Пользовательский поиск

Книга Кот, который ходил сквозь стены. Содержание - 28

Кол-во голосов: 0

— Знаю. Дикки пришлось завербоваться, поскольку его обложили со всех сторон. — (Откровенная ложь!) — А ты уверена, что тебя зовут Сэди? Лазарус называл в качестве пароля другое имя.

— Я ношу то имя, которое пожелаю, как и Лазарус. Господи, как я рада, что прошлой ночью ШКВ переместили в твой дом! Поцелуй меня еще раз.

Дядя не заставил себя долго ждать. В конце концов, я мягко заметил:

— Народ, может, не стоит этим заниматься на дороге? Здесь округ Пауэшик, Айова, а не Бундок.

— Не суйся в чужие дела, племянник. Сэди, штаб переехал сюда не прошлой ночью: это случилось три года назад.

28

Большинство никогда не бывает право.

Л. Лонг (1912-?)

Мы поехали обратно к дому. Хейзел сидела спереди, с дядей Джоком, я — сзади, с Пикселем и пакетами. Из-за Пикселя «Форд-Т» двигался бесшумно, словно призрак. (Действительно ли призраки двигаются бесшумно? Откуда вообще берутся эти клише?) Ворота открылись на голос дяди Джока, смертоносная защита не сработала — если она существовала. Зная дядю Джока, я подозревал, что защита была, но не та, что значилась на табличке.

На веранде нас встретили тетя Тил и тетя Сисси. Дядя Джок прошел в дом, а тетушки в это время приветствовали вхождение моей жены в Семейство с гостеприимством сельских жителей. Затем я передал котенка Хейзел, и меня расцеловали так же горячо, как Хейзел — моего дядю, но теперь нас не сбивала с толку временнáя петля. Господи, как же хорошо оказаться дома! Несмотря на бурную — временами — юность, с этим старым домом были связаны самые счастливые воспоминания в моей жизни.

Тетя Сисси выглядела сегодня, в 2177 году, старше, чем я ее запомнил при последней встрече — кажется, в 2183-м? Может, именно поэтому тетя Тил всегда выглядела одинаково? Периодические путешествия в Бундок могли творить чудеса.

Что, если все трое — нет, четверо, включая тетю Белден, — несли пятидесятилетнюю службу, одним из преимуществ которой являлся доступ к Фонтану молодости?

Что, если дяде Джоку было лишь около тридцати в физиологическом смысле и он сохранял лицо, шею и руки старика только для поддержания маскировки? (Не твое дело, Ричард!)

— Где тетя Белден?

— Уехала на день в Де-Мойн, — ответила тетя Тил. — Вернется к ужину. Ричард, я думала, ты на Марсе.

Я сверился с календарем у себя в голове.

— Если подумать, так оно и есть.

Тетя Тил проницательно посмотрела на меня.

— Ты что, в петле? Зациклился?

— Хватит! — бросил вышедший на крыльцо дядя Джок. — Такие разговоры запрещены, и вы все это знаете, поскольку соблюдаете Кодекс.

— Я не подпадаю под действие Кодекса, — быстро сказал я. — Что бы это ни значило. Да, тетя Тил, я зациклился. Вернулся из две тысячи сто восемьдесят восьмого года.

Дядя Джок метнул в меня тот грозный взгляд, который пугал меня лет в десять или двенадцать.

— Ричард Колин, что это значит? Доктор Хьюберт дал мне понять, что тебе приказано доложить о прибытии в штаб Корпуса времени. Я только что заходил в дом и позвонил ему, что ты уже здесь. Никто не может попасть в штаб, если не принес присягу и не соблюдает Кодекс. А если все же попадет, то обратно уже не выйдет! Раньше ты говорил, что у тебя нет проблем, но теперь можешь больше не врать и рассказать мне обо всем. Если смогу — помогу; кровь родная — не водица, так что давай, я слушаю.

— У меня и в самом деле нет проблем, дядя, но доктор Хьюберт все время пытается их создать. Ты всерьез полагаешь, что если я окажусь в штабе Корпуса времени, то могу не выйти оттуда живым? Я не приносил присягу Корпусу времени и не соблюдаю его Кодекс. Если ты говоришь серьезно, мне не следует являться в штаб Корпуса времени. Тетя Тил, можно нам переночевать? Или это стеснит тебя? Или дядю Джока?

Даже не взглянув в сторону дяди Джока, тетя Тил ответила:

— Конечно, ты можешь остаться здесь, Ричард, со своей очаровательной женой, на ночь и дольше, сколько захотите. Приезжай сюда, когда хочешь. Это твой дом, и он всегда останется твоим домом.

Дядя лишь молча пожал плечами.

— Спасибо! Где мне бросить эти пакеты? В моей комнате? И еще: нужно где-то устроить этого злобного представителя семейства кошачьих. Не осталось ли у вас ящика с песком от последнего помета котят? Пиксель уже завтракал, но, думаю, он с удовольствием выпьет немного молочка.

Тетя Сисси шагнула вперед.

— Тил, я позабочусь о котенке. Какой симпатичный!

Она протянула руку, и Хейзел передала ей Пикселя.

— Ричард, — сказала тетя Тил, — мы поселили в твоей комнате гостя, мистера Дэвиса. Гм… сейчас июль, и северная комната на третьем этаже, наверное, подойдет для вас с Хейзел…

— Хейзел! — вмешался дядя Джок. — Вот пароль, который сообщил доктор Хьюберт. Майор Сэди, это одно из твоих имен?

— Да. Хейзел Дэвис Стоун. Теперь — Хейзел Стоун Кэмпбелл.

— Хейзел Дэвис Стоун? — переспросила тетя Тил. — Ты не дочь мистера Дэвиса?

Моя жена внезапно оживилась:

— Возможно. Давным-давно меня звали Хейзел Дэвис. Это Мануэль Дэвис? Мануэль Гарсия О’Келли Дэвис?

— Да.

— Мой папа! Он здесь?

— Будет к ужину, надеюсь. Но… в общем, у него дела.

— Знаю. Я провела в Корпусе сорок шесть субъективных лет. Папа, думаю, примерно столько же. Мы почти не виделись — Корпус есть Корпус. Господи! Ричард, я сейчас расплачусь. Сделай так, чтобы я перестала!

— Я? Дамочка, я просто жду автобуса. Но можешь взять мой носовой платок.

Я протянул ей платок, и она промокнула глаза.

— Грубиян. Тетя Тил, надо было почаще его шлепать.

— Ты ошиблась с тетей, дорогая. То была тетя Эбигейл, которая уже покинула нас.

— Тетя Эбби грубо обращалась со мной, — заметил я. — Лупила меня персиковой розгой. И получала удовольствие.

— Лучше бы дубинкой. Тетя Тил, смертельно хочу увидеть папу Манни. Столько времени прошло…

— Хейзел, ты же видела его прямо здесь… вон там. — Я указал место на полпути к старому амбару. — Всего три дня назад. — Я поколебался. — Или тридцать семь дней? Тридцать девять?

— Нет-нет, Ричард! Ни то ни другое. По моему субъективному времени прошло больше двух лет. — Хейзел повернулась к остальным. — Для Ричарда все это в новинку. Он был завербован по его субъективному времени лишь на прошлой неделе.

— Меня никто не вербовал, — возразил я. — Поэтому мы здесь.

— Посмотрим, дорогой. Дядя Джок, я хочу кое-что тебе рассказать, но придется слегка нарушить Кодекс. Меня это не слишком беспокоит: я лунарка и не соблюдаю законы, которые мне не нравятся. А ты — поклонник строгой дисциплины и не станешь слушать разговоры о веселье, которое нас ждет?

— Ну… — медленно протянул дядя Джок. Тетя Тил фыркнула. Дядя Джок повернулся к ней. — Что ты смеешься, женщина?

— Я? Нет, я не смеюсь.

— Грррм. Майор Сэди, мои обязанности и мой долг подразумевают определенную свободу в толковании Кодекса. Я действительно должен это знать?

— По моему мнению, да.

— Это твое официальное мнение?

— Ну, если вопрос стоит так…

— Не важно. Пожалуй, лучше все рассказать, предоставив мне судить самому.

— Да, сэр. В субботу пятого июля, одиннадцать лет тому вперед, в две тысячи сто восемьдесят восьмом, ШКВ переместится в Нью-Харбор на временнóй линии номер пять. И ты тоже. Думаю, со всем семейством.

— Та самая информация, распространение которой должен запрещать Кодекс, — кивнул дядя Джок. — Она легко может создать положительную обратную связь, вызвав смешение сигналов и, возможно, панику. Но я могу спокойно воспринять ее и применить с пользой. Гм… можно поинтересоваться, с чем связано перемещение? Дело в том, что я вряд ли отправлюсь вместе с штабом, а мое семейство — тем более. У нас тут работающая ферма, и не важно, что за ней скрывается.

— Дядя, — прервал я его, — я не подчиняюсь никакому дурацкому Кодексу. Активисты с Западного побережья наконец прекратили болтовню и отделились.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org