Пользовательский поиск

Книга Не сотвори себе врага. Содержание - ЭКСПРОМТ

Кол-во голосов: 0

Из центра стекловидной массы, составляющей тело амебы, выдвинулись три тонких, гибких стебелька, на концах которых вздулись прозрачные пузырьки, превратившиеся в голубые глазки, пристально глядящие на Нефедова. Потом нарисовался большой рот с толстыми красными губами. Широкий плоский язык, раздвинув два ряда хищно оскаленных зубов, вылез наружу и влажно облизнул губы.

Нефедову пришла в голову мысль, что эта зверюга, успевшая закусить плавающей и бегающей мелюзгой, при случае, пожалуй, не откажется заглотить и кое-что покрупнее. Он рванулся вперед, судорожно вцепился руками в перекладины вбитой в стену металлической лестницы и начал карабкаться по ним вверх, стараясь одновременно стряхнуть амебу с ног.

Хищная тварь, почувствовав, что добыча может ускользнуть, подтянулась на ложноножках, резко бросила вперед все свое грузное, неуклюжее тело и вцепилась зубами в штанину нефедовских брюк. Материя затрещала, и амеба грохнулась вниз, яростно терзая половину брючины, оставшуюся у нее в пасти.

Нефедов только было облегченно вздохнул, как перекладина, за которую он держался, отвалилась, и он полетел вниз.

Удар о землю смягчило упругое тело амебы. Нефедов вскочил на ноги и бросился бежать.

В стене открылась дверь, и в помещение вошел человек, одетый в костюм стального цвета, с длинными, зачесанными назад светлыми волосами.

— Александр Алексеевич, остановитесь! — воскликнул он, хватая за руку пробегающего мимо него Нефедова.

Нефедов ошалело уставился на человека, который поначалу показался ему лишь частью окружающего кошмара.

— Успокойтесь, Александр Алексеевич, сейчас все будет в порядке.

Человек отошел чуть в сторону и строгим голосом громко крикнул:

— Чик! Чик! А ну-ка иди сюда, безобразник!

Откуда-то сверху в руки ему прыгнул маленький пушистый зверек, похожий на белку.

— А ну-ка немедленно приведи все в порядок! — приказал человек зверьку, и в тот же миг Нефедов оказался в своем подъезде, рядом с почтовыми ящиками.

Человек со зверьком в руках подошел к нему.

— Я покорнейше прошу извинить меня, дорогой Александр Алексеевич, но во всем виноват этот маленький негодник. Это Чик с планеты Тромп. Он совершенно безобидный зверек, и не выжить бы ему среди хищников, если бы не его способность к гипнотическому внушению весьма реалистичных, как вы могли убедиться, образов. Он обороняется от врагов, превращая для них в реальность самые ужасные картины, которые только приходят им в головы. Вы, должно быть, чем-то сильно напугали Чика, и он включил свою самооборону на полную мощность.

— Это еще вопрос, кто кого напугал, — криво усмехнулся Нефедов.

Он все еще не мог прийти в себя после пережитого. Образы кошмара были настолько живыми и яркими, что невозможно было поверить в то, что это всего лишь игра воображения.

— Александр Алексеевич, дорогой, уверяю вас, все, что вы видели и чувствовали, — всего лишь плод вашей собственной фантазии. Никакой реальной угрозы вашей жизни и здоровью не было. Посмотрите на часы.

Нефедов, машинально выполнив команду, взглянул на часы. Было без десяти минут девять. С того момента, как он вошел в подъезд и оказался в кошмарном ангаре, прошло только пять минут.

— Ну посмотрите, какой это милый зверек! — Человек почесал Чику шейку. Зверек блаженно зажмурил глаза. — Не бойтесь, погладьте его.

Нефедов протянул руку и пальцем осторожно почесал Чика за ухом. Чик злобно оскалил мелкие острые зубки. Нефедов отдернул руку и подозрительно посмотрел на своего собеседника.

— Послушайте, а откуда вы знаете мое имя? Кто вы такой? Откуда вы взялись здесь со своим Чиком?

— Я? — Незнакомец смущенно пожал плечами и стал растворяться в воздухе. — Меня здесь вообще нет. Меня здесь и не должно быть.

Сказав это, он исчез полностью.

Нефедов посмотрел вниз, на свои раскисшие от воды ботинки и по колено оборванную брючину, и коротко, нервно усмехнулся. Достав ключ, он открыл почтовый ящик. На газете, которую он оттуда вытащил, стояло завтрашнее число.

ЭКСПРОМТ

Однажды холодным январским днем, когда небо было серым, а на землю с него вместо снега падал холодный дождь, асфальт был залит лужами воды, на дне которых таился предательский лед…

Бывает же, черт возьми, такая омерзительная погода в январе!

Так вот, именно в такой отвратително-мокрый январский день Сулейман Сулейманович Кадыров запрыгнул в тамбур пригородной электрички, которая, если верить расписанию, уже семнадцать минут как должна была находиться в пути.

Двери захлопнулись сразу же за спиной Сулеймана Сулеймановича.

Такую резвость Сулейман Сулейманович проявил вовсе не потому, что дождливая январская погода навеяла ему воспоминания о весне и о сопутствующем ей подъеме духа, а просто потому, что он опаздывал. Катастрофически опаздывал!

Стоя в тамбуре, прислонившись спиной к закрытым дверям с выбитыми стеклами, Сулейман Сулейманович тяжело переводил дух. Он расстегнул свой кожаный плащ, освободил потную шею от мохерового шарфа и, стянув с головы треух из енота, стал обмахивать им разгоряченное лицо.

В тамбуре было жутко накурено да еще омерзительно пахло мочой и чебуреками.

И то ли от этой вони сделалось Сулейману Сулеймановичу нехорошо, то ли атмосферное давление резко подскочило по причине промозглой погоды, да только лицо у него вдруг скукожилось, покрылось мелкими морщинками, а в глазах блеснули слезы.

И сделал шаг Сулейман Сулейманович, и открыл он дверь в вагон, и вошел в него. И жалобно, со слезой в дрожащем, надтреснутом голосе произнес:

— Милостивые государи и государыни!

Господа!

И оставшиеся еще товарищи!

Сограждане!

Братья и сестры!

К вам взываю я!

Только полнейшая безысходность и гложущая душу тоска по далекой, оставленной еще во младенчестве родине заставили меня обратиться к вам за поддержкой и помощью!

Сам я не местный, родом с планеты Малая Вагранка, что в созвездии Весовщика. С малых лет я сирота. Оба моих родителя, бабка с дедом, тетка с дядькой, брат с сестрой и тещин шурин, сватавшийся за сестру, прихватив меня, младенца неразумного, бежали с нашей родной планеты, потому что подвергались на ней необоснованным репрессиям местного генсека-кровопийцы-мироеда. В районе Солнечной системы из-за пьяницы шурина мы попали в аварию и горой железных обломков рухнули на Землю. Впоследствии наше падение было названо Тунгусским феноменом. В живых остался только я один. Меня подобрали местные якуты, выходили, выкормили и, по причине необычности моего внешнего вида, стали использовать в качестве тотемного божка. Молились они на меня, жертвы мне всякие приносили, моржовым жиром мазали, но не обижали.

В период повальной коллективизации, когда всех якутов сослали в Краснодарский край, меня поймал в лесу оперуполномоченный. Пригрозив «маузером», он усадил меня в опломбированный вагон и отправил в Москву.

В Москве я попал сначала на Лубянку, потом на Петровку, а в конце концов — в институт Склифосовского, где мне отрезали лишнюю руку, пришили недостающую ногу и вырезали аппендицит. Так я стал инвалидом детства.

Но и это еще не все. После этой экзекуции меня перевели в институт имени Сербского, где в течение пяти лет мне вправляли мозги, якобы вывихнутые при аварийной посадке на Землю!

Получив наконец справку о полной своей невменяемости, я стал полноценным советским человеком.

Пересказывать мою дальнейшую жизнь не имеет смысла: каждый из вас может вспомнить свою и прослезиться.

За всю свою тяжкую трудовую жизнь я не смог скопить никаких сбережений. И теперь, когда я вышел на пенсию, мне не на что купить обратный билет, чтобы вернуться на свою историческую родину.

Братья по разуму!

Люди добрые!

Помогите, кто чем может!

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org