драку на потом. Парик и костюм гейши оставь здесь. Сегодня у нас нет времени… поскольку первым делом мне нужно увидеться с ребе Эзрой. Если, конечно, ты не хочешь заняться своими делами, пока я занят своими.

— Ты что, сбрендил? Я с тебя глаз не спущу.

— Спасибо, мамочка. Именно такого ответа я ждал. Встретимся с ребе Эзрой, а потом отправимся на поиски живых компьютеров. Остальным займемся по возвращении — если останется время.

Было еще утро, и мы решили, что ребе Эзру бен Давида нужно искать в рыбном магазине его сына, напротив городской библиотеки. Ребе жил в комнате на задах магазина. Он согласился быть моим поверенным и послужить почтовым ящиком. Я рассказал о своих параллельных договоренностях с отцом Шульцем, а потом написал записку для Генриетты ван Лоон.

— Сейчас же перешлю с терминала моего сына, — кивнул ребе Эзра. — Через десять минут текст будет распечатан в «Золотом правиле». Или это срочно?

(Надо ли привлекать повышенное внимание к записке? Или согласиться на более медленную пересылку? В «Золотом правиле» явно что-то затевалось, и Хендрик Шульц мог кое-что знать об этом.)

— Срочную доставку, пожалуйста.

— Хорошо. Прошу меня извинить. — Он выкатился из комнаты и быстро вернулся. — «Золотое правило» подтвердило прием. Теперь о другом. Я ждал вас, доктор Эймс. Тот молодой человек, что был с вами вчера, — он ваш родственник? Или работник, которому можно доверять?

— Ни то ни другое.

— Интересно. Это вы послали его спросить меня, кто предлагает за вас награду и в каком размере?

— Нет, конечно! Вы ничего ему не сказали?

— Мой дорогой сэр! Вы же сами просили традиционные три дня на раздумье.

— Спасибо, сэр.

— Не за что. Он взял на себя труд разыскать меня здесь, не став дожидаться начала рабочего дня, и я предположил, что у него срочное дело. Поскольку вы о нем не упомянули, я сделал вывод, что это его срочное дело, а не ваше. Теперь же я полагаю, если только вы не станете утверждать обратного, что он замыслил против вас недоброе.

Я кратко изложил ему историю наших отношений с Биллом. Ребе кивнул:

— Знаете, что говорил по этому поводу Марк Твен?

— Наверное, нет.

— Если подобрать бродячую собаку, кормить ее и заботиться о ней, она тебя не укусит. В этом, по его мнению, состоит принципиальная разница между человеком и собакой. Я не вполне согласен с Твеном, но что-то в этом есть.

Я попросил его назвать сумму гонорара, заплатил не торгуясь и добавил немного на счастье.

Административный комплекс (иначе — Центр государственных учреждений, но это название употребляется только в официальных бумагах) находится на западе Луна-Сити, посреди моря Кризисов. Мы прибыли туда около полудня — туннель не был баллистическим, но поездка все равно оказалась недолгой. Через двадцать минут мы были на месте.

Полдень оказался не слишком удачным временем. Комплекс состоит из правительственных учреждений, и все они закрываются на часовой обеденный перерыв. Я решил, что неплохо бы пообедать и нам — завтрак остался в далеком прошлом. В туннелях комплекса имелось несколько столовых… но все места были заняты толстозадыми чиновниками или туристами в красных фесках. У «Ленивого Джо», «Мамочкиной закусочной» и «Антуана номер два» стояли очереди.

— Хейзел, я вижу впереди торговые автоматы. Может, сумею соблазнить тебя теплой кока-колой и холодным сэндвичем?

— Нет, не сумеешь. Рядом с автоматами есть общественный терминал. Позвоню кое-кому, пока ты ешь.

— Я не настолько голоден. Кому ты собралась звонить?

— Ся. И Ингрид. Хочу убедиться, что Гретхен добралась домой в целости и сохранности. Она могла угодить в засаду, как и мы. Надо было позвонить еще вчера.

— Только ради душевного спокойствия. Либо Гретхен вернулась еще позавчера вечером… либо уже поздно и ее нет в живых.

— Ричард!

— Ведь тебя тревожит именно это? Звони Ингрид.

Ответила сама Гретхен, которая тут же взвизгнула, увидев Гвен-Хейзел:

— Мама! Иди скорее сюда! Это госпожа Хардести!

Двадцать минут спустя мы закончили разговор, успев лишь сообщить, что остановились в «Раффлзе», а почту нужно отправлять на адрес ребе Эзры. Но дамы обожали бывать в гостях и обменялись заверениями о том, что вскоре нанесут друг другу визиты. Потом они обменялись поцелуями через терминал — бездарное употребление технологий, как мне кажется. И поцелуев.

Затем мы попробовали позвонить Ся… и на экране появился незнакомый мне мужчина, нисколько не походивший на ее дневного портье.

— Что вам нужно? — грубо спросил он.

— Я хотела бы поговорить с Ся, — ответила Хейзел.

— Ее нет. Отель закрыт по распоряжению санитарной службы.

— Не подскажете, где можно ее найти?

— Попробуйте связаться с начальником службы общественной безопасности.

Лицо исчезло с экрана. Хейзел с тревогой посмотрела на меня.

— Ричард, тут что-то не так. Отель Ся блистает чистотой, как и она сама.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org