Пользовательский поиск

Книга Не сотвори себе врага. Содержание - ПРАЗДНИК ПАДАЮЩИХ ЛИСТЬЕВ

Кол-во голосов: 0

— Хорошо, — ответил я.

А что еще я мог ответить человеку, которому принадлежит мой катер и который оплачивает мое участие в гонках? Он мог бы попросить меня проиграть гонку, и я все равно ответил бы: «Хорошо».

Инотти снова сидел у меня на хвосте, когда я вышел к мишеням, установленным в середине дугообразного отрезка трассы. От злости на Саттона, выходя на огневой рубеж, я выкинул коленце: резко бросил катер в сторону, направив его не к первой, ближайшей к кромке и поэтому наиболее удобной для лидера мишени, а к третьей. Инотти, уже нацелившийся на вторую от кромки мишень, заметил мой финт и, решив выйти вперед, круто заложил влево, выводя катер на оставленную мною первую мишень.

Позиция для стрельбы у меня была неудобной, и я полностью сосредоточился на прицеле. В прицел попадал только самый край выбранной мишени, но я все же решился выстрелить. И не промахнулся.

— Что это за кренделя ты выделываешь, — зашипел мне в ухо Гюло.

— Борюсь с Инотти, — буркнул я в ответ и посмотрел на монитор, чтобы выяснить, где же сейчас находится мой соперник.

Голубого креста, обозначающего катер Инотти, на экране не было.

— Где Инотти? — недоуменно спросил я у Гюло.

— Инотти сошел с трассы, — каким-то странным, сдавленным голосом ответил он.

— Я не вижу его на экране.

— Пытаясь выйти к первой мишени, Инотти сбил контрольный буй.

— Он вылетел за гравитационную границу?

— Да.

Еще сам не понимая, что собираюсь сделать, я включил усиленный форсаж правого маршевого двигателя и почти на одном месте развернул катер. Теперь я видел катер Инотти в иллюминатор. Казалось, что он стоит неподвижно, но я знал, что из сопел всех его двигателей сейчас вырываются струи пламени, невидимые на раскаленном фоне пылающей звезды. Только столб этого невидимого пламени пока еще удерживает катер невдалеке от контрольных буйков, борясь с чудовищной силой, неумолимо затягивающей в кипящую глубину.

— Что ты собираешься делать? — взволнованно почти прокричал Гюло.

И тут же голос Саттона:

— Тони, продолжай гонку! Инотти займутся спасатели!

Кто-кто, а уж я-то прекрасно знал, что спасателей поблизости нет, и вообще, сумеют ли они подоспеть вовремя и вытянуть Инотти прежде, чем он сожжет все свое топливо?

Я повел свой катер назад, к Инотти.

— Черт возьми, Тони! — заорал в наушнике Саттон. — Немедленно развернись и продолжай гонку! Я приказываю тебе! Слышишь, ты!..

Я сорвал микрофон с уха и бросил на пол.

— Пропади ты… господин Саттон, — выругался я, но Саттон, к сожалению, услышать этого уже не мог.

Разогнав катер до максимальной скорости, я направил его по крутой дуге так, чтобы едва коснуться линии контрольных буйков в том месте, где завяз Инотти. Маневр удался. Ударившись бортом о бакен, я выбросил магнитный захват и зацепил им катер Инотти. Мой «Гепард» конвульсивно дернулся, развернулся носом от Солнца и, протяжно ревя, замер на месте.

«Гепард» хорош в свободном беге, а на то, чтобы вытащить катер Инотти, силенок у него, конечно же, не хватило. Лучшее, на что мы вместе с ним могли надеяться, — это удержаться на месте до подхода спасателей. Запас топлива был израсходован только наполовину, но сейчас все двигатели работали на предельной тяге и топливо сгорало раз в пять быстрее, чем на трассе. Значит, времени у нас в запасе было около десяти минут.

Я посмотрел на экран монитора — как там положение на трассе?

Первым шел Лунни!

Наконец-то этому парню повезет и он займет призовое место.

На хвосте у него сидел Шварцкопф. Сапронов же безнадежно отстал. Когда он наконец пересядет со своей клячи на приличный катер?

Я поднял с пола наушник и приложил его к уху.

— Гюло, ты меня слышишь?

— Слышу. Что ты наделал, Тони. Саттон зол, как бешеный слон.

— Бог с ним, с Саттоном. Спасательные корабли далеко от нас?

— Не очень. — Гюло замялся. — Но… Тони, бросай катер Инотти! — выпалил он вдруг. — Ты его все равно не вытянешь, а тебя самого понемногу стаскивает к гравитационной границе!

— Передай от меня привет победителю. Похоже, это будет Лунни, — сказал я и отложил микрофон с наушником в сторону.

Мне не хотелось ни говорить, ни слушать кого бы то ни было. Я сделал то, что должен был сделать в сложившейся ситуации, и сейчас уже не время что-либо менять. В конце концов, очень может быть, что Инотти сорвался с трассы именно из-за моего дурацкого виража возле мишеней.

Двигатель «Гепарда» заревел на более высоких тонах. Мой черный крестик начал заметно сползать к краю экрана. Это означало, что у Инотти кончилось топливо и мой «Гепард» ведет борьбу с проклятым светилом за двоих. И вряд ли его хватит надолго.

В этот момент что-то лязгнуло о корпус катера, и в иллюминаторе прямо передо мной, выдувая мне в лицо струи огня, завис, зацепив «Гепарда» магнитным захватом, катер Лунни.

Не знаю, кто придет к финишу первым, но, если спасатели успеют нас вытянуть, я всегда буду считать победителем этой гонки именно Лунни.

ПРАЗДНИК ПАДАЮЩИХ ЛИСТЬЕВ

Старик круид сидел на верхней ступени крыльца. Он был очень стар. Его длинные волосы и борода были не просто седыми, а бесцветными, словно полинявшими от времени. Он был одет в серую, из грубой материи рубаху до колен. Узкие длинные ладони старика, перевитые синими венами, лежали на коленях. Кончики пальцев мелко подрагивали. Напустив на глаза складки век, старый круид вслушивался в ритмичный стук ладоней по полому стволу дерева вак.

— Там! Та-та-та-там! Там! Там! — старательно выстукивал по обрубку ствола, лежащему у него на коленях, молодой круид.

Он приходился внуком старому Каа-Си, и именно поэтому старик был особенно беспощаден к нему во время занятий. У Гаат-Мо уже взмокла рубашка на спине и по лицу текли крупные капли пота, а отбитые ладони уже почти не ощущали ударов по дереву. Он запрокинул голову назад, думая только о том, что если снова собьется с ритма, то дед не отпустит его уже до самого вечера.

Чуткий слух старика уловил звук стукнувшей калитки. Каа-Си сделал знак рукой, требуя от внука прекратить бой, но Гаат-Мо смотрел в небо и продолжал стучать.

— Остановись! — пришлось прикрикнуть Каа-Си.

Гаат-Мо, тяжело переводя дух, принялся обтирать лицо рукавом рубахи.

На дорожке, ведущей к крыльцу, показались двое.

Один из них был хорошо знаком старику — это был землянин по имени Маак-Сим, уже третий год живущий на Круиде. Второй был тоже землянин, но его Каа-Си видел впервые. Этот второй нес в руке небольшой ящик с ручкой — один из тех аппаратов, которые земляне постоянно таскают с собой.

Подойдя к старику, Маак-Сим, приветствуя его, приложил правую руку к левому плечу, а затем, в знак особого почтения, дотронулся кончиками пальцев до лба. Второй землянин повторил его жест.

— Мир тебе, Каа-Си, умерший двенадцать лет назад, — сказал Маак-Сим.

Максим Кардов, социолог и лингвист из группы контактеров, работающей на Круиде, прекрасно знал все местные традиции.

— Мир тебе, Маак-Сим, — ответил старик, приложив руку к плечу.

Только после этого Максим повернулся к Гаат-Мо и поздоровался с ним.

Каа-Си предложил гостям присесть рядом с ним на крыльцо.

— Позволь представить тебе, Каа-Си, моего друга. Его зовут Ник Сайфер. Он прилетел с Земли для того, чтобы снять фильм о вашей планете. Все люди на Земле смогут увидеть, как живут их братья на Круиде.

Каа-Си одобрительно кивнул головой. Он знал, что такое фильм, — земляне не раз показывали круидам фильмы о Земле. Что ж, пусть и на Земле увидят фильм о Круиде.

— Твой друг прилетел вовремя, — сказал Каа-Си. — Через два дня наступит Праздник Падающих Листьев. Я приглашаю тебя, Маак-Сим, и твоего друга быть гостями праздника в этом году.

— Спасибо, Каа-Си, твое приглашение — огромная честь для нас, — поблагодарил Максим.

Комментарии(й) 0

Вы будете Первым
© 2012-2019 Электронная библиотека booklot.org