Пользовательский поиск

Книга Не сотвори себе врага. Содержание - ЖИВОЕ СЛОВО

Кол-во голосов: 0

— Погоди, погоди, — охладил его решительный порыв Штольц. — Тут ты, по-моему, хватил лишнего. Что же это будет за видеоком без изображения?

— Суть не в названии. Новый аппарат можно будет называть аудиокомом. Но, главное, представьте себе: я сижу дома. — Василис опустился в кресло. — Надел на объектив видеокома видеопроектор. — Он прикрыл ладонью воображаемый объектив. — Вдруг раздается звонок вызова. С огромного экрана, — широкими взмахами рук Василис очертил в воздухе соответствующие размеры, — ко мне в дом лезет надоевшая мне за день физиономия, естественно, я не имею в виду вас, шеф! — и настойчиво требует, чтобы я ей ответил. Ответьте, какое у меня при этом возникает желание?

Штольц озадаченно хмыкнул.

— Именно! Вы угадали, шеф! Разбить этот чертов экран! Вдребезги! — Василис стремительно подался вперед. — Так давайте же облегчим людям жизнь. Пусть аудиоком звонит, а его хозяин сам решает, отвечать ему на этот вызов или нет.

— А как же видеопроекторы? Кто их тогда будет покупать?

— Ну, наверное, не все и не сразу решатся сменить видеокомы на аудио. К тому же мы распродали уже огромное количество видеопроекторов и, по оценкам маркетинговой службы, в ближайшее время спрос на них резко пойдет на убыль.

Штольц задумался. Василис нервно ерзал в кресле.

— Хорошо, — изрек наконец свое решение Штольц. — Ближайший совет директоров в пятницу. Готовься.

* * *

Заседание совета Василис благополучно проспал. Только в полдень его разбудил настойчивый звонок видеокома.

— Я слушаю, — произнес Василис.

Он блаженно раскинулся на постели и даже не открыл глаза, зная, что тот, кто так упорно желает увидеть его, любуется в данную минуту картиной кораллового рифа.

— Господин Василис, шеф просил разбудить вас и передать, что совет директоров одобрил выпуск пробной партии предложенных вами аудиокомов.

— Спасибо, Лора. — Василис с наслаждением потянулся. — Честно признаться, я ни секунды не сомневался, что эта моя идея будет одобрена.

— А себе вы тоже поставите этот новый аудиоком без экрана? — Игриво поинтересовалась Лора.

— Непременно, — заверил ее Василис.

— Василис!

Василис вздрогнул, услышав прозвучавший из динамика видеокома голос Штольца, который, судя по недовольным интонациям шефа, явился в его комнату из глубин пространства вовсе не для того, чтобы порадовать его какой-нибудь приятной новостью.

— Да, господин Штольц, — произнес Василис, задержавшись с ответом всего на пару секунд.

— Ты начинаешь откровенно манкировать своими обязанностями, Василис! — зловеще прорычал Штольц.

— Ну что вы, господин Штольц! — с искренним возмущением ответил Василис.

— Если хочешь сохранить свое место в компании…

— Конечно, господин Штольц, — не дослушав того, что собирался сказать ему шеф, с готовностью согласился Василис.

— …придется тебе и впредь обходиться без аудиокома. — По окончании фразы, столь опрометчиво прерванной Василисом, в голосе Штольца прозвучали откровенно издевательские нотки.

— Но, господин Штольц…

— И пользоваться видеопроекторами я тебе тоже запрещаю, — перебил Василиса Штольц. — Объектив твоего видеокома должен быть всегда открыт.

Понимая всю тщетность подобных действий, Василис все же предпринял попытку сохранить за собою хотя бы часть свободного пространства:

— Но, господин Штольц, обычно меня будит по утрам Лора. Нам обоим будет в высшей степени неудобно, если она застанет меня в неглиже.

— Я избавлю Лору от необходимости наблюдать за твоим утренним туалетом, — усмехнулся Штольц. — Отныне будить тебя по утрам станут все сотрудники компании в соответствии с установленным графиком.

— Но…

— Кстати, на всякий случай я распорядился, чтобы каждое утро тебе звонил не один человек, а трое-четверо. Так что не удивляйся тому, что отныне по утрам в твоем доме будет много незнакомых людей.

— Это жестоко! — возмущенно воскликнул Василис.

— Я знаю, — ответил Штольц, вложив в эти слова весь имевшийся у него сарказм.

— Каждый человек имеет право на одиночество!

— Жду тебя завтра утром, Василис, — усмехнулся Штольц.

Видеоком пропел короткую мелодию отбоя.

Василис посмотрел на прикрытый видеопроектором объектив видеокома, слез с кровати, прохлопал босыми пятками по полу и, сняв с объектива насадку, в сердцах зашвырнул ее в соседнюю комнату.

— Спрашивается, чего ради я старался? — изрек он и, заглянув в объектив, скорбно развел руками.

ЖИВОЕ СЛОВО

Тяжелую утреннюю дремоту расколол звонок.

Сначала Зараеву показалось, что это во сне, но, когда он открыл глаза, в дверь снова коротко, но требовательно позвонили.

Зараев с трудом оторвал от смятой подушки тяжелую голову.

— Кого там в такую рань, — недовольно пробормотал он, проведя по горячим губам сухим, похожим на наждачную бумагу языком.

Звонок тренькнул еще раз.

Зараев встал, натянул черные, продранные на коленях спортивные штаны и пошел открывать.

За дверью стоял невысокий, худенький, аккуратно одетый юноша с черными, коротко остриженными волосами и большими очками с толстыми линзами на маленьком вздернутом носу.

— Тебе чего? — хриплым спросонья голосом спросил Зараев.

— Мне Геннадия Константиновича Зараева.

— Ну, я Зараев.

Юноша удивленно дернул левой бровью.

— Я корреспондент газеты «Утренний Курьер». Валентин Селимов. Я хотел бы взять у вас интервью.

— Интервью? — Зараев наморщил лоб, стараясь сообразить, по какому поводу он мог бы дать интервью. Воспаленный, гудящий, а временами даже позвякивающий мозг напрочь отказывался мыслить. — Послушай, Валь, сгоняй за пивком. — Зараев заговорщически подмигнул корреспонденту. — Тогда и поговорим.

По лицу корреспондента скользнуло удивление.

— Хорошо, — согласился он. — Я быстро.

И, повернувшись к Зараеву спиной, запрыгал вниз по лестнице.

Первым делом Зараев прошел на кухню и долго, отдуваясь, прямо из-под крана пил холодную воду. В комнате он открыл пошире окно, чтобы выветрить тяжелый, застоявшийся, спертый воздух, наполненный табачным смрадом и спиртовым перегаром. На неубранную кровать он набросил узкое зеленое в пятнах покрывало. Собрал раскиданные по углам бутылки и, проверив, не осталось ли в них чего, аккуратными рядками составил под столом.

Снова позвонили в дверь — вернулся корреспондент. Зараев с чувством глубочайшего облегчения увидел у него в руках упаковку с шестью банками пива.

— Проходи! Проходи, гость дорогой! — широко распахнул перед ним дверь Зараев.

Валентин прошел в комнату, сел на указанный Зараевым стул и поставил пиво на стол. Незаметно от хозяина, он с удивлением и любопытством осмотрел убогую комнату, в которой не было ничего, кроме низкой кровати, стола с ободранной крышкой и колченогого стула, на котором он сидел. Полы были покрыты грязно-серым, давно не мытым линолеумом с черными полосами от резиновых подошв. Бледно-зеленые обои с незамысловатым геометрическим узором были где затерты до черного сального блеска, где ободраны, где расцвечены записанными на них телефонными номерами, именами и черными с коричневатым ободком кляксами от затушенных сигарет.

Зараев торопливо откупорил банку, слизнул языком выползшую из отверстия пену и с наслаждением размазал ее языком по нёбу. Пил он неторопливыми, мелкими глотками.

— Уф! — блаженно выдохнул он, отпив полбанки. — Жизнь снова обретает краски.

Зараев протер глаза ладонями и с любовью и нежностью посмотрел на своего нежданного благодетеля.

— А сам-то ты что? — забеспокоился вдруг он и широким, радушным жестом пригласил Валентина к участию в общем празднестве. — Угощайся!

Опорожнив банку, Зараев, раскинув руки в стороны, отвалился к стене. Похмельное напряжение ослабло, тело обрело привычную легкость, голова могла функционировать в привычном режиме, без перегрева.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org